РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13667
Подписчиков:12704
Организаций:7557
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 11.12.2016
Доллар (USD): 63,3028 руб.Евро (EUR): 67,2086 руб. Золото: 2378,98 руб. Серебро: 34,86 руб. Платина: 1907,01 руб. Палладий: 1512,18 руб.
Рекламное место сдается
Италмакс
Фабберс
Золотой сезон
Coglar
Нефрит
Золотая Сова
Legor
Альфа-Металл
Ювелир Дизайн
aurten.ru
Аурис драгоценные металлы
ГлавнаяПубликацииСтатьи
Интервью: Максим Шкадов, генеральный директор производственного объединения “Кристалл”


Производственное объединение “Кристалл" производит треть мирового объема дорогих бриллиантов. Камни от гранильного завода “Кристалла" в Смоленске оптом закупают ювелирные дома Tiffany, Chopard и Cartier, но гендиректору “Кристалла" Максиму Шкадову этого мало. Недавно он заявил, что “Кристалл" с оборотом 350 млн. готов покупать у российского алмазного монополиста — “Алросы" сырья на 1 млрд, затем предложил создать алмазную ОПЕК, а чтобы удержать смоленский завод на плаву в разгар бриллиантового кризиса, начал торговать ценными бумагами и сделал дизайнером изделий завода певицу Валерию.

— Вы говорите, что “Кристалл" готов покупать у “Алросы" алмазов на 1 млрд. в год. Что вы с таким количеством алмазов будете делать и откуда найдете деньги?

— Это был наш ответ на заявление представителя индийской промышленности о намерении приобретать российские алмазы на эту сумму. Я скорее имел в виду готовность российских производителей бриллиантов к этому шагу. Деньги при желании можно найти. Главное — чтобы нам дали возможность покупать столько сырья, а мы бы сумели его переработать.

По-хорошему мировым производителям алмазов стоит взять в руки регулирование рынка и создать что-то наподобие алмазной ОПЕК. Складывается ситуация, когда порой выгоднее перепродавать алмазы, чем обрабатывать, — бриллианты стоят дешевле необработанного сырья. Если бы добывающие компании начали контролировать рынок, это уберегло бы отрасль от скачков, спекуляций, а диамантеров поставило бы в конкурентные условия.

Подчеркну принципиальный момент: речь не идет о ценовом сговоре или квотировании добычи. Рынок нуждается в регулировании и понятной политике продаж алмазного сырья.

— В 2005 г. вышел указ, разрешающий гранильным предприятиям операции за рубежом — вывозить на давальческую огранку до 15% купленного в России алмазного сырья. Считалось, что именно “Кристалл" его пролоббировал. Он вам не помог?

— В эти 15% помимо обработки алмазов входит и их продажа за рубеж. С ростом цен на алмазы ассортимент неэффективного для обработки сырья расширяется, и для выживания участники рынка предпочитают эту квоту использовать только для продажи на экспорт. Намерение было благое, но эти пресловутые 15% — капля в море. Мы как Российская ассоциация производителей бриллиантов сейчас пытаемся лоббировать, чтобы из этой 15%-ной квоты убрали так называемую давальческую составляющую. Тогда мы смогли бы организовать собственные производственные филиалы и в странах СНГ, где потенциал пока еще велик, и в Индии, и в Китае — где угодно. Но пока этот проект в стадии обсуждения, и когда будет реализован, трудно сказать. Мы свои предложения, когда этот указ подписывался, уже давали — их никто, к сожалению, не услышал.

— У госкомпании, кажется, не должно быть проблем во взаимодействии с чиновниками.

— Мы пытаемся лоббировать. Минфин разделяет нашу позицию. Нам активно помогает Алмазный совет Якутии. Но вопросов еще очень много. Сейчас пытаемся утвердить на общегосударственном уровне систему национального стандарта на бриллианты, в которой принимают участие “Алроса" и “Алмазювелирэкспорт".

Это еще один бич на рынке, когда под видом бриллиантов в России может продаваться все, что угодно. С другой стороны, добровольная сертификация — наше рыночное преимущество. Если хотите честный товар, идите к нам и получите его с гарантированными характеристиками. Пока бизнес идет по этому пути развития. У нас просто законы некоторые не работают, а принципы-то существуют.

— Из чего складывается структура доходов “Кристалла"?

— Практически 70% — это оптовые продажи бриллиантов на экспорт. 20% — это реализация через сеть своих зарубежных компаний. Около 6% — прямые продажи зарубежным ювелирным компаниям, 4% — внутренний рынок. “Кристалл" занимает около 30% мирового рынка бриллиантов премиум-класса.

— А какой объем продаж приходится на Россию?

