Лидер мирового алмазного бизнеса — компания De Beers — прекратил до 14 апреля 2009 года добычу алмазов на четырех шахтах в Ботсване, обеспечивающих около половины производства компании и пятую часть всех алмазов мира. Затем две шахты возобновят работу, но с сокращением добычи на 20%, а еще две — Damtshaa и Orapa № 2 — не будут эксплуатироваться до конца этого года.

«На рынок алмазов данное решение не окажет большого влияния, потому что в мире существуют стоки алмазов, и имеющийся спрос может удовлетворяться за счет них. В целом, давление на рынок чуть ослабнет. Это произведет скорее психологический эффект, который, тем не менее, может оказать на рынок полезное влияние», — отмечает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.

Фактически производственная деятельность Debswana, совместного предприятия De Beers и правительства Ботсваны, остановилась еще в декабре — когда работники вернулись с рождественских каникул, их задействовали лишь для технического обслуживания. 580 человек будут уволены в связи с сокращением производства, а еще несколько тысяч из числа 6 тысяч 300 сотрудников предприятия отправят в длительные отпуска.

Согласно данным статистической службы Ботсваны, в период с августа по ноябрь 2008 года экспорт алмазов в стране снизился на 90%. Сырьевые алмазы составляют 70% ботсванского экспорта, треть ВВП и половину государственных доходов страны, являющейся крупнейшим мировым производителем алмазов. Debswana в 2008 году добыла 32,3 млн карат — на 4% меньше, чем в 2007 году (33,6 млн), а в целом добыча De Beers в прошлом году составила 48,1 млн карат.

«Алмазная промышленность в ряде африканских стран является основным источником формирования бюджета. Соответственно, подобные действия De Beers могут привести к возрастанию социальной напряженности в и без того непростом регионе», — объяснила BFM.ru шеф-редактор африканского бюро информационно-аналитического агентства Rough&Polished Вероника Новоселова.

По словам пресс-секретаря Debswana Эстер Канаимба (Esther Kanaimba), решение о заморозке шахт было принято, «чтобы смягчить последствия мирового экономического спада, сбалансировав добычу и спрос, сохранив средства компании, рабочую силу и готовность к следующему подъему рынка». Представитель De Beers Линетт Гоулд (Lynette Gould) добавила, что в последний раз компании приходилось полностью закрывать добычу на какой-либо шахте во времена Великой депрессии.

На крупнейшем рынке драгоценных камней, в США, где обычно продается половина добытых за год алмазов, дела идут не лучшим образом: рождественские продажи упали примерно на четверть. Даже зажиточным покупателям пришлось сократить расходы на люксовые товары, включая ювелирные изделия. Так, у крупнейшего ритейлера Tiffany праздничные продажи упали на 24%. Огранщикам тоже пришлось несладко — давление на них оказывают долговая нагрузка и непроданные запасы продукции.

«Прекращая добычу и сокращая производство, De Beers, помимо снижения издержек, добивается не менее серьезной цели — не допустить пресыщения рынка алмазами при снижении их стоимости. Бриллиант, по сути являющийся элементом роскоши, а не предметом первой необходимости, имеет весьма специфическое ценообразование: его особенность в том, что он не имеет права дешеветь. С этим связаны и отношения спрос-предложение», — считает Вероника Новоселова.

Напомним, ранее De Beers отказалась от планов по покупке 49,99% акций принадлежащей ЛУКОЙЛу компании «Архангельское геологодобычное предприятие», владеющей лицензией на Верхотинское месторождение. В качестве причин назывались как недовольство «дочки» De Beers Archangel Diamond действиями ФАС, которая не рассмотрела сделку до 31 декабря 2008 года, так и неустойчивая ситуация в мировой экономике и спад потребления алмазов. Предполагаемая сумма сделки между De Beers и ЛУКОЙЛом должна была составить 225 млн долларов.

Зато вторая крупнейшая алмазодобывающая компания в мире (25% рынка), российская АЛРОСА, не планирует в связи с кризисом сокращать добычу алмазов — об этом заявил ее президент Сергей Выборнов. По его словам, «2009 год — это самый активный год строительства подземных рудников». Между тем, чистая прибыль АЛРОСА в III квартале 2008 года по РСБУ упала более чем в 30 раз до 112,57 млн рублей, а с 1 января 2009 года De Beers прекратила закупать у нее алмазы.

