РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13660
Подписчиков:12712
Организаций:7551
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 04.12.2016
Доллар (USD): 64,1528 руб.Евро (EUR): 68,4703 руб. Золото: 2416,6 руб. Серебро: 33,62 руб. Платина: 1889,3 руб. Палладий: 1538,67 руб.
Италмакс
Ювелир Дизайн
aurten.ru
Фабберс
Нефрит
Legor
Coglar
Альфа-Металл
Аурис драгоценные металлы
Золотой сезон
Рекламное место сдается
Золотая Сова
ГлавнаяПубликацииИнтервьюРазноеart1.ru
Интервью с российским дизайнером Стасом Жицким — один из отцов-основателей студии Open!Design&Concepts и ювелирного бренда OPENJART.

Митя Харшак: Стас, как получилось, что вы, будучи изначально брендостроителями, художниками, графическими дизайнерами, пришли к трехмерным вещам из плоского жанра?

Стас Жицкий: Именно потому, что мы невыносимо долго были плоскими графиками, это поднадоело в какой-то момент. Не то чтобы хотелось от этого отказываться, но захотелось расширить сферу деятельности.

— В каком году вышла первая ювелирная коллекция? Это были Diamonds Inside?

— Да, она была первой, если говорить о коллекции как таковой. До этого были кустарно-ручные прототипы, которые все-таки не могли считаться стопроцентно полноценными изделиями. Мы, собственно, ими и не торговали, а делали, чтобы лучше понять материал и то, как идея выглядит в объеме. Мы и до ювелирки уже не были в чистом виде двухмерными дизайнерами и время от времени выходили в объем – с архитектурой, интерьерами… Архитектурных идей, к примеру, набралось множество – но они были трудновоплотимы по разным причинам. А ювелирка возникла не из любви к драгоценным камням и металлам (любовь зародилась уже позже), а по причине здравого расчета — колечко сравнительно легко воплотить в жизнь, сделать его убедительным и функциональным, если это слово вообще применимо к колечку. Колечко сделать проще, чем авторучку и зажигалку.

foovoyepl

— Авторучка и зажигалка требуют большой серийности и технологичности производства.

— Да. А колечко – нет. В силу отсутствия необходимости делать большую серию. Перфектное и прецизионное колечко можно сделать одним экземпляром. Оно будет немного дороже, чем серийное, но точно не дороже, чем уникальная авторучка или зажигалка, изготовленная в количестве одной штуки.

— Что было сначала: серия рендеров, идей?

— Сначала была серия каких-то недооформившихся мыслей и кривых каракулей. А, еще же мы часы сделали!

— Часы Back Side Watch — это была громкая история. Кстати, вы все уже распродали или что-то осталось?

— Остались только личные запасы на суперэксклюзивные подарки, на продажу ничего не осталось. Мы с часами нагеморроились страшно — делать вещь серийную да еще и собственными силами — это очень тяжело. Ювелирочка такая вот хорошенькая, потому что ее можно сделать в одном экземпляре. Она ничем не будет отличаться от серийного изделия, ну разве что прецизионностью, которую на ощупь не определишь.

ss1

— В первую коллекцию свои деньги вкладывали? Это же довольно дорогие «золото-бриллианты»?

— Да, свои деньги, но не в коллекцию, а в прототипы.

— С настоящими камушками, все по-честному?

— Нет, сначала были вещи без камушков. То, что вставлялось в прототипы, было либо не очень камушками, либо камушками, но не очень дорогими. И тогда как раз нашлись люди, которые захотели партнерствовать. С ними я сотрудничаю и до сегодняшнего дня.

— Я помню, когда появилась коллекция Diamonds Inside, это был такой взрыв! По прессе это очень круто прокатилось, о вас написали все, кто мог.

— Да, все картинки были в модных журналах. Были «форбсы», «офисьели», «воги»…

— Заграничные издания проявляли интерес?

— Да, публиковали и не раз.

— Вы с этой коллекцией тогда получили премию Red Dot.

— И поняли, что Red Dot в России вообще ничего не значит…

foofz8cqr

— Red Dot — это все-таки дизайнерская территория. А вы выходили с территории дизайна на ювелирные, специализированные выставки?

— Да, выходили, публиковались и продолжаем публиковаться в российских каталогах и альманахах, где обретаются и торговцы и производители ювелирки. Конечно, те люди, которые считают себя ювелирами – представителями haute joaillerie, а не ювелирными дизайнерами, к нам относятся полуосторожно-полупренебрежительно. Типа придурки какие-то, не знают, чем одна огранка от другой отличается, и на глаз не могут определить прозрачность камня. У них же там есть куча профессиональных заморочек и нюансиков, и я не знаю до сих пор про многие из них, и честно говоря, меня это не очень интересует. Я не из тех людей, которые стараются максимально закопаться вглубь проблемы и стать академиком в какой-то узкой области – уж слишком многие области мне интересны, остатка жизни на все точно не хватит. Мне гораздо интереснее реализовывать свежие и не очень ожиданные идеи в самых разных направлениях. Я бы и одежду придумывал, и телефоны, и автомобили (хотя с автомобилями я, пожалуй, погорячился – это дело трудное, долгое, ну разве что на уровне концептов сочинял бы)… Сейчас один гаджет делаю, в электронику приходится погружаться — но ровно настолько глубоко, насколько это необходимо, чтобы осознать достоинства и недостатки изделия, чтобы оценить удобство и функциональность — и эти критерии к ювелирке тоже применимы. Но всю жизнь я бы не хотел делать одну только ювелирку. А ювелиры, наоборот, ничего больше кроме этого не хотят делать.

— Потом появилась коллекция «AsUsuals» (или «Простые вещи») — прищепки, гвоздики, винтики. Это следующий был шаг?

— Эти шаги в головах существовали параллельно, просто по времени реализации идут друг за другом.

img_05

— У вас производство в Таиланде. С чем это связано?

— С тем, что невозможно найти производство здесь. Мы же пробовали, искали людей, которые могли бы изготавливать. Инвестора нашли, а рабочую силу — нет. Нам не понравились условия: либо результат плох, либо очень дорого. Наши теперешние, а тогда только будущие друзья и партнеры тоже носились с идеей ювелирного производства и совершенно осознанно-вынужденно отправились в Таиланд. Сейчас, может быть, и в Китай поехали, но тогда с Китаем не все было так замечательно, как сейчас, и выбрали Таиланд. Дешевизна и аккуратность тайцев по сравнению с тогдашними китайцами определила наш выбор. До сих пор все там и делается.

— С точки зрения паблисити, все эти вещи совсем outstanding, а с точки зрения бизнес-модели это функционирует?

— Это не настолько развито, нет. Это золото с бриллиантами нас не озолотило.

— Где купить, кроме как на сайте?

— Во-первых, есть флагманский салон, который принадлежит нашим партнерам. Наш бренд называется OPENJART. Там самый большой выбор. При этом есть сеть дизайнерских магазинов «Nебо», их сейчас четыре штуки по Москве. Там вещи подешевле, в основном, серебро. Там, где это возможно мы делаем дорогую линейку товаров и линейку для публики попроще. У нас есть перстень, в котором бриллиант пополам перепилен по вертикальной оси. Он называется One Half. При этом мы сделали серебряный вариант с цитрином, хотя это немного супротив концепции, потому что если уж пилить, то безжалостно – настоящий каратник, а то и двухкаратник. Но людям колечко так нравится, а на бриллианты не у всех деньги есть, вот я и не хочу их обижать. А есть вещи, которые если мы и повторяем, то один или два раза. Они сами по себе настолько сложные в производстве, то делать из них эконом-варианты не хочется.

роскошь наполовину

— На ком вся работа, типа подбора камней, определения прозрачности и всего остального, что мы не знаем?

— Дима Галкин занимается продакшном, полжизни в результате проводит в Таиланде и всеми этими процессами там управляет. Мы находимся в постоянной электронной и астральной связи — все можно оперативно решить, посмотреть на камушек по скайпу, хоть за эти слова меня ювелиры и проклянут.

—  Все вещи замышляются большими сериями?

— Больших серий, которые сейчас лежат у нас на сайте, немного. Из новых больших серий — нательные кресты. Название коллекции довольно условно: ты же не будешь коллекционировать кресты и носить по принципу недельки. Это не коллекция, а группа продуктов. Мне сейчас это интересно, я их с удовольствием придумываю. Они будут объединены не стилистически, а по форме и по функции, если это слово к кресту подходит – хотя, почему нет?… Духовно-идентифицирующая функция. Массу вещей мы делаем под конкретного клиента, и они никак стилистически не продолжаются. Только по желанию хозяйки или хозяина мы можем когда-нибудь сделать серию, добавив к кольцу еще кольцо, серьги или подвеску. Мы не хотим следовать примеру модных домов и вымучивать какую-то одну тему до полного ее истощения. Идей пока все равно больше, чем изделий!

— Насколько дизайн и те концепции, которые закладываются в изделие, увеличивают их стоимость?