— Небольшой — около 4% от всей выручки. Но потенциально этот показатель может быть гораздо больше. Есть нюансы в сфере законодательства, которые сдерживают факторы роста. Во всем мире НДС либо налог с продаж наступает на уровне розницы, и это нормально, а у нас НДС наступает на стадии покупки бриллиантов для производства ювелирных изделий. Это ведь просто замороженные деньги!

— Прошлый год был неудачным для мировой бриллиантовой отрасли: предложение алмазного сырья на рынке резко увеличилось, на рынке образовалось избыточное предложение бриллиантов. Как это отразилось на вашей компании?

— Рынок действительно переживает кризис. Из-за спекуляций на рынке алмазов сырье за последние три года подорожало почти на 50%, а стоимость бриллиантов — максимум на 10%. Рентабельность бизнеса оказалась под угрозой. Год мы закончили без убытков, но и без существенного роста. Выручка в прошлом году из-за негативной конъюнктуры почти не превысила уровень 2005 г. в 350 млн. Но сейчас ситуация начинает понемногу выправляться. Мы отрабатываем разные схемы развития, пытаемся самостоятельно привлекать средства и дополнительные деньги на развитие.

— Каким образом?

— Занялись операциями на фондовом рынке — у нас очень профессиональная команда финансистов, в основном работаем с портфельными инвестициями в российские бумаги. Кстати, это приносит неплохой доход — более 100 млн. руб. Но это скорее вынужденная мера, чтобы сократить издержки по привлеченным кредитам. Начали усиливать направление внутреннего рынка.

— Около двух лет назад “Кристалл" занялся розницей — запустил ювелирную сеть “Смоленские бриллианты". Какие планы насчет этого проекта?

— Он активно развивается. Сейчас у нас семь магазинов, в этом году откроется еще пять в регионах Центрального федерального округа: Белгород, Орел, Брянск, Липецк, Курск. Развивается сибирское направление — открыли магазин в Красноярске, еще будут Новосибирск и Томск. Всего в России будет около 15 магазинов. По странам СНГ создали совместное розничное предприятие с нашими коллегами из Винницы, в течение года будут открыты пять магазинов в Киеве, Харькове, Донецке и Днепропетровске. Уже работают магазины в Минске и Ереване.

— По сравнению с розничными проектами других производителей ювелирных изделий — подконтрольного Льву Леваеву Московского ювелирного завода, обещающего открыть до 150 ювелирных магазинов, — или с проектом холдинга “Яшма", где уже более 200 точек, темпы скромные…

— Это непростое направление, и сделать из розницы основной источник доходов невозможно. Тот ассортимент бриллиантов, который мы выпускаем, в магазинах полностью никогда не продашь. Тем более в России. У этого рынка большой потенциал, но наш основной и приоритетный бизнес — продажи через дилерские центры.

— Какие ювелирные производители покупают у вас бриллианты?

— Спектр покупателей широкий: в России это наш дочерний ювелирный центр “Кристалл", Московский экспериментальный ювелирный завод, компании “Ювэст", “Эстет", некоторые другие игроки. За рубежом самый известный и давний клиент — Tiffany. Он же, пожалуй, единственный из наших прямых покупателей. Через наши дилерские центры продукцию закупают ювелирные дома Cartier и Chopard. Большинство ювелирных изделий этих компаний продается с бриллиантами “Кристалла".

— У вас были планы создать совместное предприятие с ювелирным ритейлером Damas в Дубае…

— Да, мы создали СП на паритетных началах. Выпускаем для этой сети коллекцию Kristall Collection, она достаточно активно реализуется через торговую сеть Damas. У нас много совместных проектов, они хотят попробовать свои силы на российском рынке. Кроме того, существует такой проект, как Damas Cut — специальная огранка под камни для этой сети, которую мы разработали. Еще мы внедрили специальную форму огранки Dubai Cut для крупных бриллиантов, которые продаем в арабские страны. Это, пожалуй, самый мощный наш проект из имиджевых, он развивается при поддержке правительства Дубая.

— Сколько стран покупает у вас бриллианты?

— Практически все развитые страны — от Японии до США и Канады. Часть продукции продается через зарубежные “дочки" “Кристалла": у нас шесть собственных дилерских центров за рубежом — в Антверпене, Гонконге, Тель-Авиве, Дубае, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

— Кто ваши основные конкуренты?

— Мы разделяем конкурентов на два направления — конкурентов на рынке сырья и на рынке бриллиантов. На сырьевом рынке это серьезные игроки, например группа Леваева, индийские компании. По бриллиантам картина иная: гранильных предприятий в мире масса. Но никто не производит качественные бриллианты в таких объемах, это факт. Существуют большие предприятия в Индии и Китае с большим количеством народа. Но посмотрите на эти предприятия — они похожи на социалистические коровники. Там низкая себестоимость, но обрабатывается дешевое сырье. И качество соответствующее. По нашим стандартам эти бриллианты — полуфабрикаты.