Фактически АЛРОСА ушла с открытого рынка, ее единственным покупателем остался Гохран РФ (спецучреждение при Минфине). План закупок драгоценных камней и сырья Гохраном на 2008-2010 годы предполагал ежегодный выкуп в объеме 3,69 млрд рублей, однако на фоне кризиса правительство РФ увеличило ежегодный лимит до 9,5 млрд рублей.

«У нас с De Beers условия добычи разные — мы не можем закрыть добычу, потому что у нас градообразующие предприятия. В Африке проще алмазы держать в природном стоке, то бишь в земле. Мы не можем закрыть Мирный, Удачный, Айхал, и всех распустить», — рассказал в интервью BFM.ru представитель АЛРОСА Андрей Поляков.

С ним соглашается и Вероника Новоселова: «Компания не будет снижать объемы добычи по причине экстремальных условий на севере, при которых остановка производства невозможна. Все добытое сырье будет отдано в государственный сток Гохрану. Не исключено, что у российской компании может возникнуть шанс занять более выгодное положение на рынке в послекризисное время. Остается лишь вопрос — насколько умело она сможет воспользоваться этой возможностью».

Поляков полагает, что ситуация на «алмазном трубопроводе» улучшится в течение года. По его словам, спрос на ювелирные изделия с бриллиантами и на сами бриллианты есть, основные проблемы возникают на участке от сырья до ювелирного изделия из-за нехватки кредитования для огранщиков и алмазных дилеров. Согласно данным представителя АЛРОСЫ, с конца 2008 года в России даже увеличился спрос на мелкие и средние бриллианты. По некоторым источникам, рост составил до 40%.

«Возможно, покупатели рассматривают это как одно из средств сохранения и вложения денег на фоне отсутствия достойной альтернативы. Есть и поколенческий фактор — в России в середине 2000-х годов изделия с бриллиантами стали предметами нормального потребления, даже в не очень высокой ценовой категории», — объясняет Андрей Поляков. Тем не менее, Россию эксперт считает пока еще несформированным, развивающимся рынком.

Комментируя ситуацию в целом, представитель АЛРОСЫ говорит: «Это вопрос выдержки — если мы и другие крупнейшие производители алмазного сырья сможем не допустить обвала цен, не выбрасывать сырье на рынок в огромных количествах, не глядя на цены, то, наверное, мы пойдем в рост после оздоровления рынка. Сырья и бриллиантов сейчас на рынке много, и движения на нем не происходит по одной простой причине — никто не может пока определить, по какой цене торговать».

Ближайшими конкурентами De Beers и АЛРОСА по добыче алмазов, хотя и сильно отстающими от них по долям рынка, являются компании Rio Tinto и BHP Billiton. Rio Tinto работает на трех шахтах, включая полностью принадлежащую ей австралийскую Argyle, шахту Diavik в Канаде и Murowa в Зимбабве. Отложив проекты по развитию шахт с целью снижения затрат, компания увеличила объемы производства, однако доходы от продаж алмазов значительно снизились из-за влияния кризиса и спада цен — за 2008 год на 18% до 840 млн долларов. В связи с этим Rio Tinto планирует закрыть завод по переработке алмазов Argyle и приостановить подземную добычу.

Зато в BHP Billiton заявили, что выручка алмазного подразделения компании по итогам первого полугодия 2009 финансового года (закончившегося 31 декабря 2008 года) выросла на 9% против аналогичного периода годом ранее — до 457 млн долларов. Тем не менее, добыча на единственной алмазной шахте компании, канадской Ekati, за это же время упала на 27% до 1,367 млн каратов. В течение года BHP вышла из ангольских разведывательных проектов Alto Cuilo и Luangue, в которых ее партнером выступала Petra Diamonds. На Ekati же к 2012 году намерены сократить себестоимость добычи до 50 долларов за тонну — к 2009 году им удалось довести этот показатель до 70 долларов.

«Крупнейшие участники этого рынка — АЛРОСА и De Beers, доли других названных участников несравнимо меньше, следовательно, меньше и влияние. Но и они могут пойти на сокращение добычи алмазов, если увидят в этом необходимость, и мировая конъюнктура будет подталкивать их к этому», — резюмирует Дмитрий Баранов.

bfm.ru