РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13667
Подписчиков:12705
Организаций:7557
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 10.12.2016
Доллар (USD): 63,3028 руб.Евро (EUR): 67,2086 руб. Золото: 2378,98 руб. Серебро: 34,86 руб. Платина: 1907,01 руб. Палладий: 1512,18 руб.
Рекламное место сдается
aurten.ru
Золотой сезон
Ювелир Дизайн
Аурис драгоценные металлы
Фабберс
Coglar
Нефрит
Альфа-Металл
Италмакс
Золотая Сова
Legor
ГлавнаяПубликацииДайджестРынкиRough&Polished

Бумеранг спекуляции

Как президент Международной ассоциации производителей бриллиантов (International Diamond Manufacturers Association, IDMA), я хотел бы выразить свою боль и высказаться от имени всех производителей бриллиантов в мире, пишет Моти Ганц (Moti Ganz), председатель Израильского института алмазов (Israel Diamond Institute, IDI) и почетный президент IDMA, в своей статье, опубликованной на портале IDI www.israelidiamond.co.il. Эта одна из серии статей и выступлений, пишет Моти Ганц, в которых я попытался убедить производителей алмазного сырья в том, что сегодняшние прибыли – это завтрашние убытки. Спекуляция умерла, кричу я им в ухо. Скоро уже не будет производителей бриллиантов, имеющих фабрики и обязательства перед работниками и поставщиками алмазов. И что вы тогда будете делать с алмазным сырьем?
До сих пор все мои призывы были гласом вопиющего в пустыне. Все ясно понимали, о чем я говорил, но для них было гораздо удобнее закрыть глаза, уши и рот руками – ничего не знаю, ничего не вижу, ничего не слышу - особенно, если продолжает работать кассовый аппарат. Чтобы не утомить всех прежде, чем мы дойдем до главного вопроса, я перейду к сути того, что я хочу сказать.

Время спекуляций закончилось. Больше уже невозможно основывать свой бизнес на покупках алмазов сторонами, не имеющими интереса к производству бриллиантов. Производители алмазов должны проснуться, пока они не остались без производителей бриллиантов, способных покупать их товар. Производители бриллиантов еще не вошли в состояние полного коллапса – они в полуколлапсе.

Они стремительно и болезненно падают в пропасть, из которой не выбраться. Алмазы без производителей бриллиантов – это алмазы без рынка. Алмазы без рынка – это алмазы, которые, в лучшем случае, можно использовать для детских игр, вероятно, как тот камень, который нашел Эрасмус Джейкобс (Erasmus Jacobs) в 1866 году на берегу Оранжевой реки в Южной Африке. Как только бриллианты уйдут из сознания потребителей, они уже туда не вернутся. Жемчуг и драгоценные камни не будут терпеливо ждать. Они прекрасны, привлекательны и обладают ценностью.

Не успеете и глазом моргнуть, как они уже заполнят витрины. А если потребители все же захотят иметь бриллианты, они быстро поймут (они уже начинают понимать), что синтетические бриллианты не менее прекрасны, чем природные, а, вероятно, даже еще лучше. Они смогут получить их по приемлемой цене, легко подбирать пару и комплекты, и мы, производители бриллиантов, сможем, наконец, что-то получать! А что тогда станет с алмазами? Они останутся в недрах земли? Кто их захочет? И теперь, когда я так громко и ясно прокричал послание мировой алмазной отрасли, я переведу дух и вернусь к спокойному объяснению по порядку.

В былые времена

Было время, когда один единственный – или почти один – поставщик доминировал в мире алмазов, определял количество для поставки, цены и судьбу всех участников на рынке. Этот поставщик алмазного сырья – и нет секрета, что его имя De Beers – тщательно проверял, куда уходило проданное им сырье.

Его представители периодически посещали клиентов и проверяли, действительно ли каждый из них использовал алмазы для производства бриллиантов, для чего они и были предназначены. Мир алмазов и бриллиантов был упорядоченным и ясным, управляемым жесткой рукой.

