РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13664
Подписчиков:12704
Организаций:7556
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 08.12.2016
Доллар (USD): 63,9114 руб.Евро (EUR): 68,5002 руб. Золото: 2406,68 руб. Серебро: 34,5 руб. Платина: 1910,96 руб. Палладий: 1493,84 руб.
Legor
Италмакс
Золотая Сова
Coglar
Рекламное место сдается
Ювелир Дизайн
Нефрит
Золотой сезон
aurten.ru
Фабберс
Аурис драгоценные металлы
Альфа-Металл
ГлавнаяПубликацииИнтервьюРазное
Накануне новогодних и рождественских праздников, когда многие выбирают дорогие подарки, "РГ" побеседовала о рынке ювелирных украшений с человеком, который по долгу службы проверяет их на подлинность. Эксперт-геммолог международного класса Юрий Лапин - единственный в Центральном Черноземье обладатель диплома престижного Геммологического института Америки.

Как вы получили эту редкую профессию?

Юрий Лапин: Она была в России редкой до недавнего времени, сейчас геммологов готовят в МГУ и московском Геологоразведочном институте. А в СССР экспертов Гохрана (Государственного хранилища ценностей) и Центральной скупочной базы направляли для обучения в Польшу - во Вроцлав. Первый международный диплом я получил именно там, пройдя курс у очень известного эксперта-геммолога пана Романа Урбаняка. Этим я подтвердил уже имевшийся диплом Геологоразведочного института. Позже учился в Германии, в GIA - самом престижном Геммологическом институте Америки, в Королевской Геммологической ассоциации Таиланда. Научное знание о драгоценных и поделочных камнях постоянно развивается, поэтому повышать квалификацию необходимо ежегодно. Участвую в международных и российских конференциях и симпозиумах, посещаю уникальные месторождения - алмазов в Якутии, изумрудов в Колумбии, рубинов и сапфиров в Индокитае и Шри-Ланке, пиропов в Чехии.

Где востребованы геммологи?

Юрий Лапин: Там, где нужна квалифицированная диагностика, идентификация и оценка драгоценностей. Во-первых, в экспертизе, когда человек хочет проверить подлинность купленных камней и достоверность указанных на бирке характеристик камня или оценить изделие, которое сдает на комиссию. Во-вторых, в обучении - крупные ювелирные сети готовят сотрудников. К сожалению, текучка кадров в отрасли очень велика.

В каждой ли сети ювелирных магазинов есть такой специалист?

Юрий Лапин: Штатный геммолог должен быть в тех организациях, где принимают украшения на комиссию. Это требование законодательства. (Ведь люди приносят и десятикаратные бриллианты, и вещи XVIII-XIX веков, и массу ценных камней.) В Воронеже таких сетей всего две - "Лорд" и "Золотой век".

А в соседних регионах какая ситуация?

Юрий Лапин: Со сложными вопросами из Липецка, Белгорода или Тамбова обращаются к нам или в Москву.

Вы замечаете в торговых точках неверно определенные драгоценности?

Юрий Лапин: К сожалению, да. Например, сейчас широко распространен самоцветный кварц, который продают в изделиях как зеленый аметист. Это ошибочно, ведь аметист зеленым быть не может, он имеет пурпурно-фиолетовые оттенки. А зеленый кварц - совершенно другой камень, у него есть свое красивое название - празиолит. Дело в том, что получают его путем нагрева аметистов из бразильского месторождения Монтесума. Аналогичным способом аметист превращают в более редкий вид кварца - желто-оранжевый цитрин. Но его-то продают под оригинальным названием!

В ювелирных магазинах встречаются "черные алмазы", "черные бриллианты" - это что такое?

Юрий Лапин: Алмазы густо-серого, густо-зеленого или густо-коричневого цвета (в отраженном свете они выглядят как черные) в природе есть - например, в Якутии. Им можно придать бриллиантовую огранку. Но ценятся только монокристаллы, а их в продаже увидишь крайне редко. В Воронеже изделий с такими камнями однозначно нет. Чаще продаются природные алмазы с наведенным черным цветом - их прокрашивают по трещинам сульфидами металлов. Можно встретить также очень крупные (десять и более карат) натуральные сростки мельчайших кристалликов алмаза в кремнистой основе черного цвета (так называемые "карбонадо"). Такие камни значительно дешевле монокристаллов. На бирке или в сертификате при продаже должна быть исчерпывающая информация о том, подвергались ли камни прокрашиванию или другому воздействию.

85 процентов добываемых в РФ алмазов с 1972 года еще по брежневскому договору уходит компании De Beers. Так что встретить лучшие в мире якутские алмазы мы можем только в магазинах смоленского "Кристалла" либо в комиссионных украшениях. Из-за рубежа идет поток алмазов с трещинами, залеченными стекловидной массой (на бирках это тоже не указывается), или алмазов, обработанных лазером (инородные включения таким образом ликвидируются), которые на Западе дешевы, а у нас из-за неопытности продавцов и покупателей порой продаются за большие деньги. Все больше синтетических бриллиантов…

Тоже импорт?

Юрий Лапин: В США действует несколько установок по выращиванию алмазов из газовой фазы при низких температурах. Этот способ был известен еще в СССР. Прибор для распознавания синтетических алмазов стоит 40-80 тысяч долларов - в России таких всего пара найдется. А вот diamond detector размером с ручку, который отличает алмаз от фианита, стоит около 150 долларов, так что его может приобрести любая торговая сеть. Если экспертиза покажет, что человеку под видом алмаза продали фианит, торговую фирму легко засудить.

В продаже много украшений якобы с бирюзой и кораллами, из чего они?

Юрий Лапин: Бирюзы хорошей мало. Эталонная - иранская - дорогая: от 60 до ста долларов за карат. Есть синтетическая - по составу она идентична натуральной, но не считается драгоценным камнем. В основном используется имитация, начиная с крашеного пластика и заканчивая так называемой прессованной бирюзой: порошок камня смешивают с акриловыми смолами и красителем. Так же делают и "прессованный коралл": десять процентов натурального кораллового порошка и 90 процентов крашеной смолы.

Что больше всего волнует вас как геммолога?

Юрий Лапин: Больше всего огорчает использование термина "бриллиант" для обозначения алмазов. Бриллиант - частный случай огранки любого драгоценного камня, это только форма - круглая в сечении с 57 гранями. Алмаз может иметь различную огранку: розу, ординарную (17 граней), швейцарскую (33 грани), античную (50 или 58 граней), фантазийную (треугольную, восьмиугольную, "принцесса", "маркиза")… В то же время в классическую бриллиантовую форму можно огранить стекло, кварц, синтетические и искусственные камни. Важно содержание. В федеральном законе РФ "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" от 26.03.1998 года к понятию "драгоценные камни" отнесены: природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг и уникальные янтарные образования. Как видим, в списке нет (и не может быть!) драгоценного камня "бриллиант".

Огорчает ситуация с облагороженными камнями. Натуральные самоцветы можно облагородить различными способами: пропиткой, прокраской, чисткой. Но камни, подвергшиеся улучшению, значительно дешевле качественных кондиционных самоцветов.

Единственный разрешенный способ улучшения натурального изумруда - пропитка кедровым маслом (такие украшения нельзя брать в сауну и отдавать в ультразвуковую чистку). Есть масса способов высветлить темные сапфиры, навести на них звездчатость, сделать ярче рубины, убрать трещины. Все эти изменения чистоты или окраски камня должны указываться в бирке или сертификате. Между тем, покупатель не всегда получает необходимую информацию. Например, синтетические гидротермальные изумруды, которые не могут считаться драгоценными, продают без указания их происхождения. Это вообще касается любой синтетики.

Сертификация драгоценных камней обязательна?

Юрий Лапин: Неоправленных алмазов, рубинов, сапфиров, изумрудов и александритов - да! Для камней в оправе она добровольная.

А безопасность украшений для здоровья проверяется?

Юрий Лапин: Сегодня это, к сожалению, законодательно не регулируется. На мой взгляд, необходим обязательный медицинский сертификат для камней, которые прошли радиационную обработку или имеют остаточную природную радиоактивность. Их всего два: топаз и чароит. Подавляющее большинство топазов - голубых, темно-голубых, почти синих (London Blue) - обрели этот цвет благодаря жесткому гамма-облучению с последующим отжигом. Цена природных голубых топазов - около 200 долларов за карат, облученных - 10-20 долларов. То есть в магазинах России подавляющее большинство топазов в продаже - облученные. Если эти камни не выдержали две-три недели в свинцовых ящиках, то они могут быть опасны. Что до чароита, то его фиолетовый цвет обеспечен радиоактивным стронцием. Поэтому желательно делать вставки в украшения из тех кусочков, где стронция мало или вообще нет. Радиоактивность этих камней можно определить бытовым радиометром или в лаборатории. Безопасным считается излучением до 16-18 микрорентген в час.