— Они хорошо ее увеличивают, потому что вообще покупать ювелирное изделие просто потому, что там столько-то граммов золота и столько-то карат, не смешно. Тогда надо пойти в банк, купить там слиток, на бирже купить камушек, положить это все в банковскую ячейку и не мучить обработкой. Эта «добавленная стоимость» абсолютно эфемерна, потому что состоит из уникальной идеи и высокопрофессионального ремесленного труда, и, если труд еще можно как-то подсчитать путем учета человекочасов, то стоимость идеи очень субъективна. Чтобы владелец мог выгодно продать ювелирную штуку, она должна полежать лет пятьдесят, как живопись, тогда ее будут ценить еще и за ее древность.

— Вы вместе с Сергеем все делаете? (Сергей Кужавский — партнер Стаса Жицкого по тудии Open!Design — прим. М.Х.)

— Он больше картинки пишет и преподает сейчас. Ювелиркой особо не занимается.

253924_161298540603779_5634395_n

— Ты видишь, что твоя аудитория представляет в России определенную массу, силу? Для кого ты работаешь?

— Если говорить о рынке, то его нет. Но, с другой стороны, мы же говорим о рынке современного искусства? Те люди, которые покупают современное искусство, дикую толпу собой не представляют, в очереди не выстраиваются, тем не менее мы называем это рынком. Так и здесь — есть какое-то количество людей с любовью к нестандартному и со вкусом, которые будут это покупать. Но это не будет массовым, на это я не рассчитываю.

— Ты посматриваешь, что делается в мире ювелирного дизайна в России и в остальном?

— Специально я этим не занимаюсь. Для меня чужие вещи не являются источником вдохновения, предметом художественно-духовного соприкосновения. Большая часть того, что я вижу, мне просто не нравится. А тратить время на изучение того, что тебе не нравится, и объяснять себе, почему это тебе чуждо – непродуктивный процесс. Лучше это время потратить на придумывание своего чего-нибудь. Я небольшой специалист в современном ювелирном искусстве, но и авторитетов я не вижу, и меня страшно бесят и мировые бренды, у которых стоимость вещей зашкаливает только по причине того, что на них стоит клеймо известной марки, и сугубо бриллиантовые конторы, торгующие камнями вразвес и оценивающие изделия только по тому, сколько камней в них напихали. Это от меня страшно далеко, другая планета. Я на каком-то спутничке вокруг нее кручусь.

Желтое золото, бриллианты

— Для тебя основной сферой деятельности остается графический дизайн?

— Что называть основным?

— С точки зрения затраченного времени и заработанных денег.

— Мы же не очень большая контора, и все производственные процессы идут волнообразно. Нельзя сказать, что у меня в одном углу сидят люди, которые делают графдизайн, а в другом — пять человек векторят ювелирку. У нас в один месяц может быть денежный заказ для графдизайнеров, а в другой месяц — вовсе нет. Сейчас в работе довольно сложный гаджет с программным обеспечением. А до этого был проект брендинга девелоперского проекта, в котором графдизайн занимал десять процентов. Я боюсь прикидывать. Графдизайн занимает треть от всего остального, наверное.

— Сколько изделий ты продаешь в месяц? Есть статистика?

— Она есть. Эта статистика крайне мала, но я могу продать за месяц десять дешевых колечек и один перстень, который будет стоить дороже сотни таких колечек. Статистика между десятками и единицами. Иной раз гораздо ценнее сделать одно колечко в месяц, но зато какое! Не потому, что дорогое, а потому, что неповторимое. Недавно как раз я такое сделал с волшебным изумрудом, страшно переживал, понравится клиенту или нет. Клиент был счастлив — и это для меня важнее, чем десять проданных колечек в магазине. Я лучше меньше заработаю, но большему количеству людей моя работа понравится.

299786_220795761320723_979575095_n

— Большие ювелирные дома не предлагали приобрести права на проекты?

— Нет. Потому что мы являемся брендом, и будет странно, если мы свои брендовые вещи будем продавать под другим именем. Когда-то мы какие-то штуки делали для Дениса Симачева, которые ни под какой иной маркой не выходили. Большие ювелирные дома либо не устраивают наши условия, либо мы испытывали давление с их стороны — нас тянули к чуждой нам эстетике.

— Когда ждать очередную коллекцию?

— Думаю, коллекции пока не будет, но будут штучные вещи. Будем постепенно выпускать крестики и штуки, которые в свое время делали на заказ, а сейчас адаптировали так, чтобы они не стоили совсем уж страшных денег, чтобы они стоили примерно в половину среднестатистического автомобиля.



Источник: art1.ru
Вы не авторизованы. Вход | Регистрация
Контекстная реклама
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.36193 [ 136, 0 ] [8.2735]