РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13661
Подписчиков:12711
Организаций:7551
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 05.12.2016
Доллар (USD): 63,9242 руб.Евро (EUR): 67,7660 руб. Золото: 2394,11 руб. Серебро: 33,6 руб. Платина: 1901,07 руб. Палладий: 1498,25 руб.
Рекламное место сдается
Золотая Сова
Золотой сезон
Аурис драгоценные металлы
Coglar
Ювелир Дизайн
Италмакс
Фабберс
Legor
aurten.ru
Альфа-Металл
Нефрит
ГлавнаяПубликацииДайджестГосударствоrjexpert.ru

Коммерсант: "Любовь до пробы"

Минфин предлагает ужесточить контроль производителей ювелирной продукции, чтобы с прилавков исчезли контрафактные драгоценности. Сами ювелиры считают, что проверять нужно не их, а магазины. Корреспондент "Денег" побывала в ювелирной столице России в Костромской области и убедилась, что государство действительно слабо представляет, с чем собирается бороться.
Контрафакт без фактов

Что такое ювелирный контрафакт — вопрос практически философский. Является ли, скажем, контрафактом копия браслета Tiffany, изготовленная по индивидуальному заказу на крупном ювелирном предприятии?

Оказывается, что не является: защита авторских прав в ювелирной отрасли не действует, и крупные ювелирные компании охотно берутся за такие заказы, вполне официально отправляя потом копии зарубежных ювелирных изделий на клеймение в отечественные пробирные палаты.

Расположенный неподалеку от Костромы поселок Красное-на-Волге благодаря разоблачительному фильму на одном из центральных телеканалов в начале этого года обрел славу столицы ювелирного контрафакта. Дело в том, что в Красном находится единственное на всю страну специализированное ювелирное училище, благодаря чему Костромская область стала своеобразным ювелирным кластером: в Костроме и Красном производится до трети всей ювелирной продукции в России, а в Красном ювелирных магазинов и магазинов для ювелиров больше, чем гастрономов.

Сами жители села от сомнительной славы своей малой родины не в восторге: миф о множестве надомников — выпускников местного техникума, которые якобы изготавливают ювелирную продукцию у себя на кухнях и в гаражах по собственной инициативе и по заказу крупных предприятий (те самые пресловутые копии),— похоже, лишен серьезных оснований. "На дому уже давным-давно никто не работает, наших выпускников с руками отрывают ювелирные фабрики. Дома ничего толком произвести невозможно: нужно много техники, которая ни на одной кухне не поместится, да и потом, как наладить сбыт?" — поясняет ситуацию директор местного училища Людмила Быстрова.

В местном магазине "Все для ювелира" на вопрос корреспондента "Денег" о том, много ли среди покупателей ювелиров-надомников, продавщица развела руками: "Если бы в селе действительно было развито подпольное производство, то дома и улицы выглядели бы побогаче. Товары и технику у нас покупают только крупные производства и индивидуальные предприниматели".

Эти самые ИП оказались вполне легальными малыми и средними компаниями — с несколькими десятками сотрудников и красочной рекламой на билбордах вдоль трассы.

Золото на сковороде

Одно из флагманских предприятий в этом ювелирном кластере — костромская ювелирная фабрика "Топаз", которая была основана в 1992 году как небольшая мастерская. Сегодня "Топаз" входит в число пяти крупнейших предприятий ювелирной промышленности России и изготавливает около 3% всех производимых в нашей стране изделий из золота.