В Воронеже вам попадались столь радиоактивные камни?

Юрий Лапин: Да, мне приносили сапфир с излучением 18 микрорентген в час, чароит с 36-ю… Это были изделия, купленные на ярмарках самоцветов.

То есть в магазине покупать безопаснее?

Юрий Лапин: Да, стационарная торговля такие вещи отслеживает. А с рук или на ярмарках - вполне вероятно приобрести украшение с повышенным радиационным фоном. Лучше проверить покупку, прибегнув к экспертизе.

А что вы скажете о дистанционной торговле - теле- и онлайн-магазинах?

Юрий Лапин: Ко мне иногда обращаются клиенты "магазина на диване". Чаще всего их не устраивает реальный размер приобретенных камней. Понятно, что на экране демонстрируется увеличенное изображение. Ориентируйтесь не на картинку, а на информацию о каратности. Мне кажется, что драгоценности лучше приобретать лично, когда есть возможность рассмотреть и примерить изделие. Важно взять чеки от торгующей организации, чтобы при необходимости отремонтировать, обменять или возвратить украшение. ФЗ "О защите прав потребителей" дает такую возможность.

Много ли сохранилось в России ювелирных производств?

Юрий Лапин: К счастью, да. Отличную продукцию выпускает Московский экспериментальный ювелирный завод, "Русский самоцвет" (Санкт-Петербург), "Ювелиры Урала" (Екатеринбург), "Ювелиры Саха" (Якутия), Костромской ювелирный завод, Красцветмет (Красноярск) и другие.
А вот МЮЗ - лучшее ювелирное предприятие СССР - продан в частные руки, мелкое производство перенесено в Пермь, а под брендом МЮЗа теперь законно продаются изделия из Китая, Индии и Турции. Во Владимирской области было производство гидротермального кварца, но установку продали в Тайвань, и теперь кое-где эти китайские камни продают как турмалины. На смоленском "Кристалле" бриллианты только гранят, небольшой ювелирный цех там занят эксклюзивным, а не массовым производством. Например, в 2012 году там сделали реплику короны Российской империи. К слову, оригинальную корону для Екатерины Второй три ювелира сделали за два месяца, а над новой корпело более 60 человек в течение полугода. Стоит она около полумиллиарда рублей.

В советское время ювелирные изделия в нашей стране были исключительно отечественными, теперь доля импорта достигает 40 процентов.

А кустарное производство в каком состоянии?

Юрий Лапин: Сохранилось и процветает ювелирное дело старинных центров: в селе Красное на Оке и ауле Кубачи в Дагестане. Среди индивидуалов есть дизайнеры с именем - например, лауреат международных ювелирных премий Галина Эдуардовна Коняева из Воронежа. У нее собственное клеймо, ее изделия выставлены в элитных магазинах. Есть, конечно, и подпольщики. Это те, кто поставляет изделия с поддельными пробами или вовсе без них. В Воронеж "левые" украшения поступают в основном из Ростова, Дагестана и Закавказья. В магазинах вы их не найдете, а на комиссию или в ломбард такие изделия могут попасть. Но ломбарды должны пускать их в лом.

Вы как-то сказали, что сейчас впору защищать уже не покупателей, а сам ювелирный бизнес. Почему?

Юрий Лапин: Отечественное законодательство наделяет потребителей большим объемом прав. Но порой люди ими злоупотребляют. Приведу примеры из своей практики. Приносит покупательница разорванную цепочку, требует вернуть деньги, так как, по ее мнению, товар некачественный. Выясняется, что цепочку порвала во время игры собака. Овчарка. Еще пример. На экспертизу принесли кольцо с сильно изогнутой шинкой - владелица также посчитала это браком. В микроскоп рассмотрел на внутренней стороне кольца треугольные вмятины. Говорю: "Вы что, им пиво открывали?" - покупательница искренне удивляется: "А что, нельзя?.." Камень выскочил - да, бывает, что и по вине производителя. Но вот приходит женщина, у которой "выпал" бриллиант в четверть карата. Это надо было огромное усилие приложить! Оказалось, хозяйка танцевала и ударилась рукой с кольцом о стену. Или человек покупает цепочку из тонкого, легковесного трубчатого золота, на которой нельзя носить тяжелые подвески, - и вешает семиграммовый крестик. Цепь рвется - претензии к магазину…

Довольно часто покупатели пытаются самостоятельно проверить, действительно ли купленное изделие - из золота. И опускают вещь 585 пробы в концентрированную азотную кислоту. Естественно, металл чернеет! Ведь в нем только 58,5 процента чистого золота, остальное - лигатурные добавки (в основном медь и серебро), которые и дают такую реакцию. Без изменений в кислоте останется только золото 999 пробы - банковские слитки. Иногда еще проверяют твердость алмаза молотком… Да, алмаз имеет самую высокую твердость в мире минералов, но он довольно хрупок! Твердость и прочность - не одно и то же.

Порой люди чистят украшения в домашних условиях с использованием нашатырного спирта, что приводит к растворению драгоценностей органического происхождения - жемчуга, кораллов. В конце 1990-х было много таких жалоб: сережки или кольца с жемчугом ночь пролежали в нашатыре - наутро один металл остался. Да, золотые изделия с бриллиантами, с твердыми и инертными камнями так чистить можно! Но не с органикой.

Часто туристы привозят из путешествий характерные для той или иной страны драгоценности. В таком случае предъявить претензию реально?

Юрий Лапин: Чаще всего - нет. Был случай: пара приобрела в Индокитае очень дорогие серьги якобы из белого золота с розовыми сапфирами и бриллиантами. "Золото" оказалось серебром 925-й пробы, "сапфиры" - синтетическими розовыми корундами, "бриллианты" - фианитами. И вот где теперь торговца искать?.. С Шри-Ланки дама привезла три сапфира - ей сказали, что цена им десять тысяч долларов, но уступят за четыре, причем половину суммы можно прислать из России, получив там у специалистов подтверждение подлинности камней. И что же? Синтетические сапфиры, в лучшем случае 500-600 рублей стоят… За границей вы защищены, только если при покупке получаете не только сертификат на камень, но и документ от торгующей организации на право сатисфакции. Фирменные магазины в любой стране сами, без напоминания, выдают эти бумаги и меняют украшение, если что-то не так. Покупки с рук заведомо убыточны и невозвратны.

А какие интересные вещи сдают на комиссию? Фамильные драгоценности до сих пор встречаются?

Юрий Лапин: Люди сохранили реликвии - хотя Воронеж, как и вся наша страна, пережил революцию, гражданскую войну, во время Великой Отечественной здесь проходила линия фронта. В середине 1990-х одна семья уезжала на ПМЖ за рубеж. Они принесли на комиссию брошь из золота 56-й пробы, редчайшую и ценнейшую вещь с четырьмя клеймами: проба, герб города (кувшинчик с вытекающей рекой Воронеж), годовое клеймо - 1861 и инициалы ювелира - Федора Кронштрема, чьи предки строили у нас корабли на петровских верфях. Брошку приобрел магазин и подарил воронежскому краеведческому музею. Это единственное ювелирное изделие в фондах музея с клеймом воронежского мастера середины XIX века. Однажды женщина принесла перстень с огромным сапфиром в окружении бриллиантов. Чистейший, великолепный камень, добыт в Шри-Ланке - а на обратной стороне царапина. Представьте, в советское время в центральном ювелирном магазине Воронежа приемщица провела по сапфиру алмазным стеклорезом и заявила: "Это синтетика, натуральных таких камней у народонаселения не бывает - все в Алмазном фонде!" Но то была настоящая драгоценность - из семьи хозяев лучшего в дореволюционном Воронеже Михайловского ювелирного магазина!

Существует ли мода на те или иные украшения с камнями?

Юрий Лапин: Безусловно. Есть предпочтения сезонные: закончилось лето, опала зеленая листва, небо затянуло тучами - люди тоскуют по зеленому и синему цвету и начинают покупать изумруды и сапфиры. Весной и летом активно разбирают камни холодных оттенков и алмазы. Есть тенденции, связанные с модой вообще. Как только в одежде становится популярным розовый цвет - приходят за розовыми топазами, розовыми сапфирами и турмалинами. Актуален фиолетовый - спрашивают аметисты, танзаниты и чароиты. Замечено, что после кровопролитных войн плохо расходятся красные камни, - предпочтение отдается изумрудам и сапфирам. Наоборот, в мирное время проявляется интерес к ярким - желто-оранжевым, красным энергетическим камням.



Вы не авторизованы. Вход | Регистрация
Контекстная реклама
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram
Контекстная реклама
Календарь
« 2013 »
Январь ( 0 )
Март ( 2 )
Май ( 1 )
Июнь ( 5 )
Июль ( 3 )
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.27256 [ 137, 0 ] [10.1301]