РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13667
Подписчиков:12704
Организаций:7557
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 10.12.2016
Доллар (USD): 63,3028 руб.Евро (EUR): 67,2086 руб. Золото: 2378,98 руб. Серебро: 34,86 руб. Платина: 1907,01 руб. Палладий: 1512,18 руб.
Ювелир Дизайн
Италмакс
Рекламное место сдается
Legor
Coglar
Фабберс
Золотая Сова
Аурис драгоценные металлы
Золотой сезон
aurten.ru
Нефрит
Альфа-Металл
ГлавнаяПубликацииИнтервьюРазное
О том, почему китайцев нельзя на равных правах допускать к калининградскому янтарному сырью, чем плоха политика ювелирных сетей брать товар «на реализацию» и как европеизация прекрасной половины российского населения может погубить ювелирную отрасль, RUGRAD.EU рассказал владелец ювелирной компании «Дарвин».

- Недавно польские газеты опубликовали мнение, что янтарь-сырец сегодня стоит, как золото. Это преувеличение, ошибка какая-то?

Янтарь стоит сегодня как золото. Это не ошибка. Китай платит за янтарь сегодня столько, сколько за бриллианты не платит. Всё познается в сравнении, если мы начинаем сравнивать бриллианты и янтарь, то янтарь не уникальный камень в плане Китая. Янтарь был, пожалуй, последним камнем, который заинтересовал Китай.

Потому что те чудеса, которые они сделали с жадеитом, нефритом, лондон топазом, они уже произошли, и в тысячу раз поднялись цены на это сырье. И тут вдруг янтарь заинтересовал китайских покупателей, этот самый «маленький» рынок на планете. И на этом фоне еще дефицит камня, поэтому сейчас мы видим спекулятивный, чисто спекулятивный спрос, очень похожий для меня на ситуацию с нефтью. Но в промышленной добыче мы, Россия, монополисты, признанные, самая дешевая добыча, так природа создала, она у нас.

Не потому что запасы, а потому что в Польше даже добывать его дорого. По слухам, они начали уже разработку не карьера, а шахты, и даже мне понятно, что по себестоимости этот янтарь не будет конкурировать, потому что шахтовый метод намного дороже. Но сегодняшние спекулятивные цены я связываю только с дефицитом, с этой неопределенностью на комбинате, сломаны все связи. Можно вообще в год добывать 50 килограммов.

Запросто — остановить всё, как несколько лет назад прелагали некоторые московские чиновники: «Да затопите вы этот карьер лет на 5, узнаете истинную цену». Каждый кусок будет за миллиард долларов продаваться. Ну, потому что двадцать человек на планете смогут этот кусок купить, и вот они будут элитой. Когда мы говорим о цене, мы должны понимать, что мы видим... беду. Я убежден, что себестоимость янтаря при добыче не сильно отличается от стоимости того же щебня, песка по энергозатратам, по использованию ресурса.

Отличается, но не на порядок, не на те бешеные цифры, которые мы видим. Раньше я слышал от представителей янтарного комбината, что это связано с тем, что в стоимость входят затраты на перемещение огромных масс песка, логистика в Калининград, к местам стройки очень дорогая. И сейчас я крайне приветствую озвученную инициативу применять эти массы песка для берегоукрепления в Янтарном. Вот это по-государственному, это рационально.

- В новостях постоянно возникает вопрос о нехватке сырья и его отпуска комбинатом.

- С момента прихода нового руководства, хотя все и говорят об отсутствии сырья, производство не закрыл никто. Скажем так, ситуация начала кардинально меняться в августе и сейчас изменилась. Все устоявшиеся связи, которые были организованы десятками лет, они сейчас не работают.

- Те связи, которые замыкались на Виктора Богдана?

- Вы можете их связывать с Министерством финансов — прежним владельцем комбината, зацепить господина Богдана. Создается общественное мнение, что ситуация — это происки одного человека, одиозной личности Виктора Богдана. Возможно, я не владею ситуацией, возможно, мы с Виктором Богданом живём в каких-то разных обществах, но я сильно удивлюсь, если это только его заслуга.

Возможно, он олицетворял собой некие силы, благодаря которым это всё стало возможным. Я вижу в СМИ сообщения о том, что происходит с его бизнесом. Может быть, он гениальный бизнесмен, которому удалось в одиночку это организовать, будто он на острове один жил. Не мне рассуждать, я, делая свой ювелирный бизнес, немного смутно себе представляю: у нас вообще ни одно перемещение ювелирных изделий через границу не может быть бесконтрольным, возможность уходить в тень у малого и среднего бизнеса в Калининградской области ничтожна, по сравнению с остальной территорией России. И я считаю, что уровень интеллекта владельцев бизнеса в Калининграде выше в разы, без обид, чем у моих коллег в России.

Компания Виктора Богдана этим занималась ни один год. Последние 10 лет это происходило всё более явно и ни для кого секретом не было.

Много раз мы собирались и говорили об этом. «Янтарный комбинат» нам тогда ответил законным, наверное, методом — принял политику реализации сырья, в соответствии с которой все мы делились на пять категорий. Исходя из ситуации, которая сложилась на тот момент, была только одна компания, которая удовлетворяла пунктам первой-третьей категории. Наверное, если бы какая-то из структур «ЛУКойла» или «Газпрома» тогда захотела участвовать в закупках янтаря, она бы победила. Но имея даже такой крепкий малый, почти средний бизнес, я себя видел только в покупателях пятой категории, последней, совершенно бесправной гильдии. Это была политика комбината, которая была подписана начальством и начальством начальства, и мы могли принимать ее или нет — такая политика.

- Когда эта политика закончилась, когда прекратились продажи янтаря через «Амбер Плюс», как были восприняты перемены?

- Осторожно. Очень осторожно. Это, по-моему, седьмая на моей памяти смена руководства на комбинате. Все представители власти — госкорпорации, минфин, это всегда назначенные чиновники, а не выборные руководители. Но всегда с надеждой такие вещи воспринимаются.

- С августа начались перемены, среди прочего комбинат заявил о том, что начнет проверки производств, чтобы определять, сколько сырья можно отпускать. К вам приходили?

- Больше того, я сам приглашал. Да и не проверки это, это бизнес так называет, не надо повторять это определение. Комбинат по закону никаких проверок бизнеса проводить не может, а предприниматель имеет право никого к себе не пускать без решения суда. Это, если хотите, как ответный визит — нас же приглашают на комбинат. И тут я стою на стороне представителей комбината.

Раньше никто никаких отношений с производственниками и не пытался выстраивать. Я сам неоднократно приезжал и получал ответ, что сырье продано. Если ты один раз его купил, то не получал никаких гарантий, что сможешь купить его через месяц, что с тобой вообще кто-то разговаривать будет. Поэтому планировать производство было невозможно, невозможно было кредитоваться, потому что неизвестно, кому будет отпущено сырье. Поэтому янтарный бизнес развиваться не мог. Могли развиваться те, с кем договорились, моя компания в этот перечень не входила.

Компанию «Дарвин» вы знаете, максимум, по сувенирке, а в основном — это только ювелирная продукция, в том числе и с янтарем, но далеко не только с ним. Поэтому рост производительности и объемов не связан никак, к счастью, с потреблением янтаря. И вопреки ситуации, которая существовала на янтарном комбинате до перемен, мы развивались.

Так что то, что сегодня какой-то контакт пытаются устроить, это неплохо. Как человек на комбинате должен узнать, кто у него покупает? При том, что идёт изготовление, всем нам нужен янтарь, при том, что никто не может даже представить, сколько тут китайских денег в бизнесе крутится. И вот заказывает фирма, у которой два человека в штате и один станок, пять тонн янтаря. Заявка отправляется по факсу. Как отличить фирму-однодневку от серьёзного производства? Документы — ни о чем. У вас нет критериев, вы не узнаете, будет работать человек на Китай или на Калининград. Как в таких условиях комбинату начинать, не дискредитируя политику, делать что-то на выжженной за 15 лет земле? К тому же нигде не написано, что янтарь можно покупать только с целью переработки.

- В качестве вариантов формы продажи сырья называлась янтарная биржа, где бы янтарь мог приобрести предприниматель, который готов заплатить за него по «справедливой цене».

- Были предложения продавать янтарь с аукциона. Но если мне скажут, что у производственников денег больше, чем у спекулянтов, я очень сильно удивлюсь. И когда мне чиновники говорят, что аукцион установит справедливую цену, я отвечаю — если вы хотите сохранить производство, то это не подходит.

Мы сейчас говорим об одном пласте — чисто спекулянты и чисто производственники, было бы прекрасно, если бы можно было так разделить. Но у нас есть производства, которые и производством занимаются, и перепродажей сырья. Сейчас их, как ни странно, меньше, потому что деятельность «Амбер Плюса» привела к сокращению таких спекулятивных компаний, я не знаю, каким способом они это сделали. Но есть ряд предпринимателей, которые, как и «Амбер Плюс», имеют лицензию на вывоз, но параллельно и производства. И им также не хватает сырья.