В том, что нелегальное производство ювелирных изделий невозможно уместить у себя на кухне, убедиться довольно легко. Директор по производству завода "Топаз" водит нас по участкам — цепевязания, родирования, сборки, восковки. Всюду — огромное количество массивной специализированной техники: станки с числовым программным управлением, цепевязальные станки, несколько ванн для родирования (золотые изделия покрывают родием, чтобы они обретали модный холодный оттенок). Чтобы золото блестело, кольца помещают в специальный аппарат, где они вращаются в щебне из перемолотого грецкого ореха. Становится понятно, почему древние украшения, которые сегодня можно увидеть в музеях, были тусклыми: специальная техника, позволяющая золоту блестеть, появилась лишь в прошлом веке. На одном из участков корреспондент "Денег" замечает электрическую плиту, на которой стоит сковородка с мелкими кусочками золота. "Вообще-то сотрудник должен был поместить золото на просушку в специальную печь, но решил, видимо, сэкономить время. Он у нас металлург",— как бы извиняется директор по производству.

Весной этого года Минфин подготовил законопроект, касающийся производителей ювелирной продукции.

Если он будет принят, не исключено, что за такие отклонения от производственной нормы, как сушка золота на сковородке, предприятие будут наказывать. Законопроект предполагает создание федеральной службы по контролю и надзору в сфере оборота драгоценных металлов и драгоценных камней, которая была бы вправе осуществлять внеплановые проверки без санкции прокуратуры по самым различным и неформализованным основаниям, в том числе останавливать производственный цикл.

Кроме того, законопроект предполагает введение режима постоянного контроля на отдельных ювелирных предприятиях. "Функции государственных контролеров будут дублировать функции производственного менеджмента предприятий",— считают в Гильдии ювелиров России. По мнению представителей отрасли, налицо избыточное административное регулирование, а государственные расходы на содержание таких контролеров могут составить десятки миллионов рублей ежегодно.

"Возможность осуществления внеплановых проверок производителей является сильнейшим коррупциогенным фактором",— заявляют в Гильдии ювелиров.

Легализация контрабанды

Объем контрафактной продукции на ювелирных прилавках эксперты оценивают по-разному — от 15% (по данным Пробирной палаты Минфина) до 40% (по заявлениям МВД).

Один из бывших топ-менеджеров крупного столичного ювелирного производства, пожелавший остаться неназванным, считает инициативу в целом правильной, но одновременно отмечает, что расширяющиеся полномочия прописаны очень общими терминами, без конкретики, а это обязательно приведет к коррупции и злоупотреблениям. "К надомникам это никакого отношения не имеет. 99% контрабанды идет в промышленных масштабах — через заводы,— убежден бывший менеджер завода.— Из-за рубежа завозятся золотые цепи в бобинах, кольца, серьги, потом на заводе цепи режутся, проводятся оконцовка, клеймение, и уже с завода эти изделия как произведенные в России идут на "пробирку". В магазинах — уже легализованная контрабанда. Закон ударит по крупной контрабанде, по ломбардам, которые являются для заводов крупными поставщиками безэндээсного золота".

В Гильдии ювелиров настаивают на том, что контрафактные ювелирные изделия появляются непосредственно в точках продаж, минуя российские производства. "Почему власти планируют вводить новый контроль на предприятиях, когда розничные магазины по закону проверяют примерно раз в три года?" — недоумевают отраслевые лоббисты.

По оценкам Гильдии ювелиров, объем ювелирного рынка в России превышает $5 млрд (пять лет назад он составлял около $4 млрд). Отрасль готова дать 300 тыс. новых рабочих мест в регионах России, инвестировать в производство, увеличить экспорт и объемы переработки золота в ювелирных изделиях с нынешних 150 до 200 тонн в год.

"НИИ коррупции безосновательно сравнивает ювелирную промышленность с торговлей людьми, оружием и проституцией",— говорят в Гильдии ювелиров России. Президент Гильдии производителей бриллиантов и ювелирных изделий РС (Я) Василий Власов убежден: "Алмазы, золото, серебро — это никакие не валютные ценности, это такие же товары, как картошка и колбаса. Пора к этому привыкнуть".

