РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13660
Подписчиков:12712
Организаций:7551
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 03.12.2016
Доллар (USD): 64,1528 руб.Евро (EUR): 68,4703 руб. Золото: 2416,6 руб. Серебро: 33,62 руб. Платина: 1889,3 руб. Палладий: 1538,67 руб.
Ювелир Дизайн
aurten.ru
Фабберс
Золотой сезон
Coglar
Золотая Сова
Рекламное место сдается
Нефрит
Legor
Аурис драгоценные металлы
Италмакс
Альфа-Металл
ГлавнаяПубликацииСтатьиРазное
«Реальный бизнес» поднимает завесу над ювелирным рынком – о его закрытости и правилах игры рассказал Михаил Потапенко, генеральный директор производственной компании «Арт-Ювелир». Интервью о ювелирном бизнесе в деловой прессе редкость. В основном информацию о компаниях, которые работают на этом рынке, можно почерпнуть только из рекламных макетов и каталогов. Да и то не обо всех. А ведь «золотой» бизнес в Ростове существует еще с советских времен, игроков на нем – масса, только вот навскидку каждый из нас вспомнит максимум пять-десять компаний. Остальные – в тени и светиться не желают. «Реальный бизнес» поднимает завесу над ювелирным рынком – о его закрытости, правилах игры и сверхприбыли с одного квадратного метра, а также итальянском дизайне и местном колорите журналу рассказал Михаил Потапенко, генеральный директор производственной компании «Арт-Ювелир» и сети ювелирных магазинов «Орис».

Высокие прибыли и ручная работа


– Вы работаете на достаточно закрытом рынке. В чем особенности бизнеса, которым вы занимаетесь?

– Одной из существенных особенностей ювелирного рынка является репутация компании. Достаточно один раз сделать что-то не так или один раз быть непунктуальным в выполнении своих обязательств, и «черное имя» не позволит работать на рынке. В ювелирной отрасли существует так называемый черный список, в который попадают компании, не выдержавшие существующих на рынке требований.

– Это прибыльный бизнес?

– Безусловно. Если бы он ни был прибыльным, можно было бы просто пожать друг другу руки, поблагодарить за работу и разойтись.

– Пожалуй, неточно сформулирован вопрос. Рыночные сегменты в настоящий момент можно условно разделить на те, в которых рентабельность зашкаливает за сто-двести процентов в год, есть рынки со средней рентабельностью и т.д. К какому из сегментов вы отнесли бы ювелирный бизнес?

– Это стабильный рынок. Закон стоимости, который сформулировали еще первые теоретики бизнеса, регулирует норму прибыли по отраслям, а также между предприятиями в одной отрасли. Например, если сейчас в строительстве сверхприбыль, туда и устремляется капитал. В итоге соотношение между спросом и предложением меняется в сторону увеличения последнего, и цена падает. А вместе с ней падает и норма прибыли, происходит отток капитала. То же самое происходит и на ювелирном рынке.

– Еще один вопрос, который связан с закрытостью рынка. Существует ли в вашем бизнесе кадровая проблема? Где вы берете мастеров – обучаете самостоятельно, перекупаете? Люди же работают руками…

– Несмотря на то, что почти у каждого жителя Ростова есть знакомый ювелир, мы столкнулись с проблемой подбора кадров для нашего предприятия. Высококачественное серийное производство требует совершенно других навыков и умений от работника, нежели работа «на дому».

Нам повезло привлечь специалистов, которые работали на ювелирных предприятиях еще в советские годы, например, на комбинате декоративно-прикладного искусства. Кроме того, мы привлекали людей и с тех предприятий, которые не выдержали конкуренции и ушли с рынка. Дальнейшее развитие, как подсказывает нам опыт, невозможно без создания собственной школы подготовки и обучения специалистов.

– Вы сказали о серийном производстве. Ювелирный бизнес – это передовые технологии или в большей степени ручная работа?

- Еще одна специфическая черта нашего бизнеса – доля ручного труда составляет порядка 60%. Но для того чтобы человек работал эффективно, необходимо оптимизировать производственные процессы. Мы, например, используем высокотехнологичное оборудование для снижения доли ручных операций, получая заготовку, которая требует минимальной ручной обработки. Но и в процессе получения такой высокотехнологичной заготовки на различных подготовительных этапах нужны операции, которые, в свою очередь, выполняются руками, таким образом, более производительный труд ручной труд заменяет менее производительным.

– Конкуренция на рынке ювелирном рынке жесткая?

– Пожалуй. Сейчас на ростовский рынок приходят новые сетевые игроки, предлагают золото из Китая и Индии. Россия стоит на пороге вступления в ВТО. Конкуренция будет только обостряться.

– В ювелирном бизнесе есть нелегальные игроки?

– Да, этому способствуют высокие таможенные пошлины.

– И какова доля таких игроков на рынке? Например, в игорном бизнесе размер теневого сектора оценивают в 50% в Краснодаре и около 30% у нас. В вашем бизнесе такое соотношение есть?

– Достаточно высокая. В сводке криминальных происшествий не проходит и дня без упоминания о задержании контрабандных партий товаров.

– Где вы берете сырье для изделий?

– Золото мы покупаем только в банке в виде слитков. Качество изделия на выходе предполагает, что состав сплава должен быть прогнозируемым на сто процентов. Поэтому мы берем чистое золото, в нужных пропорциях добавляем лигатуру и получаем сплав с заданными характеристиками, в том числе и гигиеническими. Например, мы не используем никель, это сильный аллерген. Вместо никеля для придания украшениям чистого белого цвета мы используем родий, это дороже, но это уже другое качество.


Доверяй, но проверяй

– Ваша компания заявила о намерении предоставлять вместе с драгоценными украшениями карты используемых бриллиантов. Еще один шаг в укреплении репутации?

– Мы сейчас внедряем новую услугу и пока тестируем ее на потребителях. Бриллианты свыше 0,2 карата будут иметь индивидуальную карту с фотографией и подробной схемой всех включений. Никто на рынке до нас этого не делал.

– Что вы имеете в виду?

– Покупатель думает о выбранном камне как о чем-то исключительном и считает, что все заявленные и определяющие цену характеристики совпадают с реальностью. А они, мягко говоря, завышены. Мы не говорим клиентам, что продаем чистые камни, – они на порядок дороже. Мы продаем реальные камни, которые есть на рынке и стоят этих денег. Если в сертификате указано 4/4, то это действительно так. Для этого мы и делаем фотографии тех включений, которые есть в каждом камне.

– Вы сказали, что сейчас тестируете услугу. Как ее воспринимает потребитель?

– Наш клиент давно стал искушенным и подготовленным и к дорогой покупке подходит основательно. Нередко выбирает ювелирное украшение, вооружившись профессиональной лупой или в сопровождении знакомого ювелира. Наличие фотографической карты бриллианта даст возможность идентифицировать вставку и, соответственно, обосновать цену.

– Означает ли это, что каратность и характеристики камней, которые есть сейчас на рынке, не совсем соответствуют действительности?

– Бриллиант характеризуется четырьмя параметрами (англ. 4С): carat – «вес», clarity – «чистота», cut – «огранка», colour – «цвет». По ним и оценивают камень.

Недобросовестные производители в погоне за сверхприбылью нередко прибегают к завышению характеристик. А чтобы понять, как оценивают у нас в Ростове, достаточно пройтись по магазинам: характеристики на бирках могут быть написаны от руки без ссылок на соответствующие ТУ.

– Есть ли какие-либо контролирующие организации, которые должны отслеживать такие случаи? И почему они этим не занимаются?

– Сейчас отраслевые стандарты (ОСТ) и технические условия (ТУ) носят рекомендательный характер, в принципе, любое предприятие, любая торговая организация, может придумать свои ОСТы и ТУ и руководствоваться в ими в оценке камней. Поэтому если на бирке стоят характеристики, то обязательно должен быть приведен ОСТ, в соответствии с которым эти характеристики присвоены. Несоответствие между заявленными характеристиками и стандартами является обманом потребителя. Однако у недобросовестного продавца есть возможность уйти от ответственности, сославшись на то, что он продал другой камень заявленного качества. Разбирательство может затянуться надолго. Другое дело, когда вместе с изделием покупатель получает карту камня, которая досконально описывает вставку, обосновывая характеристики и цену.

– Что дает в таком случае ваша карта бриллианта?

– Мы даем клиенту вместе с камнем всю информацию о нем, подробный перечень индивидуальных характеристик и, следовательно, обосновываем цену. Это пятая «С» в оценке камня – confidence (доверие), о котором недавно заговорили на ювелирном рынке. 
 

Ювелирные украшения и Инвестиции


– Можно ли инвестировать деньги в золото и драгоценные камни? Насколько это выгодное вложение средств?

– Ювелирные украшения относятся к той группе товаров, для которых доля стоимости сырья в готовом изделии существенно выше, чем, к примеру, для автомобилей или мехов, поэтому остаточная стоимость через 10 лет у ювелирных украшений соответственно выше. Кроме того, рынок драгметаллов может демонстрировать завидный рост. К примеру, год назад стоимость золота поднималась на 20% ежемесячно, что обусловило появление новой банковской услуги обезличенных металлических счетов.

Но все-таки я не рассматриваю инвестирование единственным мотивом приобретения ювелирных украшений, которые обладают рядом других замечательных потребительских свойств. К примеру, эстетика – любимое украшение должно нести в себе положительный заряд, который человек будет получать каждый день при обращении с ним. Украшения фиксируют памятные события, их можно дарить, передавать по наследству.

– А камни не дорожают?

– Ювелирные камни, как и нефть, например, относятся к исчерпаемым природным ресурсам, следовательно, со временем их становится все меньше, и как, следствие, цена возрастает.

Например, на рынке сейчас практически нет изделий из природного (не путать с культивированным) жемчуга. Бирюза и коралл формуются из перетертого сырья, а бриллианты с характеристиками 1/1, 1/2 – это коллекционная редкость.

– А если инвестировать в авторские работы или антиквариат?

– Если автор будет модным и востребованным, через несколько лет интерес к нему не ослабнет, это выгодное вложение.

– Ваша компания занимается авторскими работами? Каково их соотношение в общем объеме?

– Авторские работы мы делаем для того, чтобы показать наши возможности. Они создают нам имидж. Например, на международной выставке в Москве в сентябре и мае прошлого года мы завоевали вторые места в номинации «Бриллиантовый стиль».
Итальянский дизайн с местным колоритом

– Как меняется спрос на ювелирную продукцию? Изменились ли предпочтения потребителей за последние несколько лет?

– По мере роста благосостояния наших граждан изменяются и ювелирные предпочтения . Например, десять лет назад на прилавках магазинов повсеместно встречался так называемый «легковес», т.е. изделия весом до 1 грамма. Сейчас такие изделия мало востребованы, т.к. в угоду цены требуется «жертвовать» дизайном и потребительскими свойствами (удобством носки). Я не говорю о том, что все сразу бросились производить и продавать исключительно дорогие украшения, но их доля в общем объеме продаж выросла.

– Говорят, что местные компании заимствуют дизайн украшений у итальянских, французских дизайнеров. Это действительно так?

– Итальянцы, конечно, законодатели моды и ювелирных технологий. Мы у них учимся, и более чем успешно, но мы должны ориентироваться на наших потребителей и их приоритеты в понимании красоты, эстетических предпочтений. Мы перерабатываем изделия, адаптируем геометрические подходы, свойственные западноевропейскому ювелирному искусству, к нашим растительным и животным орнаментам, которые больше понятны нашему покупателю. Безусловно, целью адаптации является и облегчение изделия, которое в Италии, например, делают невзирая на стоимость. Турки всегда пытаются создать что-то оригинальное, но получается у них не всегда удачно. То же самое можно сказать о китайской и таиландской продукции. Их конек – дешевая рабочая сила – позволяет крепить очень мелкие детали, по пять тысячных карата. Игрушечные совсем. Нашему потребителю такие украшения не нужны, что дает нам довольно спокойно существовать на рынке.

– Кто занимается дизайном и стилем вашей компании?

– Для создания ювелирных украшений, востребованных на нашем рынке, мы приглашаем молодых художников и дизайнеров. И их лучшие идеи воплощаем в металле. Кроме того, мы посещаем все значимые мировые выставки, где интересуемся всеми новинками в мире ювелирной моды. Ювелирный бизнес характеризируется тем, что мода здесь меняется достаточно быстро и обладает большим влиянием на покупателя. Поэтому модели необходимо менять, постоянное появление новинок – конкурентное преимущество.

– У ростовского ювелирного рынка есть специфика по сравнению с другими регионами? Этот вопрос часто задают федеральным компаниям при входе на наш рынок. А что думает по этому поводу местный бизнес?

– Ростов – это кусочек Италии. У нас любят броское, эффектное, блестящее, невзирая на цену. Все новинки из Италии в Ростове воспринимаются на ура.
Блиц-опрос

– Ваша компания работает на ювелирном рынке более десяти лет. В связи с этим вопрос: каким он был на стадии становления? Что изменилось с тех пор?

– Первое время на рынке было немного компаний – с десяток, пожалуй. Крупных игроков, которые занимались действительно бизнесом, по пальцам пересчитать. После выхода страны из кризиса количество участников рынка растет высокими темпами. Люди приходят в ювелирный бизнес в надежде на большие деньги. Закрытость этого рынка не дает адекватной информации о том, что ювелирный, как и любой другой бизнес, требует и больших вложений, и грамотного подхода.

– Каких игроков на рынке сейчас вы считаете основными?

– Розничный рынок в Ростове, думаю, уже насыщен, есть ряд достаточно сильных игроков. А для производства (при умелом ведении бизнеса) конкурентов немного. Если брать в рассмотрение московские компании, то у них издержки выше. Для легальных импортеров существуют проблемы с возвратом некачественной продукции и со сроками поставки. Так что возможности для развития есть.

– Как вы бы определили географию собственной компании?

– В производстве мы имеем достаточно широкую географию распространения, в ритейле наши магазины есть только в Ростове.

– С чем связано решение развивать бизнес в ритейле?

– Это совершенно случайно произошло. В 1996 году меня познакомили с руководителем московской сети «Центр-ювелир», он предложил заняться ювелирным ритейлом. Никакого анализа в то время мы не делали, нам просто было интересно заняться этим бизнесом.

– Почему вы приняли решение производить ювелирные украшения самостоятельно?

– Изделия иностранных и российских производителей, которые продавались в нашей сети, перестали удовлетворять нас и клиентов, поэтому мы и начали сами производить ювелирные украшения того дизайна и качества, которые востребованы у потребителя. Компания на рынке уже десять лет, поэтому необходимые для этого знания и компетенции у нас были.

– Есть ли идеи дальнейшего развития внутри региона – открыть магазины в Краснодаре, Сочи, на побережье?

– Наверное, нет. Как показывает практика, одновременно продавать в регионы и открывать там собственные магазины неэтично по отношению к своим клиентам. Поэтому мы выбрали производственное направление как более перспективное для развития.

– Ваши прогнозы и планы на ближайшие два-три года?

– Увеличить на 15-20% объем производства, так же, как и уменьшить, мы можем в любое время, в зависимости от спроса. Точно, чего я не хочу, так это работать на склад. Для этого мы «слушаем» рынок. Формировать и воспитывать рынок – слишком дорого. В Японии, например, известная корпорация вложила миллионы в воспитание культуры потребления ювелирных украшений, в результате чего потребление бриллиантов в этой стране увеличилось в разы. В России пытаются привить культуру потребления платины. Это долго и дорого. Поэтому мы ориентируемся на тот рынок и те потребности, которые есть вокруг нас.

Автор: Наталья Андреева

«Серое» золото и банковские слитки

facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.67689 [ 117, 0 ] [10.3829]