— Как удается с ними конкурировать?

— Мы работаем в другой — премиальной — нише.

— Насколько премиальной?

— Средняя цена наших бриллиантов — около $1300 за карат.

— А у китайских и индийских производителей?

— Их себестоимость ниже нашей продукции в три раза. Но опасность в том, что в Индию и Китай уходит все более значительная часть сырья. Азиатские производители начинают спекулировать дешевизной огранки и, грубо говоря, хапают все подряд, в том числе сырье из того сектора, в котором мы работаем. Фактически рынок перераспределяется в сторону юго-востока и Индии. В результате из России мелкоразмерное алмазное сырье почти полностью ушло, его нет, оно больше не производится.

— Пару лет назад чиновники высказывались о приватизации “Кристалла". Каковы шансы, что компания перейдет в частные руки?

— Государство внесло ПО “Кристалл" в перечень стратегических предприятий, так что вряд ли это возможно в обозримом будущем.

— Еще недавно всерьез обсуждалась возможность слияния “Кристалла" с “Алросой". До сих пор этого не произошло, по каким причинам?

— Судя по всему, по отдельности “Алроса" и “Кристалл" представляются более эффективными компаниями. Возможно, в будущем эта интеграция и случится, но пока на повестке дня этот вопрос не стоит.

— Какую долю занимает “Алроса" среди ваших поставщиков сырья?

— 95% — это алмазы, которые мы приобретаем у компании “Алроса", и 5% — у южно-африканской De Beers.

— В конце прошлого года вы запустили продажу неоправленных бриллиантов через Интернет. С какой целью?

— Это первый наш прямой канал продаж и интересный эксперимент — до сих пор никто из производителей не делал ничего подобного. Интернет-магазин показывает хорошую динамику. С ноября мы через него уже продали бриллиантов на сумму свыше $200 000. Конечно, цифра при нашем обороте небольшая. Но это только начало, и механизм более честный получается: потребитель может на расстоянии разглядеть камень со всех сторон. Заказчику опять же удобно — доставят по адресу.

— А география продаж какая?

— Широкая. Самой дальней точкой по России была Уфа, а в другую сторону — Краснодар. Правда, пока немногие верят, что можно заплатить большие деньги — и бриллиант вам доставят по указанному адресу, но эта проблема со временем решится.

— А разве интернет-магазин работает на предоплате?

— Конечно. Стулья только вечером можно получить.

— Несколько месяцев назад вы запустили еще один розничный проект совместно с певицей Валерией — сеть De Leri. Зачем он вам?

— Это проект нашего дочернего ювелирного центра “Кристалл" на паритетных началах с Валерией и Иосифом Пригожиным. De Leri — private label Валерии, она создает дизайн украшений, мы их производим. Сам по себе это чисто коммерческий проект, и перспективы у него очень хорошие.

— Государство не собирается провести народное IPO “Кристалла"?

— Будь я владельцем, с удовольствием бы это сделал. Такой ход был бы вполне логичным: продукт, который мы производим, — действительно народное достояние. Но я — наемный менеджер и не могу рассуждать с точки зрения собственника. По моим сведениям, таких планов нет. Хотя средства на развитие нам нужны, и, будь моя воля, хоть сейчас продал бы на российской бирже до 25% акций “Кристалла" просто для того, чтобы привлечь дополнительные средства, которые снизили бы наши затраты на финансирование и повысили бы прибыльность.

Но прецедентов нет — я не знаю публичных гранильных компаний. И нас будет трудно оценить — для этого нужно очень хорошо понимать, что происходит на рынке алмазов, бриллиантов и ювелирных изделий. Сегмент рынка, в котором мы работаем, очень узкий и находится в сильной зависимости от конъюнктуры.

— Добыча российских алмазов сосредоточена в Якутии, а единственный в стране центр их обработки — в Смоленске. Чем обусловлен этот географический парадокс?

— Так сложилось исторически: в 1963 г. из-под руки Косыгина вышло постановление о том, чтобы все алмазное сырье, которое добывается в Якутии, перерабатывалось на территории Советского Союза. В то же время вышло постановление о создании промышленных предприятий в областях, наиболее пострадавших в войну. Так Смоленск и стал центром российской огранки, где сформировались и технология, и человеческий потенциал.

[ vedomosti.ru ]

facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
« 2007 »
Январь ( 0 )
Март ( 12 )
Май ( 16 )
Июнь ( 14 )
Июль ( 12 )
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.60732 [ 113, 0 ] [8.1704]