Хотя по прошлому всегда тоскуешь, мы вспоминаем отчетливо, а иногда с болью, что наряду с большими преимуществами от существования всемогущего конгломерата, были также и некоторые большие недостатки. Мы получали выгоду от его существования, но мы также и жаловались. К недостаткам относились постоянные разногласия между монополистическим рынком алмазов и свободным рынком бриллиантов; то, что прибыль стала немедленно изыматься, когда мы изобрели сложную технологию, повысившую наши производственные возможности; непреложное требование брать алмазы в любом количестве и по любой предложенной нам цене, даже в трудные времена; а также необходимость постоянно прибегать к новым изобретательным идеям, иногда «схемам», чтобы выдержать требования поставщика.

Когда на арену алмазного сырья пришли новые участники – сначала Австралия с прямым предложением сырья с рудника Аргайл (Argyle) на рынке, затем Канада, а позднее последовали и прямые поставки из России, - в свете неудовлетворительного поведения рынка De Beers вынуждена была отказаться от своих прошлых привычек и адаптироваться к новой динамике. В настоящее время, хотя она и считается весьма значительным и влиятельным производителем алмазного сырья, никто больше не может приписывать компании De Beers все проблемы или все успехи рынка.

Я бы не вспомнил об этой истории, если бы не хотел сказать то, к чему скоро подойду.

Возникновение спекуляции

Глубокие изменения в алмазной отрасли произошли на пороге 2000 года. Мы плыли по течению вместе с переменами, повышали эффективность, проводили модернизацию, сокращения, расширения, соединяли добывающую и перерабатывающую части алмазного трубопровода, разрабатывали бренды, создавали ювелирные компании, образовывали ювелирные партнерства, разделялись, сливались, адаптировали свои компании к лучшим практикам ведения бизнеса в алмазной отрасли, создавали предприятия по производству бриллиантов в странах с низкой стоимостью рабочей силы на одном конце мира и в странах на другом конце света, которые обещали поставку алмазов. Мы работали упорно, в поту, мы размышляли, мы творили – все для того, чтобы приспособиться к новому порядку в мировой алмазной отрасли и способствовать ее развитию, насколько это было в наших силах.

Мы проделали отличную работу. Мне кажется, что, несмотря на некоторые экономические спады и трудности, мы чувствовали большую уверенность в своей отрасли. Мы знали, что мы двигались вперед.

В 2007-2008 годах в мире начал раздуваться финансовый пузырь. Алмазная отрасль не осталась в стороне, и начала тоже раздуваться на уровне финансов и стоков. Рост цен был сумасшедшим, спекуляции из-за валютной политики в ЮАР и Индии вызвали потерю какой-либо связи между рыночными ценами на алмазы и бриллианты. Были сайтхолдеры, которые использовали полученные кредиты не на производство бриллиантов, а для инвестиций в недвижимость или в ценные бумаги. В 2008 году, задолго до мирового кредитного кризиса, я уже выступал со страниц журнала Hayahalom и на международных форумах против безответственного повышения цен на алмазное сырье, подстегиваемого спекуляцией. Я предупреждал, что чрезмерная эйфория в мировой алмазной промышленности ведет к необоснованному спросу на алмазы, продаваемые по необоснованным ценам. На Всемирном алмазном конгрессе (World Diamond Congress), состоявшемся в 2010 году в Москве, я подчеркивал чрезвычайную серьезность риска неограниченного повышения цен на алмазы и таящуюся в этом опасность.

Но пока вокруг были деньги, колеса продолжали вращаться, и всем эта вечеринка нравилась. Только несколько человек, включая меня, предупреждали: «Осторожно! В этой чехарде кто-то проиграет. Вероятно, не один. Возможно, что все».

Резкая остановка

В конце 2008 года мир столкнулся с глобальным экономическим кризисом, корни которого нужно искать в 2000 году, когда лопнул мыльный пузырь в сфере высоких технологий, приведший к тому, что предпочтение стало отдаваться инвестициям в рынок недвижимости, а это, в свою очередь, создало новый мыльный пузырь безответственного использования недорогих денег, добытых в результате необеспеченных займов, дав возможность покупать квартиры и дома в неограниченном количестве.

Когда разразился кризис, все остановилось – активность на финансовых рынках и деятельность в алмазной отрасли. Производители алмазов поняли, что они единственные, кто может регулировать рынок, и быстро среагировали. Они сократили производство и/или закрыли рудники на определенный срок, а также позволили своим заказчикам оставлять товар на столе. Русские задействовали свой «амортизатор» - Гохран, который покупал продукцию компании АЛРОСА.

Глобальный экономический кризис высветил некоторые из основных слабых сторон алмазного бизнеса, в частности, накопление товарных запасов и неправильное ценообразование. Внезапное наступление глобального кризиса подчеркнуло уязвимость алмазной отрасли к внешним экономическим изменениям.

Большинство банков в большинстве центров повели себя с максимальной ответственностью и были поддержаны сайтхолдерами, которые оптимизировали свою деятельность и привлекли денежные средства из своих стран. Но некоторые банки предпочли оказывать поддержку алмазным центрам, предоставляя необоснованно щедрые кредитные линии - снова расцвела спекуляция, снова цены на алмазы подскочили, и снова нам пришлось пожинать бурю.

Я неоднократно призывал диамантеров: не покупайте алмазы по любой цене, которую запрашивают. Но алмазное сырье продолжало продаваться, цены продолжали расти, и наступило торжество спекуляции.

Производители алмазов – все производители - выиграли от работы своих неумолкающих кассовых аппаратов. С целью дальнейшей максимизации своих прибылей производители алмазов использовали тендеры в попытке получения наибольшей выгоды от продаж. Разница между ценой на алмазы и ценой на бриллианты сокращалась почти до нуля, как и прибыли производителей бриллиантов.

Производители бриллиантов, которые покупают алмазы для их переработки, исчезают, сокращая производство, закрывая фабрики временно или навсегда. Даже хорошо зарекомендовавшие себя производители вынуждены закрывать прекрасные фабрики с хорошо налаженной работой. Некоторые все еще еле-еле держатся. Но до каких пор может производитель бриллиантов покупать алмазы, если это означает, что он должен покрывать убытки? Месяц? Два месяца? Три? Полгода? Ситуация вызывает беспокойство.

Я приношу извинения, что не могу удержаться от цитирования своих высказываний, но я в прошлом так хорошо их сформулировал, что нет необходимости формулировать их снова. Мне хотелось бы, чтобы я мог сказать, что эти слова больше не имеют значения, но, к сожалению, это не так. В 2010 году (Hayahalom 193) я писал: «В горнодобывающем мире в годовых отчетах и выступлениях подчеркивается термин «устойчивое развитие». Это относится к деятельности, которая имеет коммерческую жизнеспособность в долгосрочной перспективе. Почему-то слишком много производителей сырья считают, что, когда наступает время продавать свой продукт, краткосрочная оптимизация доходов имеет более важное значение, чем долгосрочное устойчивое развитие бизнеса их клиентов. Но просто потому, что становится меньше долгосрочных договоренностей на поставку сырья производителям бриллиантов, эти производители каждое утро, снова и снова должны осознавать, что каждый раз, когда мы покупаем алмазы по неразумно высоким ценам, мы разрушаем свои собственные долгосрочные перспективы. В конце концов, исчезнут те, кто переплачивает, а поставщик алмазов просто найдет кого-то еще, кого ожидает, возможно, такая же судьба. Легко отвергнуть это, сказав «это свободный рынок». Не совсем так. Мы ведем игру не на ровном, гладком поле. Спекулянты алмазами могут проиграть или выиграть деньги. А производители бриллиантов располагают огромными инвестициями в фабрики, инфраструктуру и рабочую силу, которые они должны защищать».

