РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13662
Подписчиков:12712
Организаций:7551
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 06.12.2016
Доллар (USD): 63,9242 руб.Евро (EUR): 67,7660 руб. Золото: 2394,11 руб. Серебро: 33,6 руб. Платина: 1901,07 руб. Палладий: 1498,25 руб.
Ювелир Дизайн
Нефрит
Рекламное место сдается
Фабберс
Coglar
Legor
Альфа-Металл
aurten.ru
Аурис драгоценные металлы
Италмакс
Золотая Сова
Золотой сезон
ГлавнаяПубликацииИнтервьюРазноеКалининград
Губернатор Калининградской области Николай Цуканов ответил на вопросы газеты "Комсомольская правда" о перспективах развития янтарной отрасли в области.

- Николай Николаевич, начну с простых вещей. Янтарной отраслью вы начали заниматься, как только вступили в должность, и сразу заговорили о том, что Калининград - столица янтарного края. Что тогда лежало в основе ваших представлений?

- Кроме жителей области никто не считал Калининград столицей янтарного края. Когда я выезжал за пределы России и показывал кусочки янтаря, то слышал в ответ: "Да, знаем, он добывается в Польше". В каждой российской семье есть янтарное украшение или кусочек янтаря. Но когда задаешь вопрос, кто же их производит, всегда отвечают: либо поляки, либо литовцы.

Есть янтарный путь, который почему-то начинается в Гданьске; есть лучшие в мире ювелирные украшения, которые производятся в Литве, но, к сожалению, нет ничего, что бы связывало янтарь и великую Россию, по сути монополиста по добыче камня. Месторождение 90 процентов разведанных мировых запасов янтаря находятся в Калининградской области. Я сам себе попытался ответить на вопрос, почему это происходит. Может ли сегодня Калининградская область вернуть бренд, принадлежащий нам по праву? Для этого пришлось пройти длинную дорогу. Пока еще наполовину, но я уверен, что уже сегодня мы видим окончание этого непростого пути.

- Но вы же не первый проходите этот путь. До вас были попытки навести порядок в янтарной отрасли, но процесс "буксовал". Откуда такая уверенность, что вы осилите эту дорогу?

- Вопрос очень сложный. Мы прекрасно помним лихие 90-е и то желание бизнесменов "прихватизировать" государственное имущество. Янтарный комбинат эта участь тоже не обошла. Была попытка завладеть им, не вкладывая средств в переоснащение и переобучение специалистов, которые могли бы работать с янтарным камнем. Государство приняло верное и своевременное решение забрать комбинат в управление Министерства финансов РФ. Дальше, действительно, мои предшественники старались сделать все, чтобы янтарный комбинат работал. Наверняка всех интересовали рабочие места и налоги, которые могли бы поступать в региональный и муниципальный бюджеты. Каждый прошел свой путь, и я подхватил эту эстафетную палочку. Кому-то удалось сделать больше шагов вперед, кому-то – меньше, но, тем не менее, это тоже дорога, которая была пройдена. Без этого сегодняшнему региональному правительству не удалось бы достичь того, что мы смогли сделать.

- Победой стало то, что вы получили поручение Президента РФ разработать программу развития янтарной отрасли. Но в этом поручении, если внимательно его читать, задействовано огромное количество структур: от федеральных правительственных до региональных, самого комбината, правительства области. Как у вас с ними складываются отношения? Вы делаете какое-то общее дело или "бодаетесь" друг с другом?

- Чтобы оценить, насколько важен янтарный комбинат для экономики региона, нужно было получить определенные цифры. Мы получаем официальную отчетную статистику янтарного комбината и видим, сколько янтаря добывается, на какую сумму – продается; знаем, что более 90% вывозится за пределы России; какие объемы камня перерабатываются, какие налоги получает регион. По моему мнению, эти налоги были значительно занижены. Была проделана колоссальная работа. До того, как я обратился и к Президенту страны, и в Счетную палату, и в другие инстанции, мы съездили и в Сингапур, и в Китай, и в Польшу, и в Литву. Посмотрели, сколько там стоит янтарь и готовые изделия, какие проблемы испытывают польские и литовские переработчики, какие преференции есть у них перед калининградскими переработчиками. И только получив эту информацию, мы увидели реальную картину. Бюджеты страны и области могли бы получать минимум в десяток раз больше, чем получают сегодня.

С этой информацией я пришел к Владимиру Владимировичу Путину, когда он был еще премьер-министром страны. Это были первые шаги. Мы просили, чтобы янтарный комбинат акционировали со 100-процентным участием государства и возможным участием правительства Калининградской области. Тогда это решение не было принято. Сейчас комбинат все же будет акционирован со 100-процентным участием государства. Будет ли там правительство области – значения не имеет.

- Что еще вы предлагали в Москве?

