рассказывает Екатерина Истомина
В качестве объединяющего сквозного сюжета для обновленных линий Chanel Fine Jewelry (дебют новых драгоценностей состоялся в середине марта в фирменных магазинах Chanel) была выбрана известная венецианская история Габриэль Шанель. Причем венецианская история нашла отражение не только в ее узком географическом понимании. Не секрет, что Шанель выделяла Венецию, ее искусство, ее вольных или невольных обитателей, как Игоря Стравинского и Сергея Дягилева, среди прочих. Квартира Шанель на парижской rue Cambon была декорирована под венецианское палаццо. Не случайно, что часть выставки в Пушкинском музее в 2007 году получила название "Шанель и Венеция" (в том году дом Chanel стал спонсором Венецианской биеннале). Через венецианские врата, странно долгим, но исторически (и опять-таки географически) закономерным путем Шанель принимала Византию, а следом за ней — и Россию. 1920-е годы, десятилетие становления почерка Шанель, можно назвать и "русскими годами".

Тогда она была увлечена великим князем Дмитрием Павловичем. Тогда же она дружила с великой княгиней Марией Павловной и сотрудничала с ее домом русской вышивки "Китмир". Символом треугольника "Россия—Венеция—Шанель", как нам кажется, стоит считать похороны Дягилева — в Венеции 20 августа 1929 года. За визит православного священника и могилу на Сан-Микеле заплатила Габриэль Шанель (привыкшая, впрочем, платить по счетам русских танцовщиков).


Венеция не только открыла Шанель "византийское" и "русское", но и привила вкус к ювелирным украшениям: в начале 1930-х годов Мадемуазель вместе подругой Мисей Серт часто приходила в семейное ювелирное ателье Codogniato, с начала 1860-х годов и до сегодняшних дней существующее рядом с площадью Сан-Марко. Особенно Шанель нравились крупные "венецианские" кольца Codogniato — массивные, из яркого тяжеловесного патинированного желтого золота, с большими цветными камнями. Сегодня именно такие коктейльные кольца на правах очередных дебютантов вошли в обновленную линию Coco (это украшения из белого золота, с цитринами, перидотами, голубыми иолитами, аметистами, аквамаринами, гранатами и перидотами).

Линия San Marco получила этой весной в свое распоряжение брошь в венецианском стиле, сделанную по сложным законам витража. Данная драгоценность создана из белого золота, 296 бриллиантов, трех зеленых и шести желтых бериллов, четырех аметистов, двух розовых турмалинов, трех аквамаринов и двух рубеллитов. В центре украшения — белая, с холодным оттенком жемчужина 13,5 мм в диаметре. Брошь из San Marco — это магический, победоносный талисман, почти масонский знак. В San Marco есть также схожие с указанной брошью кольца, сделанные по принципу цветка-витража. Кольца San Marco, как и вещи из линии Coco,— это "чистый коктейль"; белое и желтое золото, бриллианты, аметисты, перидоты, аквамарины, турмалины, розовые и голубые сапфиры, цитрины.

Почти все цветные камни имеют весьма редкую огранку pans-russe (или "русская поверхность", кабошон в форме пирамидки с квадратными гранями; эта огранка стала впервые применяться в мастерских Карла Фаберже, поэтому такое название). В центре каждого кольца — обязательная белая жемчужина, важный элемент в шанелевской ювелирной системе координат. Кроме того, в San Marco есть и кольца в духе барокко, словно сплетенные из тонких нитей; в центре каждого — уже привычный цветок-витраж, собранный из белых бриллиантов, сапфиров, изумрудов, розовых турмалинов, аквамаринов, красных рубеллитов, зеленых перидотов. К кольцам предлагается и золотая манжета, свитая из золотых ниток, усыпанных pave (318 бриллиантов, две розовые шпинели, две голубые шпинели, четыре красные шпинели, розовое или белое золото). В центре манжеты — цветок-витраж. По форме данное украшение отсылает к браслетам работы уже совсем забытого ныне ювелирного дома Verdura, где Шанель в 1930-х заказывала очень широкие тяжелые браслеты с мальтийским крестом в центре. Однако стилистически манжета принадлежит скорее ренессансным венецианским образцам.


В коллекции San Marco есть и подлиния — это San Marco Pastel, которая тоже обрела новые украшения. Их, кстати, немного — кольца и подвески на неожиданно тонких цепочках. Композиции колец и подвесок принципиально схожи — четырехлистный цветок, созданный из камней пастельного цвета. Нам кажется примечательным, что в украшениях ювелиры Chanel Fine Jewelry используют бледные матовые австралийские опалы, одни из самых популярных, наряду с аквамарином, в настоящий момент камней. В украшениях подлинии San Marco Pastel также задействованы халцедоны и розовые турмалины.

Византийская тема, возникающая благодаря теме венецианской, проявляется в линии Byzantine, представленной в этом сезоне скромно, — всего два новых кольца. Коктейльные кольца, созданные чувственно и броско, с восточной грацией и сладостью (белое и желтое золото, бриллианты, цитрины, аметисты, розовые турмалины, иолиты, аквамарины). Эти теплые и дружелюбные драгоценности выглядят довольно неожиданно, если учесть, что ювелирный стиль Шанель с начала 1930-х отличался холодностью и декоративным эгоцентризмом.

Впрочем, фирменных шанелевских холодности и эгоцентризма достаточно в линиях Pampilles и Premiere. В первой линии отдана дань французскому историческому кутюру, с которым Шанель всегда считала нужным и важным вести самую непримиримую борьбу. В коллекцию Pampilles (в переводе с французского — "розетка из тесьмы или бахрома с подвесками") были "приняты" серьги и подвеска, по конструкции напоминающие помпоны (белое золото, бриллианты, аквамарины). Такой помпон, "пучок" драгоценных нитей, является стандартной французской драгоценностью (наиболее известный "помпон" есть в коллекции Cartier La Panthere 2007 года). Линия Premiere приветствует стиль ар-деко; браслет и колье сложены из черных (оникс), белых и желтых (золото) звеньев таким искусным образом, что напоминают цепи. Что ж, в итоге выходит очень шанелевский аксессуар, такая модернистская вариация ее знаменитых колье и браслетов из ложного жемчуга.