РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:14145
Подписчиков:12956
Организаций:7680
Изделий:1896
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 20.11.2017
Доллар (USD): 59,2746 руб.Евро (EUR): 69,6654 руб. Золото: 2462,86 руб. Серебро: 32,56 руб. Платина: 1799 руб. Палладий: 1898,1 руб.
JewelMarket
Coglar
Драгоценные металлы
Италмакс
Нефрит
Альфа-Металл
Нева-Голд
Ювелир Дизайн
ГлавнаяПубликацииДайджестГосударствоРоссийская Газета

Алмазный Фонд: Андрей Юрин о кладах, ценах на золото и много другом

Вдвое увеличились продажи ювелирной продукции в России за пять лет, несмотря ни на какие экономические сложности. А российские ювелиры тем временем начали выходить на международные рынки.
Композиция "Пятьдесят лет Алмазному фонду". В основном бесцветном топазе располагаются ограненные вставки из граната, голубого топаза и гелиодора. Общее число граней - более 630. Фото: Виктор Васенин/ РГ
Композиция "Пятьдесят лет Алмазному фонду". В основном бесцветном топазе располагаются ограненные вставки из граната, голубого топаза и гелиодора. Общее число граней - более 630. Фото: Виктор Васенин/ РГ

Как развивается сегодня ювелирная отрасль, рынок драгоценных камней и металлов? Не планирует ли Россия продать часть своих сокровищ, чтобы пополнить бюджет? И когда изделия лучших современных мастеров ювелирного искусства пополнят Алмазный фонд, который отмечает в ноябре свое пятидесятилетие?

На эти и другие вопросы "РГ" ответил руководитель Гохрана России Андрей Юрин.

История в бриллиантах

Андрей Владимирович, сколько лет самой старой коллекции Алмазного фонда? И приходилось ли сокровища продавать?

Андрей Юрин: Самые старинные - 300-летние вещи. Старше нет. Ведь на выставке представлены ювелирные украшения и ценности императорской семьи.

Наиболее ранних экспонатов - два, и оба они датируются началом XVIII века - это нагрудный знак ("персона") в виде овального медальона с эмалевым изображением Петра I и знак ордена Св. апостола Андрея Первозванного (возможно принадлежавший Петру I).

По значимости нагрудные знаки с портретом царствующего монарха не уступали орденам. Это были личные пожалования из рук императора за особые заслуги перед Отечеством и свидетельствовали о его высочайшем расположении.

Первые миниатюры с портретом Петра I (по заказу самого царя) были исполнены известным английским художником Ш. Буатом в 1698 году. Впоследствии их изготавливали российские мастера.

На раннее происхождение знака из собрания Алмазного фонда указывает юный возраст изображенного Петра I, а также сдержанная по форме оправа из золота и серебра, украшенная индийскими алмазами огранки "роза" в глухих высоких кастах.

Следующими по времени создания в коллекции Алмазного фонда являются украшения императрицы Елизаветы Петровны, выполненные в 1750-е годы. Это две парюры. Первая парюра (бриллиантовая с эмалью): диадема-бандо, "Малый букет" и серьги с пчелками. Вторая парюра (с сапфирами): эгрет в форме фонтана и серьги - "каскады".

Что касается продажи, то сейчас она просто невозможна. Действующее законодательство это запрещает. Продажи были в 1920 году, когда новое государство нуждалось в деньгах.

А до этого? Много продавали?

Андрей Юрин: Судьба коллекции уникальна тем, что в годы Первой мировой войны, революционных событий, гражданской войны она сохранилась в неприкосновенности. Молодое государство с первых дней существования столкнулось с серьезными экономическими и политическими вызовами, бюджет остро нуждался в средствах для внутренних нужд и оплаты внешних поставок, в связи с чем было принято решение направить часть ценностей на продажу. Поэтому сегодня во многих зарубежных коллекциях есть изделия, которые ранее находились в Алмазном фонде.

Продали немало, почти треть. Но самое ценное, значимое осталось. И потом ювелиры Гохрана в 1980-х годах воссоздали, но уже в современном виде, те изделия, которые были проданы за границу. И вот уже почти 90 лет коллекция остается в абсолютной неприкосновенности.

И сейчас ни о каких продажах речь не идет. Существует специальный указ президента, который регулирует статус Алмазного фонда. Он не предусматривает выбытие каких-либо ценностей из Алмазного фонда. А вот пополнение есть. В последние годы это происходит прежде всего за счет уникальных алмазов, которые добываются в Якутии.

Завтра, в Кремле

Ювелирные изделия совсем не покупали?