Между тем количеством янтаря, которое есть на складах, и тем, на которое есть заказ — огромная пропасть. И этот разрыв может привести к тому, что будет увеличена цена на сырье очень сильно - так, что перестанут покупать. Это логично, но автоматически убивает производство. И если меня тогда спросят, почему компания «Дарвин» перестала покупать янтарь, я отвечу, что у меня нет таких денег. Я работаю на Россию, а российские женщины предпочтут янтарю бриллианты. Тем более, что по цене они уже сравнялись.

Представьте, если завтра цена на янтарь вырастет в пять раз, на какое-то время количество рабочих мест в янтарном цеху сократится вскоре в пять раз. Позже, конечно, бизнес переживёт эту ситуацию — танк блоху не переедет. Как и с прежней ситуацией на комбинате — чем меньше выдавали сырья, моей компании, тем больше открывалось магазинов с продукцией из янтаря.

Любопытно, что трехлетнее внимание к янтарной отрасли привело к удивительным результатам. На последнем заседании Янтарного союза мы были обескуражены тем количеством заявок, которые люди подали на вступление. Людей, которых мы видели первый раз в жизни, но у которых уже куплены станки. Более 50 заявок было подано.

За последние 2 года продано оборудования столько же, сколько за последние 15 лет вместе взятые. И открываются новые ИП, подают заявки на комбинат, и это уже не ограничивается привычным и знакомым нам кругом из 10-15 компании.

- Как в целом сейчас складываются отношения переработчиков и комбината?

Стало такой привычной позицией, что янтарщик обязательно ругает комбинат, и СМИ даже на эту тему подсели плотно. Но сейчас пока не озвучена официальная позиция комбината, все ждут, но ждут не только позицию, но и программных какие-то вещей, но и конструктивных действий. Но за это время и бизнес должен понять такую вещь, что если ты берешь у комбината пять тонн в год янтаря, а продаешь по накладным три нитки бус по 30 рублей, то нужно быть готовым, что у государства возникнут к тебе вопросы. Я думаю, бизнесу нужно посмотреть внутри себя, в какую сторону он идёт, оценить свою скорость «выхода из подвала». К сожалению, сегодня без внятной декларируемой позиции комбината, получается, что люди сами говорят, что не могут легально взять человека на работу, не зная, сколько янтаря у них будет через три месяца.

- Кто сегодня диктует конечную цену на янтарь?

Китай, это — финальное звено, всё замыкается на нем. У меня есть такое мнение: как производственник я мечтаю, что в этом непростом вопросе цены в отрасли, на которую многие структуры обратили внимание — и производственные из России, и финансовые - без компромиссных решений ничего не сделаешь. Любой крен в сторону рынка приведет к потере производств. Но есть рынок, и мы понимаем, что если условно сегодня цена на комбинате за килограмм — 15 тысяч, а китаец готов заплатить за нее 80 тысяч, и вот там есть огромная ошибка, которую допускают все.

Самая большая фракция, которая сейчас отпускается калининградскому производству — это 32 мм, размером со спичечный коробок. Поэтому мне кажется возможным такое разделение, поскольку сложилось так, что мастерские работают с сырьем до 100 граммов. Работать с большими кусками экономически нецелесообразно — необработанный кусок стоит дороже, чем даже самый гениально обработанный. То есть, если мы говорим о чем-то более или менее массовом, то нужны куски до 100 граммов. Поэтому у меня такая идея: если бы можно было установить на какое-то время цену на куски до 100 граммов для бизнеса фиксированную государством, ту, что устоялась сейчас на российском рынке. И если это продлится какое-то время, то будет достигнута цель поднять производство, бизнес отреагирует. А все остальное выставит на аукцион.

При этом если мы говорим про 80 тысяч за килограмм, то говорим про поделочный камень. Бывает так, что мешок стоит 15 тысяч, но из него только 20% камня можно использовать.

- Что касается ювелирной отрасли, которую в регионе путают с янтарной до степени смешения…

- Путают из-за цифр. В ювелирке-то цифры гораздо более красивые, чем в янтарной отрасли.

- Какие?

- Я поясню: серебро и золото – это, в отличие от янтаря, биржевой товар и валютный товар. И тут свои законы, и кто следит более или менее за ценой, тот видел, что за последние полгода цена на золото в долларах сильно упала, но на этом фоне и рубль ослабел. Поэтому мы сейчас, как и в ситуации прошлого кризиса, а я бы сейчас назвал это кризисом – происходят всё те же события, девальвация, всё прочее. Только что его сейчас кризисом не называют, потому что уже всё знакомо, знаем, как переживать – раньше не знали и называли кризисом. Поэтому, на самом деле, никто не умер, танк блоху не переедет, свадьбы не остановятся – ювелирам работы найдется.