Основная проблема развития отрасли связана с неопределенной позицией государства по отношению к производителям ювелирной продукции. Последние, с одной стороны, действуют в рамках общей конкурентной среды, с другой — ограничены множеством контролирующих и ограничивающих норм. В первую очередь — обязанностью клеймить всю продукцию в Пробирной палате, возможности которой не соответствуют требованиям рынка.

Потребность в клейме

"В настоящее время ювелиры выпускают не столько продукции, сколько требует рынок, а столько, сколько может пропустить через себя Пробирная палата",— сетует председатель Координационного совета по развитию ювелирной отрасли в России, председатель совета директоров ООО ""Адамас", столичный ювелирный завод" Андрей Сидоренко.

Производители утверждают, что им не дают работать на полную мощность: вместо поддержки и организации, например, особых зон для развития ювелирки государство предлагает ужесточить контроль. И настаивают на том, что нужно больше организаций с правом клеймения (сейчас пробирных палат на всю страну всего 20), а государству необходима совместная программа с организациями по правам потребителей для контроля ритейлеров.

От разработчиков законопроекта на одном из круглых столов, посвященных проблеме, выступил руководитель Пробирной палаты России Александр Маркин. Начал он с того, что в новом законопроекте отменено пробирование изделий на экспорт и изделий из серебра до 3 г — этого многие годы добивались представители отрасли. По поводу поправок, которые вызвали недовольство в отрасли, он заявил, что "они не ущемляют бизнес, а направлены на защиту потребителей". Государственный контроль и другие формы регулирования должны, по его мнению, решить проблему контрафакта.

Генеральный директор Московского завода специальных сплавов Александр Иванюк парировал: "Претензии по контрафакту есть, но все они относятся к торговле или таможне. Но в итоге в борьбе с контрафактом контролировать будут ювелирную промышленность, к которой нет претензий и которую никто не ловил на продаже поддельных изделий". Общее настроение бизнес-сообщества выразил директор костромской ювелирной фабрики "Топаз" Аркадий Гутерман: "Бизнесу нужны не новые контролирующие органы, а поддержка государства".

Своего рода реверансом в сторону производителей стало предложение Минфина отменить обязательную перевозку драгоценных металлов, камней и изделий из них специальным транспортом и под вооруженной охраной (особый режим перевозки и хранения драгоценностей прописан в федеральном законе "О драгоценных металлах и драгоценных камнях"). Освободившиеся ресурсы игроки рынка могут направить на снижение цен. В Москве транспортировка партии колец, серег и цепей обходится примерно в 10 тыс. руб. Нанимать охрану для перевозки, например, партии серебряных украшений стоимостью 100 тыс. руб. нерентабельно. Перевозка дорогих украшений под конвоем и со страховкой и так в интересах собственника.

В конце июля законопроект был вынесен Минфином на правительственную комиссию по законопроектной деятельности. В августе Минэкономразвития провело оценку регулирующего воздействия законопроекта, подготовленного Минфином. Минэкономразвития заняло сторону бизнеса: по мнению экспертов министерства, в документе "не представлено достаточно оснований для осуществления внеплановых проверок без санкции прокуратуры и введения постоянных контролеров на производствах". В замечаниях Минэкономразвития указан вариант перехода к осуществлению функции опробования и клеймения независимыми аккредитованными организациями.

Вообще, по мнению собеседника "Денег", работавшего ранее в ювелирной отрасли, для осложнения жизни тем, кто пытается продавать сделанное за границей (как правило, в Турции и Китае) как произведенное в России, вполне достаточно было бы ввести единый стандарт лигатуры — добавки неблагородного металла в ювелирных изделиях из драгметаллов. В таком случае производить украшения за границей стало бы просто невыгодно, да и мало кто из турецких или китайских производителей согласился бы идти на подделку этой самой лигатуры.

Впрочем, практика показывает, что государство чаще заинтересовано в расширении своих контрольных функций, чем в упрощении процедур.

Источник: rjexpert.ru
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Новые комментарии
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian