Звез­дой дис­кус­сий на кон­фе­рен­ции Аме­ри­кан­ско­го гем­мо­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та (GIA) стал Стив Форбс (Steve Forbes) – пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров Forbes Communications Group и глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла Forbes. По­слу­шать его речь – уже сам по се­бе цен­ный опыт, и не толь­ко по­то­му что Форб бле­стя­щий, ис­клю­чи­тель­но та­лант­ли­вый ора­тор, но и по­то­му что у не­го все­гда есть ин­те­рес­ные идеи и ноу-хау. В сво­ем вы­ступ­ле­нии Форбс за­тро­нул эко­но­ми­ку пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти, а так­же те­му ро­ста аме­ри­кан­ско­го рын­ка, кос­нув­шись от­рас­ли брил­ли­ан­тов и юве­лир­ных из­де­лий. Отве­чая на один из во­про­сов, он об­ра­тил вни­ма­ние на то, что ино­гда лю­ди по­ку­па­ют зо­ло­то, се­реб­ро и брил­ли­ан­ты во­все не с це­лью вло­жить день­ги, а, ско­рее, из со­об­ра­же­ний без­опас­но­сти, осо­бен­но в пе­ри­о­ды эко­но­ми­че­ской или по­ли­ти­че­ской не­ста­биль­но­сти, чув­ствуя, что им ну­жен ка­кой-то якорь, ко­то­рый спа­сет их от эко­но­ми­че­ских по­тря­се­ний. Форбс так­же вы­ска­зал­ся и на те­му кон­фликт­ных ал­ма­зов. По его мне­нию, нуж­но ис­кать спо­со­бы, ко­то­рые дей­стви­тель­но да­дут по­ло­жи­тель­ный эф­фект, а по­ли­ти­ка бой­ко­та не толь­ко ни­че­го не ре­ша­ет, но и на­но­сит эко­но­ми­че­ский вред аф­ри­кан­ским стра­нам и дру­гим го­су­дар­ствам ми­ра.На ме­сте зо­ло­то­до­бы­ва­ю­ще­го пред­при­я­тия «По­кров­ский руд­ник» по­явит­ся тех­но­ло­ги­че­ский ком­плекс, где дра­го­цен­ный ме­талл бу­дут из­вле­кать из ру­ды, ис­поль­зуя вы­со­кие дав­ле­ние и тем­пе­ра­ту­ру. Его стро­и­тель­ство свя­за­но с тем, что в за­па­се у руд­ни­ка за­ле­жи зо­ло­та под­хо­дят к кон­цу, их оста­лось все­го не­сколь­ко тонн. Се­год­ня на пресс-кон­фе­рен­ции об этом жур­на­ли­стам рас­ска­зал пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров груп­пы ком­па­ний «Пет­ро­пав­лов­ск» Па­вел Мас­лов­ский. 25 но­яб­ря, в пят­ни­цу, в Се­лем­д­жин­ском рай­о­не за­пла­ни­ро­ван пуск пер­вой оче­ре­ди Ал­бын­ско­го руд­ни­ка с про­ект­ной мощ­но­стью пе­ре­ра­бот­ки бо­лее 4 мил­ли­о­нов тонн ру­ды в год. Пред­при­я­тие даст по­чти 1 200 ра­бо­чих ме­ст. В раз­ви­тие зо­ло­то­до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти ком­па­ния в сле­ду­ю­щем, 2012 го­ду пла­ни­ру­ет вло­жить 420 мил­ли­о­нов дол­ла­ров и ещe по­чти 70 мил­ли­о­нов дол­ла­ров на по­иск и раз­вед­ку по­лез­ных ис­ко­па­е­мых. На пресс-кон­фе­рен­ции Мас­лов­ский го­во­рил и о раз­ви­тии в При­аму­рье ме­тал­лур­ги­че­ско­го кла­сте­ра – мас­штаб­но­го со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го про­ек­та. Пер­вое пред­при­я­тие кла­сте­ра – Олeк­мин­ский гор­но-обо­га­ти­тель­ный ком­би­нат в Тын­дин­ском рай­о­не – за­пу­сти­ли ле­том 2010 го­да. Он стал пер­вым пред­при­я­ти­ем чeр­ной ме­тал­лур­гии, по­стро­ен­ным в Рос­сии с со­вет­ских вре­мeн. За пер­вое по­лу­го­дие 2011 го­да его вклад в ва­ло­вый ре­ги­о­наль­ный про­дукт Амур­ской об­ла­сти пре­вы­сил 300 мил­ли­о­нов руб­лей. В 2015 го­ду в Ма­за­нов­ском рай­о­не от­кро­ет­ся вто­рое пред­при­я­тие – Га­рин­ский ком­би­нат, ко­то­рый бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать 7,25 мил­ли­о­на тонн же­лез­ной ру­ды. В ре­зуль­та­те вво­да в строй пред­при­я­тий гор­но-ме­тал­лур­ги­че­ско­го кла­сте­ра в Амур­ской об­ла­сти бу­дет со­зда­но 8 000 ра­бо­чих ме­ст.Учре­ди­те­ли ЗАО «Пер­вая про­фес­си­о­наль­ная юве­лир­ная вы­став­ка», в со­став ко­то­рых во­шли ве­ду­щие юве­лир­ные ком­па­нии Рос­сии: «Эстет», «А­да­мас», «Ак­ва­ма­рин», «Ал­маз-Хол­динг», «Зо­ло­тов», «Зо­ло­тые Узо­ры», «Ин­та­лия», «Пла­ти­на», «То­паз», при­ня­ли ре­ше­ние об из­ме­не­нии да­ты про­ве­де­ния вы­став­ки. Она прой­дет не в ян­ва­ре, как со­об­ща­лось ра­нее, а в мае 2012 го­да. Как рас­ска­за­ли в Орг­ко­ми­те­те, пе­ре­нос сро­ков поз­во­лит бо­лее де­таль­но про­ра­бо­тать ин­фра­струк­ту­ру, ме­недж­мент и PR-со­став­ля­ю­щую дан­ной вы­став­ки, ко­то­рые бу­дут со­от­вет­ство­вать луч­шим ми­ро­вым стан­дар­там. Со­став учре­ди­те­лей оста­ет­ся не­из­мен­ным. Пред­по­ла­га­ет­ся, что Пер­вая про­фес­си­о­наль­ная юве­лир­ная вы­став­ка ста­нет не толь­ко ре­гу­ляр­ным со­бы­ти­ем экс­по­зи­ци­он­но­го пла­на, но и важ­ней­шим про­фес­си­о­наль­ным объ­еди­не­ни­ем в юве­лир­ной от­рас­ли. Две эти ли­нии — Rose Dior Bagatelle и Bois de Rose de Dior, объ­еди­нен­ные те­мой ро­зы, лю­би­мо­го цвет­ка Кри­сти­а­на Ди­о­ра, су­ще­ству­ют в юве­лир­ной ли­ней­ке до­ма уже не­сколь­ко лет. Их со­зда­тель­ни­ца — зна­ме­ни­тая па­риж­ская свет­ская гранд-да­ма Вик­ту­ар де Ка­сте­льян, на­след­ни­ца мно­го­зна­чи­тель­ной фран­цуз­ской фа­ми­лии, вы­пус­кая эти укра­ше­ния, из­на­чаль­но пред­став­ля­ла их цвет­ны­ми: коль­ца, ко­лье, серь­ги обе­их кол­лек­ций пе­ре­ли­ва­лись и бли­ста­ли все­ми цве­та­ми ра­ду­ги — ро­зо­вым и си­ре­не­вым, го­лу­бым и си­ним, зе­ле­ным и се­рым. Те­перь же укра­ше­ния вы­пу­ще­ны в од­ном, бе­лом цве­те: тра­ди­ция ме­нять цве­то­вую гам­му кол­лек­ции, со­хра­няя при этом сю­жет и фор­му укра­ше­ний, ха­рак­тер­на для ис­то­ри­че­ских фран­цуз­ских юве­лир­ных до­мов. На­при­мер, так по­сту­па­ют в до­ме Cartier, ме­няя "бе­лу­ю" La Panthere (2004) на "жел­ту­ю" (2004) и об­рат­но. Сме­на цве­та в Dior Fine Jewelry, от­де­ле­нии, ко­то­рое воз­глав­ля­ет Вик­ту­ар де Ка­сте­льян, впро­чем, идео­ло­ги­че­ски мо­ти­ви­ро­ва­на со­вер­шен­но по-дру­го­му, чем пе­ре­ме­ны цве­та у Cartier. Во вто­ром слу­чае цель — по­ка­зать на­сы­щен­ность кол­лек­ций и про­де­мон­стри­ро­вать уме­ние со­хра­нять из­на­чаль­ные скульп­тур­ные прин­ци­пы в лю­бой па­лит­ре. В пер­вом — дра­го­цен­но­сти Rose Dior Bagatelle и Bois de Rose de Dior пред­став­ля­ют ве­чер­ний юве­лир­ный дресс-код мар­ки. Это те­ат­раль­ные, па­рад­ные, свет­ские пред­ме­ты, слег­ка на­пы­щен­ные, но при этом об­ла­да­ю­щие фир­мен­ны­ми но­сталь­ги­че­ски­ми и ро­ман­ти­че­ски­ми фран­цуз­ски­ми но­та­ми, ко­то­рые ввел в обо­рот еще сам ме­сье Ди­ор. Обе кол­лек­ции со­дер­жат по­чти пол­ный спектр укра­ше­ний: коль­ца, ко­лье, брас­ле­ты и серь­ги. В цен­тре вни­ма­ния — цве­ток ро­зы. Вер­нее, пух­лый, пря­ный, эро­ти­че­ский бу­тон ро­зы с "рас­сы­па­ю­щи­ми­ся", го­то­вы­ми обес­си­ле­но упасть ле­пест­ка­ми. Все укра­ше­ния вы­пол­не­ны из бе­ло­го зо­ло­та и бе­лых брил­ли­ан­тов. Оче­вид­ная ба­роч­но­сть, пол­но­та цве­точ­ной фор­мы при внут­рен­нем ро­ман­ти­че­ском на­стро­е­нии свой­ствен­на боль­шин­ству юве­лир­ных из­де­лий Вик­ту­ар де Ка­сте­льян. Ди­зай­нер от­мен­но на­учи­лась пе­ре­во­дить кон­цеп­ту­аль­ные по­стро­е­ния Dior 60-лет­ней дав­но­сти в со­вре­мен­ное юве­лир­ное ис­кус­ство. Фи­ло­со­фия до­ма, со­здан­но­го Ди­о­ром, стро­ит­ся на ком­мен­та­ри­ях к пре­крас­но­му про­шло­му: так воз­ни­ка­ют стиль ро­ко­ко, стиль Louis XV или belle epoque. Вик­ту­ар де Ка­сте­льян за­ня­та ком­мен­та­ри­я­ми уже к ком­мен­та­ри­ям — вот по­че­му ее ве­щи вы­гля­дят то воз­рож­ден­ным сюр­ре­а­лиз­мом, то двор­цо­вым пост­мо­дер­низ­мом, то от­ча­ян­ной, но со­всем не страш­ной го­ти­кой. При этом цве­точ­ные укра­ше­ния обе­их ли­ний смот­рят­ся весь­ма есте­ствен­но и бла­го­род­но: все-та­ки бе­лый цвет все­гда дис­ци­пли­ни­ру­ет.