РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13664
Подписчиков:12704
Организаций:7556
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 08.12.2016
Доллар (USD): 63,3901 руб.Евро (EUR): 68,2458 руб. Золото: 2406,68 руб. Серебро: 34,5 руб. Платина: 1910,96 руб. Палладий: 1493,84 руб.
Coglar
Альфа-Металл
aurten.ru
Фабберс
Золотая Сова
Нефрит
Ювелир Дизайн
Legor
Италмакс
Рекламное место сдается
Золотой сезон
Аурис драгоценные металлы
ГлавнаяПубликацииСтатьиРазноеkommersant.ru
Для определения твердости материалов в ювелирном деле используют шкалу Мооса — условный набор эталонов твердости, выявленных методом царапания.
Шкалу эту Фридрих Моос предложил в 1811 году — больше 200 лет назад, и она до сих пор используется геммологами, хотя уже давно появились куда более точные методы измерения. Секрет ее авторитета лежит скорее в плоскости психологии: Фридрих Моос предложил сравнивать минералы между собой, что вполне соответствует не только принципу теории Эйнштейна, но и стремлению человека привести все многообразие жизни хоть к какому-нибудь общему знаменателю.

С точки зрения женской любви к драгоценным камням шкалу Мооса определенно нужно обновить и дополнить. Да, алмаз останется в ней самым твердым минералом с коэффициентом 10, но за ним должен следовать не корунд (он же сапфир и рубин), а любовь к бриллиантам. Она, конечно, стекло не режет, но иногда способна свернуть горы и пошатнуть психику — таких примеров в истории человечества более чем достаточно. Каждый год ведущие ювелирные дома проверяют женские чувства на крепость новыми коллекциями, в которых меряются каратами и чистотой. Один из лидеров гонки на сегодня — кольцо Trinity Ruban Solitaire от Cartier, созданное на основе легендарной "Троицы". Усыпанные бриллиантовым паве платиновые витки спирали приподнимают солитер над ободом, а владелицу кольца — над реальностью.

В последние годы мы утвердились в своей любви к цветным камням — любовь эта сейчас так крепка, что, пожалуй, обгоняет по моосовской шкале сами камни. Для любования их цветовыми и световыми нюансами перстни подходят как нельзя лучше: тут можно и с огранкой помудрить, и выстроить архитектонику украшения так, чтобы камень заиграл по-настоящему.

В коллекции высокого ювелирного искусства Chopard в этом сезоне играют сапфиры и изумруды: крупные камни в форме сердца солируют в кольцах, которым судьбой и руками огранщиков предназначено было стать подарком ко Дню святого Валентина. Мастерские Harry Winston, где так редко отвлекаются от безупречных бриллиантов, также уделили внимание изумруду в классической теперь уже линейке Central Park.

Богата изумрудами и коллекция Crivelli, в которой среди прочего имеется и оригинальное кольцо с маслянисто-зелеными кабошонами, чей дизайн навеян образом свернувшейся змеи. Динамический мотив циркулярного движения заложен и в рисунок кольца из линии Opera от Di.Go, где в окружении багетных бриллиантов выгодно смотрится рубин размером с зерно граната.

Впрочем, когда речь идет о художественных достоинствах цветных камней, система "порядковости" уступает место эстетике. В конце концов, природа наверняка ведь создала камни равными, заботясь исключительно о химическом разнообразии окрашивающих элементов и физическом совершенстве кристаллической решетки. К ней прислушиваются мастера, которых индивидуальность камней вдохновляет на удивительные вещи. Редкого оттенка турмалины помогают ювелирам Piaget рассказать о розарии Жозефины де Богарне в Chateau de Malmaison. Розовые кварцы в украшениях Sissi Io Amo от Pasquale Bruni передают характер другой любительницы роз — австрийской императрицы Сиси. В кольце Bambu (Carrera y Carrera) дымчатый кварц искрится золотыми нитями, а у Damiani в линии Anima прозрачный камень шоколадного оттенка в обрамлении белых и коричневых бриллиантов символизирует тайну цветочной души. Перстни из коллекции Louis Vuitton Emprise, дизайн которых отсылает к легендарным тракам французского багажного дома, скрывают в каркасе из розового золота цитрины, топазы и аметисты.

У Faberge имеется множество царственных украшений с рубинами, но мы вслед за креативным директором марки Катариной Флор твердо уверены, что им ничуть не уступает розовая шпинель из шри-ланкийских копей. Многие исторические рубины из запасов британской и российской корон на поверку оказывались именно шпинелями, и это говорит исключительно в пользу камня. Современные ювелиры ценят его за богатство оттенков, особенно в красной гамме — от цвета розовой воды до насыщенного кларета. Мастера Faberge обратили внимание на пепельно-розовую шпинель, которую огранили овалом, оправили в белое золото и украсили бриллиантовыми бантами в кольце Alix из "императорской" коллекции. Цвет способствовал и популярности танзанита, который долгое время воспринимали в качестве замены сапфиру, но со временем научились ценить его самого. Этот камень, обнаруженный в 1966 году в Танзании, взяли на заметку ювелиры Tiffany, соблазнившись его феноменальной ультрамариновой синевой, и сегодня в коллекциях обручальных колец американской марки можно найти самые яркие танзаниты.

Живым подтверждением относительности шкалы Мооса служит жемчуг — довольно мягкая драгоценность и очень твердая роскошь. Именно ему посвящена новая коллекция haute joaillerie французского дома Chanel: перлы входят в пантеон икон марки, и обращаться к ним время от времени — святая обязанность ее ювелиров. В нынешней коллекции иконы всячески поддерживают друг друга: жемчуг служит сердцевиной камелий и основой византийских крестов, им усыпаны банты, перья и кометы — на шкале ценностей Chanel свои константы.
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.80253 [ 145, 0 ] [10.0645]