Андрей Юрин: Нет. Ими наша коллекция впервые за многие годы пополнится в день юбилея открытия выставки. И это будут исторические драгоценности! С 17 ноября они будут демонстрироваться на выставке. Это был долгий и трудный путь поиска.

Думаю, на этом не нужно останавливаться. Мечта работников выставки - вернуть проданные когда-то сокровища Алмазного фонда, связанные с историей России. А сейчас они находятся в частных коллекциях, разбросаны по всему миру.

И где вы их ищите? На аукционах?

Андрей Юрин: Расширяем связи с коллекционерами, музейным сообществом зарубежья. Ищем и будем искать.

Нам интересна история, традиции государства, потому что каждая вещь - это люди, события, связанные с каким-то периодом жизни страны. Уверен, что коллекция должна развиваться именно в историческом направлении.

Но это сколько денег надо! Вам на закупки их бюджет будет выделять или сами справитесь?

Андрей Юрин: Это такие вещи, которые сложно предсказать. Процесс оптимизации состава Государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней России осуществляется на постоянной основе. Из Государственного фонда драгкамней и драгметаллов реализуется то, что считаем не имеющим исторической и художественной значимости, в том числе то, что неинтересно было бы для выставки Алмазного фонда. А также ординарные камни, которые на ювелирном рынке нужны огранщикам, чтобы изготавливать бриллианты.

Госфонд обеспечивает их реализацию в объеме средств в соответствии с установленными планами. Приобретение новых экспонатов - это незначительный объем по сравнению с реализацией.

Камни покупаете у производителей? По рыночной цене? Или они обязаны отдавать вам часть добычи?

Андрей Юрин: Приобретаются уникальные камни, которые в особом порядке таковыми признаны, с особыми характеристиками. И, конечно, по рыночной цене.

Но для вас действуют скидки как для государственной организации?

Андрей Юрин: Добывающие компании часто в дар передают в состав Госфонда камни, самородки. Остальное - покупаем у них по той цене, по которой они продают покупателю на рынке.

Прямо так и дарят от чистого сердца? Не верю! А вообще сколько денег тратится в год на приобретение драгоценных камней, слитков?

Андрей Юрин: Зря не верите. Такие примеры есть. В последние годы нам поручалось делать большие закупки в кризисный период, когда резко упал спрос во всем мире на алмазы. И надо было поддержать АК "АЛРОСА" (ПАО) как компанию, которая является градообразующей, бюджетообразующей в Якутии. Тогда был закуплен почти полугодовой объем реализации. Сейчас массовые закупки не делаем, так как в целом рынок устойчив и наблюдаются положительные тенденции.

Но я слышала, что и Алмазный фонд дарит свои богатства. Дрездену, например.

Андрей Юрин: Это очень интересная история. Есть в Дрездене уникальный музей "Зеленые своды". Там находятся исторические вещи высочайшего уровня. И часть коллекции была в 1945 году перевезена в Советский Союз. Это были только драгоценности, причем высочайшего художественного уровня. Затем, по решению советского правительства, они были возвращены в Германию в 1950-х годах. Это был акт доброй воли.

А есть люди, которые просто завещают свои драгоценности музею?

Андрей Юрин: Да. Хотя это и не часто происходит.

То, что мы видим на выставке "Алмазный фонд" - это, наверное, лишь вершина айсберга.

Андрей Юрин: Конечно, это далеко не весь Алмазный фонд, но на ней представлены самые интересные экспонаты, которые интересны широкому кругу посетителей.

Например, золотой слиток, который был поднят в 1981 году во время совместной операции с Великобританией с затопленного в 1942 году немцами крейсера "Эдинбург", когда Советский Союз по ленд-лизу рассчитывался слитками. Его ценность здесь уже не только как слитка, но и как вещи, которая на дне Баренцева моря пролежала 40 с лишним лет.

У нас настолько интересные экспонаты, как, скажем, погремушка-свисток императора Александра I, которую невозможно убрать в запасники, потому что она интересна всегда. А есть вещи, камни уникальные, они обновляются.

И каково соотношение выставки к самому Алмазному фонду?

Андрей Юрин: Выставляется, наверное, около 10 процентов от всего Алмазного фонда, но это самое интересное.

Золото всегда в цене

За 50 лет как изменилась цена коллекции Алмазного фонда?

Андрей Юрин: Она только растет. Если в 2001 году золото стоило 271 доллар за тройскую унцию, то сейчас - 1277 долларов.

Рост - более чем в четыре раза в долларовом выражении. В рублевом выражении - почти в десять раз. Сегодня цена в рублях на золото - 2381 рубль за грамм, а было 240 рублей за грамм. А если посмотрим, как ведут себя все драгметаллы, то увидим, что платина сегодня стала не только дешевле золота, но даже дешевле и палладия. Палладий сегодня вышел на второе место среди драгметаллов по стоимости. А самое дорогое - золото. Конечно, художественную стоимость коллекции никакими деньгами не измерить.

Ваш прогноз: золото не подешевеет, как платина?

Андрей Юрин: Думаю, нет. Но мы не только его копим. А также палладий, серебро и другие металлы. Правда, приоритет все-таки по золоту и уникальным камням, которые представляют особую ценность.

Понимаете, золото, палладий, серебро - это же не только металл для ювелирных изделий. Палладий, например, активно используется в автомобилестроении, когда мы говорим о катализаторах и о снижении вредных выбросов, то там без палладия пока не обходится. А золото, серебро связаны с радиоэлектронной промышленностью, с высокотехнологичным производством. Платина, как и палладий, используются в автомобильной промышленности.

И сколько золота накопила Россия? Или это секрет?

Андрей Юрин: Совместно с Центральным Банком - более полторы тысячи тонн, и золотой запас существенно пополняется. Это тренд, который сегодня во всем мире нарастает. Центральные банки и государства накапливают золото.

Я так поняла, что и камни вы покупаете. А потом продаете на аукционе. И сколько в год получается заработать?

Андрей Юрин: В этом году объем реализации составил около 7 миллиардов рублей. Эти деньги поступают в федеральный бюджет.

Вы также пытались продать запасы ювелирных изделий из советских коллекций. Никто не берет?

Андрей Юрин: Те изделия, которые были сделаны в 1980-х годах, как сегодня показали наши продажи, не пользуются спросом, потому что сегодня есть гораздо более интересные вещи. Но мы продолжим эту практику. Их все-таки покупают, но это небольшие объемы - несколько миллионов рублей. В основном ювелиры, чтобы починить, переделать ювелирное изделие, реновацию провести.

Может, не мучиться, отдать на переплавку?

Андрей Юрин: Что касается изделий без камней, то, скорее всего, примем именно такое решение. Для государства это будет выгоднее.

Они достаточно простые по своему дизайну - изделия массового спроса.

Еще один источник пополнения фонда - изделия, которые нелегально ввозятся и изымаются. Здесь встречается что-то интересное?

Андрей Юрин: Все, что изымается таможней, по приговорам суда, обращается в собственность Российской Федерации, поступает в Государственный фонд драгоценных металлов и драгоценных камней. И дальше принимается решение - хранить, если вещи представляют художественную ценность, либо направить на аффинаж для превращения в слитки.

В основном это ювелирные изделия. Не уникальные, будем говорить, массовые изделия. Иногда, правда, бывают исторические вещи, которые пытаются вывезти из страны. Но говорить о широком потоке здесь нельзя.

А древние клады к вам поступают?

Андрей Юрин: Этого становится все меньше и меньше. Недавно в Москве нашли монеты. Но они медные - в музей поступят.

Кольца окольцуют

Министерство финансов заявило о подготовке к маркировке ювелирных изделий. Что ваша организация делает в этом направлении?

Андрей Юрин: Это отдельный разговор. В министерстве финансов принято решение по подготовке введения электронной системы отслеживания товаров.

И именно эта система, мы считаем, наведет должный порядок на рынке продажи драгоценных камней, драгоценных металлов. И самое главное, она защитит потребителя от недобросовестного продавца и изготовителя изделий, когда станет возможным проследить судьбу каждого изделия - от добычи камня до реализации в магазине.

И как она будет работать?

Андрей Юрин: Сейчас эта система находится на стадии разработки. Она заключается в том, что на этапе добычи камня будет специальным образом маркироваться его упаковка.

Невозможно достать камень, не нарушив упаковку. И все последующие операции с ним будут отслеживаться электронной системой. И потребитель будет точно знать, что тот камень, который у него вставлен в изделие, имеет вот такую-то историю, тогда-то был добыт.

В 2018 году в России начнут маркировать ювелирные изделия. И подделкам 
полностью закроют путь к прилавку

Но упаковку можно подменить. И положить в нее что попало.

Андрей Юрин: Нет, это невозможно, потому что она разовая. Она утрачивает свои свойства после вскрытия. В магазин он поступит уже в изделии с клеймом.

Мы считаем, что в следующем году система будет разработана. И, наверное, с 2019 года запустим ее в пробном режиме.

Клеймо будет на самом камне или на металле?

Андрей Юрин: Мы считаем, что это будет на изделии, плюс приложен паспорт к нему. И, по договоренности с розничными сетями, маркировка будет ставиться и на крупных камнях.

А синтетика насколько часто выдается за натуральные камни?

Андрей Юрин: Синтетика бурно развивается. Это путь дальнейшего развития отрасли, это стратегия. Естественно, здесь важно для потребителя отделить синтетический камень от природного. И система кодирования позволит это делать.