В последнее время производители алмазов поняли, что если они не понизят свои цены, то некому будет покупать их товар. Снижение цен – это палка о двух концах, оно имеет важное значение, потому что производители бриллиантов больше не могут платить запрашиваемые цены, но это является ударом для тех, кто купил товар по высокой цене, и выгодно для тех, кто имел мудрость отказаться от его покупки.

Это не кризис

Наша отрасль находится в застое. Не только в Израиле, но и во всем мире. Мы склонны винить экономический кризис. Мы говорим, что в Соединенных Штатах рецессия, европейская экономика находится в состоянии коллапса. Но даже во времена экономического спада молодые люди продолжают жениться, а христиане вешают носки с подарками на рождественские елки. Все равно есть события, которые отмечают. Кроме того, экономическая ситуация в Соединенных Штатах не так уж плоха. В любом случае, не настолько плоха, чтобы вызвать полную остановку - максимум, это может быть небольшой спад. Причина кроется в самой алмазной отрасли. Как только стало невозможно больше использовать банковские кредиты для спекуляции и появился рынок с высокими ценами на алмазы, которые невозможно превратить в деньги, покупатели алмазов начали «задыхаться» и продавать свои алмазы по ценам на 10-15 процентов ниже цен, которые запрашивают крупные поставщики. Производители бриллиантов, подписавшие долгосрочные контракты, вынуждены были продолжать покупать алмазы по высоким ценам и удовлетворять оставшуюся часть своих потребностей за счет покупки алмазов по неподъемным ценам на тендерах.

Я бы хотел напомнить вам, чтó я говорил о тендерах на Международной конференции по алмазному сырью (International Rough Conference), состоявшейся в Израиле в 2008 году. Обращаясь к производителям алмазов, я сказал: «Вы, конечно, спросите, почему обеспокоенность производителей бриллиантов должна вас касаться? С вашей точки зрения, скажете вы, ситуация идеальная. Мы производим алмазы, продаем их на тендерах, получаем цены, о которых никогда не могли мечтать, и наши прибыли не дают нам оснований жаловаться.

Тендер или аукцион может быть прекрасным решением в качестве «окна» для наблюдения за рынком или для продажи особых алмазов. Но они не могут быть стандартным решением, потому что они наносят вред производителю бриллиантов.

… сам по себе алмаз не имеет ценности. Производитель алмазов ничего не может сделать с этими алмазами. Были попытки превратить алмаз в биржевой товар. Попытаться добиться, чтобы алмазы вели себя, как золото, медь, железо или кофе. Эти попытки провалились. Необработанный алмаз не стоит денег, как, например, металлы. Необработанные алмазы невозможно использовать как, скажем, используются кофейные зерна. Алмаз стоит денег только после того, как он прошел огранку. Алмаз представляет ценность только для производителя бриллиантов. Только я, производитель бриллиантов, знаю, чтó у меня в руках и чтό можно сделать с алмазом.

Для того чтобы я, производитель бриллиантов, захотел иметь алмазы, которые вы производите, я должен получать их постоянно на основе проводящихся регулярных сортировок. Это единственный способ для того, чтобы я мог заключать соглашения с сетями магазинов и с отдельными магазинами. Это единственный способ для того, чтобы я мог давать обязательства по «программам». Это единственный способ сделать так, чтобы я мог обещать вам, что алмазное сырье, которое вы производите, будет чего-то стоить для заказчика в магазине, а не только во внутренней торговле между нами».

Когда я закончил говорить, раздались аплодисменты. Это было приятно, но на практике ничего не изменилось. Я взывал, а прибыли производителей алмазов продолжали расти за счет производителей бриллиантов.