- Следующими предложениями, озвученными тогда, были введение уголовной ответственности за незаконную добычу камня и право получения лицензии на вывоз сырья только той компании, которая янтарь добывает. Абсурд: добывает янтарь государство, а вывозит сырье 10-15 компаний. Конечно, по официальным лицензиям, выданным Министерством природных ресурсов РФ, но все же. Сегодня наши переработчики испытывают трудности из-за нехватки сырья, они не могут расширять мощности, создавать рабочие места. Не могут платить налоги, потому что янтаря нет.

А следующий вопрос мы стали изучать с правоохранительными структурами: почему поддерживается незаконная добыча янтаря? Она «крышевалась» разными структурами, понятно, что была экономическая подоплека. Конечно, можно посадить в тюрьму копателя, который добывает янтарь.

Можно сделать так, чтобы люди боялись незаконно добывать солнечный камень. Но ведь спрос рождает предложение. Пока на рынке будет спрос на «черный» камень, будет и предложение. И понятно, как рождается этот спрос. Когда наши калининградские переработчики не могут купить сырье на янтарном комбинате, они идут на черный рынок и просят продать им янтарь. Об этом я и сообщил руководству нашей страны. Об этом я говорил и с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, когда он был Президентом.

И уже после первых совещаний было дано поручение Счетной палате провести аудит янтарного комбината. Тогда руководитель Счетной палаты приехал в регион, состоялись встречи с коллективом. Это были первые шаги на территории комбината, чтобы разобраться, что происходит.

Правительство области до этого не пускали на территорию, не давали никакой информации, аргументируя это тем, что комбинат – это федеральное имущество. Собственно говоря, я и не претендовал ни на какую информацию, но надо было понимать, что необходимо сделать для того, чтобы янтарный комбинат был не сырьевым придатком, а местом, где производятся потрясающие ювелирные изделия, которые могли бы продаваться как в стране, так и за рубежом. Мы часто говорим о сырьевой экономике и о том, что нужно слезть с нефтяной иглы; что нет локализации, инноваций, новых технологий. И вот мы сами, имея в Калининградской области сырье, вывозили его за пределы России. У нас есть хорошая школа переработчиков и ювелиров, которая растет, но не имеет возможности развиваться из-за отсутствия сырья.

- И все-таки как отношения сейчас складываются с министерством финансов, с правительством, с Шуваловым? Есть какое-то прозрение, отрезвление, что ли?

- Начало долгого пути – это конец 2010-начало 2011 года. И каждый день мы открывали новые страницы, новые знания в части взаимоотношений  янтарного комбината с переработчиками, в части развития янтарной индустрии и ее возможностей. Первые вопросы, заданные премьер-министру, и вопросы сегодняшние – отличаются между собой, они дополнены. Минфин и янтарный комбинат изменили свою позицию. В начале это была слишком жесткая позиция, проще говоря: "получайте свои налоги и радуйтесь жизни".

Мы были согласны с такой позицией за исключением того, что налогов можно получать в 10 раз больше. А потом появилось поручение Владимира Путина разработать стратегию развития янтарной отрасли. Ни у Минфина, ни у янтарного комбината не было особого выбора. Но, несмотря на это, они все равно старались это поручение исполнить по-своему и уходили от многих пунктов, которые мы предлагали. К примеру, мы предлагали ввести классификатор и калибровать янтарь на стадии его добычи, минимизировать человеческий фактор: чтобы не человек с сачком в руках ловил камень в карьере, а машина это делала. Предлагали провести модернизацию добычи янтаря.

Мы говорили об открытой продаже, об аукционе и о том, что любой человек, который хочет купить янтарь, смог бы приобрести его по открытой цене. Не важно: поляк, литовец, русский. Любой человек. Но чтобы поддержать калининградских переработчиков, мы предложили ввести заградительные пошлины. Поляк может купить янтарь на аукционе, но если захочет его вывезти – пусть заплатит пошлину, государство получит дополнительный налог. Этот люфт цены даст преимущество нашему калининградскому переработчику.

Такой набор мер мы внесли в Министерство финансов, но все было интерпретировано иначе. Только после того, как я исполнил поручение Президента и отправил стратегию развития янтарной отрасли в Минфин, контрольное управление Президента, Игорю Ивановичу Шувалову и Президенту, прошло еще одно совещание, где уже контрольное управление Президента спросило у Минфина о стратегии развития янтарной отрасли. Я сказал, что я исполнил поручение Президента, и программа готова.

Потребовалось еще несколько совещаний, которые прошли под руководством Игоря Шувалова. Даны конкретные получения с конкретными сроками. И таможенной службе, и Росимуществу, и Минприроды, и самому янтарному комбинату, и Министерству финансов. И, безусловно, соисполнителем везде стоит правительство Калининградской области. Сегодня я могу сказать, что происходит сближение с янтарным комбинатом и Министерством финансов. Не все так легко. Я понимаю, что у каждого есть свое видение, но я точно знаю, что точки невозврата мы уже прошли, все.

И, безусловно, одна из самых главных задач, которую поставил президент, - декриминализация янтарной отрасли. Это не те люди, которые только добывают янтарь незаконно, рискуя своей жизнью. Это другие люди. Которые все эти годы наблюдали за процессом, наблюдали и не принимали никаких действенных мер. Я просил президента навести здесь порядок, он дал поручению ФСБ, МВД и всем заинтересованным службам провести эту работу, и эта работа ведется. Я уверен, что в ближайшее время будет очевидный результат. Хотя он очевиден уже и сегодня. В настоящий момент янтарный комбинат платит больше налогов, чем он платил, допустим, год назад.

- Вы говорили, что занимались изучением ситуации, это было непросто: туда съездили, сюда, в Сингапур. Но насколько я знаю, вы там были не в роли губернатора, а в роли чуть ли не рядового исследователя. Ставили себя на место и продавца, и переработчика. Расскажите, что там было интересного.

- В Сингапур, конечно, ездил не я. Мы приглашали компанию, которая проводила такой аудит. Камень поставляется во многие страны. Причем и кабошоны (янтарь с незначительной обработкой), и само сырье. Индия, Китай, Япония, Англия, Польша, Литва – это то, что мы увидели, это лежит на поверхности. Лично я ездил в Польшу. Сегодня я могу сказать, что польские мастера-ювелиры могут назвать себя партнерами Калининградской области. Представители польской ассоциации янтарщиков говорят, что они готовы покупать янтарь не у посредников, и они понимают, что правительство Калининградской области наводит порядок в отрасли. Полякам было непонятно, почему они приходят на янтарный комбинат с целью купить сырье, а их отсылают к конкретной компании-продавцу. Они хотят работать честно и платить налоги. Но эту тему я обсуждать не хочу, пусть ей занимаются правоохранительные органы.

- Это кому польские ювелиры говорили? Вам? Или туда ездили ваши люди?

- Я ездил сам, разговаривал, они мне показывали огромные куски янтаря, которые по закону должны сдаваться под госохрану. Они показали потрясающую коллекцию, какой нет в нашем музее. И рассказали всю историю: как они покупают и почему. Я там даже запонки из янтаря приобрел. Поинтересовался, сколько они стоят у них, сколько – у нас. Изделия действительно красивые. А когда я представился, они дали всю информацию о реальных ценах: сколько янтарь стоит на "черном" рынке, сколько – еще где-то. С литовцами – аналогичная ситуация. Работа, которую проделали и сотрудники правительства, и дополнительные структуры, которых мы просили, была очень тяжелой. Но в результате мы положили на стол президенту и премьеру реальную картину цен на этот камень, реальные возможности бюджетов федерального и регионального в части получения доходов.

- Не получится ли так, что наши достоинства станут нашими недостатками? Камня будет много. Не завалим Калининградскую область? Перерабатывать же надо!

- Сегодня янтаря добывается 300-350 тонн. Самого лучшего камня, по словам руководителей янтарного комбината, - максимально 70 тонн. Сегодня в регионе могут переработать 100 тонн янтаря. То есть те мастера, которые уже есть, могут переработать 100 тонн. По сути, самый лучший камень мы полностью сможем переработать у себя. И мы обязаны это сделать, вот какая задача стоит. А весь остальной камень – янтарная фракция. Комбинат говорит, что с ним нельзя ничего сделать. Но с этим камнем можно сделать все, что угодно. Мы можем предложить его нашим соседям, пусть покупают. Я всегда задаю вопрос янтарному комбинату: если этот камень, мелкая фракция, никому не нужна, почему мы подняли цену на нее почти в 10 раз? У каждого сырья есть свой покупатель, нужно просто найти реальную цену. В структуре платежей 70 тонн янтаря будет стоить столько же, сколько 350 тонн всего янтаря.

- Вы имеете в виду, если продать его по справедливой цене?

- Да. Мелкий камень тоже будет нужен, необходимо искать технологии. Сегодня они уже есть. Из янтаря делают плиты, прессуют его. Нужно просто помочь в поиске технологий, и мы готовы это сделать. Мы уже сегодня готовим специалистов на базе нашего лицея. В прошлом году выпустили 25 человек, в этом еще 50 специалистов выпустим. Мы договорились с Академией изящных искусств в Польше, преподаватели готовы приехать сюда и подготовить наших ювелиров. Они у нас есть и сегодня, и мастера делают потрясающей красоты изделия. И украшения, и предметы мебели. Никто в мире не производит такой мебели, только мастера Калининградской области. Они все умеют, но почему бы не поучиться еще и у ювелиров Литвы и Польши? Еще я хочу сказать, что мы выделили гранты – десятки  миллионов рублей на обучение и приобретение оборудования, и готовы продолжать их выделять тем организациям и физическим лицам, которые готовы заниматься переработкой янтаря.

Деньги для этого есть. И средства федерального бюджета, и регионального. Сегодня министерство промышленности ориентировано на поддержку янтарного кластера.

 



Источник:
Вы не авторизованы. Вход | Регистрация
Контекстная реклама
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Контекстная реклама
Календарь
« 2013 »
Январь ( 0 )
Март ( 2 )
Май ( 1 )
Июнь ( 5 )
Июль ( 3 )
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.68779 [ 123, 0 ] [9.5037]