Новые Фаберже

А вообще рынок ювелирных изделий сейчас растет, падает?

Андрей Юрин: Если в 2011 году ювелирных изделий в России было продано на 133 миллиарда рублей, в 2012 году - на 171 миллиард, в 2013 году - на 189 миллиардов, то даже в те, как мы считаем, кризисные годы: в 2014 году - на 210 миллиардов, 2015-м - на 220 миллиардов. И в 2016 году - на 226 миллиардов рублей.

То есть кризис кризисом, все говорят, что денег нет, а золотишко-то прикупают.

Андрей Юрин: Да, вот такая статистика.

Скажите, а есть спрос на нашу ювелирную продукцию за рубежом?

Андрей Юрин: Впервые в этом году наши ювелиры при поддержке Российского экспортного центра выехали для участия в международных ярмарках.

Конечно, широко известен за рубежом наш знаменитый ювелир Ильгиз Фазулзянов, который в Париже открывает свой магазин. Это первый случай в истории новой России. То есть сейчас вновь российский ювелир пробивает дорогу на западный рынок. То, что было во времена Фаберже, конечно, утрачено. Будем надеяться, все еще впереди.

Через пять лет 
Алмазный фонд может 
начать покупать изделия 
современных мастеров. 
Если они постараются.

А где сейчас в мире живут самые лучшие ювелиры?

Андрей Юрин: Италия, Франция. Арабские Эмираты сейчас начинают тоже активно в этом плане работать. И Россия, конечно.

Как вы думаете, будет расти интерес к нашим мастерам?

Андрей Юрин: Однозначно будет. Потому что это самобытность и характер, то, как российский художник видит, как он может это показать. Конечно, признание - дело не одного дня. Но надо пробовать, пробиваться, показывать наши ювелирные изделия.

Именно поэтому на выставке "Алмазный фонд" 9 ноября открылась экспозиция современных ювелиров России - победителей конкурса, который проводит Гохран России.

И тогда вы будете закупать их для Алмазного фонда?

Андрей Юрин: А почему нет? Лет через пять это вполне возможно.

История
Все началось с Петра

Андрей Владимирович, Алмазному фонду на самом деле наверняка больше 50 лет.

Андрей Юрин: Фактически - 298. В 1719 году Петр I выделил самое ценное в государстве - коронационные регалии - из частного владения, придав им юридически оформленное положение "государству принадлежащих вещей". И последние поручил хранить Камер-коллегии, а говоря современным языком - министерству финансов. Ценности направили в специальное подразделение Камер-коллегии, определили специальный порядок доступа к ним, когда только три уполномоченных государственных чиновника одновременно могли их взять и затем вернуть. На рубеже XIX-XX вв. в Эрмитаже, в Зимнем дворце создалась галерея драгоценностей, более-менее открытая для посещения.

В период Первой мировой войны, в 1914 году, все эти ценности были эвакуированы в Москву, как в город, который дальше отстоит от линии фронта, они находились в Кремле и в целостности и сохранности пережили там все тяжелые времена. В 1967 году по предложению министерства финансов выставку сделали доступной для публики. Сначала выставка открылась в Кремле как временная. А с 1968 года стала постоянной.

Что увидим на выставке в Кремле

Список изделий, которыми пополнится Алмазный фонд, пока держится в секрете. Раскроют его в Московском Кремле на торжествах, посвященных юбилею Алмазного фонда.

Но для "РГ" завесу тайны чуть-чуть приоткрыли, рассказав об одном из изделий, которым будет пополнена коллекция.

Это золотой браслет, выполненный санкт-петербургским придворным ювелиром Самуэлем Арндт для кабинета Его Императорского Величества в 1860-е годы. В этом браслете располагается миниатюрный парадный портрет Императрицы Марии Александровны, супруги Императора Александра II. Она изображена женщиной после 50. Эксперты Гохрана предполагают, что, возможно, предмет принадлежит кому-то из членов семьи Романовых или одной из фрейлин или статс-дам.

Браслет скульптурно вылепленный, красивые листья оканта проходят по его центральной части, обрамляя портер Марии Александровны. Несмотря на то, что вещь довольно крупная и эффектная, сделана она легко. Вес изделия 54 грамма. В Алмазный фонд она попадет из одной из художественных галерей России.

Эксклюзив от "Российской Газеты"! Публикуется впервые. Новинка коллекции Алмазного фонда - золотой браслет, выполненный ювелиром Самуэлем Арндтом для кабинета Его Императорского Величества в 1860-е годы. Фото: Виктор Васенин

Автор:  Марина Гусенко



facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Новые комментарии
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian