РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:14730
Подписчиков:13441
Организаций:7552
Изделий:1982
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 23.09.2019
Доллар (USD): 63,9453 руб.Евро (EUR): 70,2759 руб. Золото: 3123,92 руб. Серебро: 37,79 руб. Платина: 1963,37 руб. Палладий: 3408,66 руб.
Альфа металл
место свободно
АССОЦИАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УЧАСТНИКОВ РЫНКА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ
Новамет
Галатея
Серебро России Junwex
Италмакс
СЮТ
Фабрика гальваники
Нефрит
progold
ГлавнаяПубликацииСтатьи
Мало кому из бывших наших удалось добиться на Западе славы и богатства. История ювелира Джейкоба Арабо (Якова Арабова) – одно из немногих исключений
В США “Джейкоб-ювелир" – самая настоящая звезда и, как и положено звезде, всегда находится в центре внимания. Про него слагают песни рэпперы, пишут статьи The New York Times и Vanity Fair, Кира Найтли снимается для обложки Vogue в его украшениях… В 2004 году компания Cartier обвинила Арабо в незаконном изменении дизайна своих часов (ювелир на свой вкус украшал их бриллиантами), в июне 2006-го он был арестован в своем нью-йоркском офисе по обвинению в связях с наркомафией и отмывании денег (в тот же день Арабо был выпущен под залог, а в июле 2006 года суд признал его невиновным).

Но Джейкоб стал героем песен не благодаря эпатажному поведению и скандалам – это его яркие ювелирные украшения сделали его звездой, и уже в этом статусе он появился на страницах газет и журналов.

Он родился в Ташкенте; в 1979 году, когда ему было 14 лет, семья эмигрировала в США. Джейкоб жил в Нью-Йорке и ходил в школу, но в 16 лет пришлось ее бросить и пойти учиться на дизайнера ювелирных украшений. “С деньгами в семье было не очень, и я не мог дальше продолжать образование, нужно было скорее получать какую-то профессию и начинать зарабатывать, – рассказывает Арабо. – А мне всегда хотелось быть ювелиром. За четыре месяца я закончил курсы и пошел работать в одну ювелирную компанию за $ 125 в неделю. Через девять месяцев я уже зарабатывал $ 1500 в неделю. Но все равно ушел оттуда, чтобы начать свой бизнес".

Музыканты – это же такие люди: если вы им нравитесь, они начинают рассказывать про вас своим знакомым, петь про вас песни. Сегодня я персонаж уже 50 песен

За $8000 долларов он купил маленькую ювелирную фабрику на Манхэттене (документы за несовершеннолетнего Джейкоба подписывал его старший двоюродный брат). Три года Арабо работал на другие компании – по их заказу разрабатывал дизайн ювелирных украшений и делал их. Но в 1986 году зарегистрировал собственную компанию Diamond Quasar и марку Jacob & Co и открыл свой магазин – там же, в сердце Нью-Йорка, на Манхэттене.

Все шло неплохо, а затем, как это всегда бывает в историях успеха, в дела вмешался случай и продажи стали еще лучше – кричащие украшения Джейкоба нашли своих благодарных покупателей. “Золотой рыбкой" Арабо стала певица Фейт Эванс, звезда R`n`B. В 1993 году она впервые зашла в бутик Jacob & Co и ее так поразило бриллиантовое кольцо за $5 млн, что она немедленно внесла за него залог, сказав, что ее жених – звезда хип-хопа Бигги Смоллс – заплатит остальное.

“Я уже продавал свои вещи спортсменам (среди клиентов Jacob & Co все главные чернокожие звезды NBA), но с музыкантами особых контактов у меня не было, – вспоминает Арабо. – И тут пришла она, затем вернулась с Бигги Смоллсом, ему тоже понравилось, и он уже завалился ко мне с целым отрядом. Музыканты – это же такие люди: если вы им нравитесь, они тут же начинают рассказывать про вас всем своим знакомым, петь про вас песни… Сегодня я персонаж уже 50 песен", – смеется Арабо.

Слава для ювелира – синоним слова “деньги". Здание своей нынешней штаб-квартиры на 57-й улице Арабо купил за $ 12 млн. На работу он ездит на Maybach (для поездок в выходные у него есть три Ferrari). Своими руками ювелирные изделия Джейкоб больше не делает – лишь придумывает дизайн и контролирует его исполнение.

По одной из версий, “подняться" Арабо помог его родственник-миллиардер, диамантер Лев Леваев. Джейкоб говорит, что это не так: “У нас есть родственные отношения, но он никогда мне не помогал – даже в самом начале.

У нас нет ничего общего в бизнесе, и даже камни я у него не покупаю – у меня есть свои поставщики“.

Пять лет назад ювелир Арабо обратил внимание, как бурно растет часовой рынок, – и вскоре под маркой Jacob & Co появились часы столь же яркие и вызывающие, как и его украшения. “Мои клиенты просили меня сделать что-то особенное – и ювелирку для них я мог сделать любую, а вот таких же необычных часов у них не было. И тогда я решил делать часы, которые ни на что не будут похожи, – говорит Арабо. – Я придумываю идею и дизайн: это ювелирные часы – они прикольные, а не просто для того, чтобы знать, который час. Теперь мы уже и механизмы производим сами – купили часовую фабрику в Швейцарии, разрабатываем собственные сложные механизмы".

Мы беседуем с Джейкобом в Базеле, во время ежегодной часовой выставки. Любая выставка – это суета, часовая выставка – это суета в квадрате (тысячи участников, десятки тысяч посетителей, сотни тысяч экспонатов), но стенд Jacob & Co – настоящее вавилонское столпотворение: смесь английского, русского, французского и непонятно еще каких языков, куча людей, которые ввалились сюда по приглашению и без, все сроки всех встреч давно уже сорваны… Арабо разрывается между двумя комнатами, между мной и клиенткой – владелицей бутика в Монте-Карло, которая внимательно осматривает экспонаты его новых коллекций, разложенные перед ней на столе.

Стиль “Джейкоба-ювелира" – эпатаж и нарочитое излишество. Если человек хочет носить часы, то они должны быть заметны – и Арабо придумывает часы Quenttin с вертикальным турбийоном и запасом хода 31 день (толщиной 21,5 мм и весом 380 г). Если в часах предполагаются бриллианты, то ими должен быть усыпан весь корпус. Покупатели часов стали мобильнее и полюбили турбийоны – и Арабо делает часы аж с восемью часовыми зонами и четырьмя турбийонами (по одному на каждые две часовые зоны).

Но Арабо гораздо тоньше и дальновиднее, чтобы пытаться выехать на одном только эпатаже. В этом году он привез в Базель коллекцию часов Graffiti: 35 известных художников со всего мира, рисующих в стиле граффити, предоставили Jacob & Co по одной работе, которые были перенесены на циферблаты. Отличная дизайнерская идея, развивающая столь модную сейчас у часовщиков тему живописных циферблатов в необычном направлении – ведь большинство традиционных часовых домов используют для иллюстраций картины классиков.

Еще одна новинка этого года – коллекция Valentin Yudashkin by Jacob & Co – совместный проект Арабо и Валентина Юдашкина. “Идея этого проекта пришла нам в голову два года назад, полтора года назад сделали первый прототип, но "ребенок родился" только сейчас. Коллекцию будем обновлять ежегодно", – рассказывает Джейкоб.

…Молодая и красивая француженка из Монте-Карло торгуется очень жестко: помощник Арабо уже второй раз просит его прервать интервью – покупательница хочет обговорить все условия сделки. Итак, она покупает вот эти модели Jacob & Co, покупает часы Юдашкина с кожаными циферблатами, а вот про эти дорогие часы с бриллиантами она еще хочет подумать. Но и Джейкоб тоже не лыком шит: “Берите сейчас, потом придут русские и скупят все".

Уловив паузу в переговорах, я вновь зазываю Джейкоба в комнату и продолжаю задавать вопросы. Слова ювелира про богатых русских покупателей были не просто словами: на Россию у Jacob & Co приходится приблизительно 10% продаж. А крупнейший рынок – конечно, США – около 30%.

Как у Джейкоба рождаются его новые модели? “Я никогда не провожу никаких фокус-групп перед началом производства новых моделей, у меня нет ни маркетологов, ни других дизайнеров, кроме меня: если мне часы нравятся, то я уверен, что они понравятся и моим клиентам".

“Я люблю вставать рано, приезжаю на работу в 7.30, когда в офисе еще никого нет, и час-два занимаюсь дизайном. Самые хорошие идеи ко мне приходят как раз по утрам, – продолжает он. – Затем составляю план на весь день, и понеслось… Бывает, что нет времени даже по-обедать. Приблизительно 20 недель в году я провожу в поездках по миру. Но у меня в офисе отличные сотрудники, так что и без меня все идет прекрасно".

Часовые выставки – мероприятия не только деловые, но и гламурные, и главный напиток на них – шампанское. Но на стенде Jacob & Co помимо шампанского стоят и бутылки водки под названием Bocaj (Jacob наоборот). “Мой папа занимался алкоголем, и я хочу вернуть этот бизнес в семью", – рассказывает Арабо. По словам Джейкоба, его отец делал в Ташкенте водку и пиво и затем “развозил их по ресторанам". Я не очень понимаю, как в Советском Союзе человек частным образом мог делать водку, но Арабо утверждает, что “все было законно". Ну да ладно, Восток, как известно, дело тонкое. Вместо того чтобы копаться в прошлом папы, я на посошок опрокидываю рюмку водки, произведенной сыном. Пошла хорошо.

Александр Губский

[ vedomosti.ru ]
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Календарь
« 2007 »
( )
Январь ( 0 )
Март ( 12 )
Май ( 16 )
Июнь ( 14 )
Июль ( 12 )
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
0.49603 [ 97, 0 ] [8.0063]