И момент такой, что я наблюдал и в 2008-2009 году, наблюдаю это и сейчас, что в рублях – ровная и спокойная обстановка: дешевеет золото - дешевеет рубль и этот коридор колебания намного стабильнее, чем валютный. В золоте рубль себя ведет совершенно стабильно. Я скажу, что 45 тыс. за тройскую унцию золота – она стабильна на протяжении 6 лет. Колебания плюс минус три тысячи, а средние цены – ровные. Хотя сейчас из-за роста Поэтому в ювелирке пока никакой катастрофы я не вижу, розничная цена тоже не должна никуда лететь, разве что спекулятивный спрос найдет, как ее поднять, объяснить покупателю – почему.

- Калининградский рынок для местных ювелирных производителей дает значительный процент сбыта?

- Давайте разделим продукцию ювелирную снова на две категории, как это сделало государство: ювелирную продукцию с янтарем и без него. Два этих сектора сегодня практически не пересекаются.

Никто же даже не знает, что у нас есть цепевязальный завод. И когда говорят о ювелирке в области, автоматически подразумевают изделия с янтарем. Так вот, в классических ювелирных магазинах в городе у нас нет янтаря. Нет, в лучшем случае один небольшой стенд.

- В «Рубине» точно есть стенд «местных производителей».

- А еще у этой же сети есть очень интересная политика работы с производителями: выставлять изделия на реализацию, то есть проводить расчет только после того, как изделие будет продано. Очень «конструктивная, развивающая любое производство» политика. Поэтому либо производство, начиная работать с 40 магазинами, закладывает этот расчет в цену, и вы получаете космос в этой цене.

Но они имеет основания, пользуется доверием населения и население готово платить за это. У них очень жесткий ОТК советского образца, пусть кольцо стоит там в два раза дороже, но по качеству там вопросов не будет. Было время, на каком-то этапе, даже мы не могли все их требования выдержать. По их требованию, например, цвет припоя не должен отличаться от цвета металла, и у меня не было тогда технических решений, маленький шовчик был заметен, поэтому мы обоснованно не договорились, потом решение мы нашли, но уже к тому времени не сотрудничали с ними.

- А теперь?

- В страшном сне мне не приснится слово «реализация», моя компания так не работает. Есть момент – отсрочка платежа, совершенно другая история. Это нормальная работа, которую можно спланировать.

- А другие сети, массово представленные в городе. «585» – там вообще янтаря нет и ювелирки местной, почему?

- Если вы почитаете договор сотрудничества с этой сетью, там ответ сразу прописан. Понимаете, это не калининградские сети, не калининградские владельцы. На данном моменте у них интерес к янтарю, мягко говоря, не высок. «585», к примеру, это чисто торговая сеть.

Она не имеет своих производств. Хотя как, все сети начинают, не имея производств, а потом.. это можно назвать добровольным рейдерством: ты сливаешь свое производство и отдаешь им на добровольных началах, там в договоре всё прописано. То есть, они имеют право не платить тебе за продукцию годами, а потом, если ты что-то нарушаешь, они получают основания вообще не платить, и ты встаешь на колени. Причем рейдерством никто не занимается, все всё сами подписали.

- Как в таком случае выстраивается сбыт?

У меня есть изделия, на изготовление которых клиенты записываются за полгода, буду я такие украшения отдавать на реализацию? Нет!

Тогда представьте себе ассортимент того, чем компании и сети торгуют по стране. С таким ассортиментом и тем качеством, которое предлагается в сетях...российские женщины, особенно в преддверии 8 марта, достойны большего ассортимента. Но компаний, которые занимаются ритейлом и работали бы по другим принципам в Калининграде, я не знаю. Смотрим, на входе – вроде нормальная цена, а наценка сетей делает свое дело. Но я скажу, что на джинсы, к примеру, наценка идёт еще выше, чем по нашей отрасли. В то же время, если сравнивать цены на ювелирные изделия в Европе и в России, то всё достаточно ровно. А вот то, что российские женщины любят в повседневной жизни украшения больше, чем европейские — это и развивает отрасль. Если все женщины будут, как в Европе, то и отрасль загнется. Пока, слава Богу, это не так.



Источник: rugrad.eu
Вы не авторизованы. Вход | Регистрация
Контекстная реклама
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.37101 [ 125, 0 ] [9.5283]