Мы не можем продолжать вечно покупать алмазы в убыток. Невозможно продолжать производство бриллиантов в существующих условиях. Без производства нечего будет продавать. Если станет нечего продавать – то скоро (вероятно, этот день уже настал) витрины заполнятся другими наборами ювелирных изделий с драгоценными камнями, жемчугом и синтетическими бриллиантами. А если покупатели привыкнут их покупать, кто сможет повернуть время вспять? Закрытая дверь фабрики – это дверь, не имеющая шанса быть открытой. Владельцы магазинов устали слушать, как мы плачемся и просим более высокие цены, в то время как производители синтетических бриллиантов дают им товар на консигнацию и со значительно более высокой рентабельностью. Сначала они выставят синтетические бриллианты в углу магазина, но через несколько лет они будут выставлять их по всему магазину. Смотрите, что случилось с жемчугом.

Это уже происходит. Многие производители бриллиантов уже сейчас начинают производить синтетические бриллианты. Многие другие рассматривают вопрос о том, чтобы адаптировать свои производственные линии для работы с синтетическими бриллиантами. Производственная система есть. Маркетинговая система есть.

Зачем использовать их, чтобы создавать убытки, если можно использовать их для получения прибыли? Инфраструктура есть, и если производители алмазов быстро не ухватятся за производителей бриллиантов и не привяжут их к себе выгодными поставками, то они могут пожалеть о том, что случится, но уже не смогут изменить этого. Совсем недавно твердо стоящий на ногах американский производитель бриллиантов сказал мне, что если бы он не открыл линию производства синтетических бриллиантов параллельно его обычной системе, он бы не выжил, и что он собирается адаптировать все свое производство и систему маркетинга к работе с синтетическими бриллиантами. Производители алмазов, это и есть тот путь, по которому, как вы надеетесь, мы пойдем?

Последний призыв

Поэтому, хотя до последнего времени я обращался в основном к производителям бриллиантов и просил их не покупать алмазы по неразумным ценам, сейчас я обращаюсь главным образом к производителям алмазов. Уважаемые производители алмазов! Алмазы предназначены для огранки и использования в ювелирных изделиях. Их не съешь. Их не посадишь в землю. Их даже невозможно больше использовать в спекулятивных целях. Можно заниматься спекуляцией год или два, но в конечном счете вулкан разверзнется и разрушит вокруг себя все. Производители алмазов должны понимать, что бизнес, в котором спекуляции играют основную роль - это не бизнес. Это мыльный пузырь, который лопнет, а если он образуется снова, он снова и лопнет. Производители алмазов и производители бриллиантов находятся в одной лодке – все хотят устойчивого бизнеса. Производители алмазов хотят знать, что кто-то купит алмазное сырье, которое они добывают. Производители алмазов имеют обязательства перед странами, в которых находятся рудники. У них есть обязательства перед правительствами и перед людьми. У них есть цели, которые они должны достичь. Если им некому будет продавать свои алмазы, они должны будут уйти из горнодобывающего бизнеса.

Поэтому производители алмазов должны найти способ оказывать поддержку и стимулировать производителей бриллиантов. И здесь я повторяю уроки, полученные в 1970-х и 1980-х годах.

Производители алмазов должны оказать производителям бриллиантов очень мощную поддержку, дав им возможность вернуться в сферу деятельности и прочно утвердиться на рынке, обеспечивая устойчивых клиентов, которые могут полагаться на регулярные, четкие поставки. Производители алмазов должны также проводить подготовку дилеров, чтобы они могли соответствующим образом помогать тем, кто производит бриллианты в небольших или средних объемах, и их работникам, либо путем финансирования, либо поставляя небольшие партии привлекательных ассортиментов.

Мой совет производителям алмазов таков: возврат спекуляции – это конец не только для производителей бриллиантов, но и для всей алмазной отрасли.

Источник: Rough&Polished
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Новые комментарии
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian