рассказывает Екатерина Истомина
Филипп Стерн, глава швейцарской мануфактуры Patek Philippe и настоящая легенда промышленности, осенью 2001 года открыл в Женеве, на rue Vieux-Grenadiers, 7, музей часов. Конечно же, собрание по праву получило название "Музей часов Patek Philippe". Мы оказались в числе первых посетителей новоиспеченного музея, и господин Стерн стал, таким образом, нашим экскурсоводом.

Это собрание часовых редкостей и древностей на улице Старых гренадеров отличается от собратьев (а в Швейцарии почти каждая старая мануфактура владеет пусть и небольшим, но собственным музеем) стопроцентно классическим подходом: экспонаты, которые собирала семья Стерн с начала 1930-х годов, сменяют друг друга, точно как исторические эпохи. Вот времена бегства гугенотов из соседней Франции (именно гугеноты стали первыми часовщиками), потом эпохи проповедей Кальвина и Лютера (запрещавших ювелирные украшения, но разрешавших изготовление, ношение и продажу часов), затем уже век Просвещения, Французская революция, модное время Директории, ампирная империя Наполеона и длинный-предлинный век технического прогресса — XIX столетие. И каждый отрезок в музее Patek Philippe освещают верные часы. То это лихой настенный маятник (они, они, те самые швейцарские часы с кукушкой), то потемневшие от патины модели в виде крестов, то ювелирные (с драгоценными камнями) и эмалевые (часто с эротическим подтекстом) экземпляры, то прихотливые — в виде золотых птичек в прозрачных клетках, то совсем классические образцы. Вернее, такие, какими мы сами сегодня считаем классические швейцарские часы, то есть круглые золотые луковицы с белыми циферблатами и черными, словно бы нарисованными от руки арабскими или римскими цифрами. "От Patek Philippe" подобные золотые "карманники" носили и королева Виктория, и Киплинг, и Петр Ильич Чайковский; для мемориальных часов в музее отведена специальная витрина.

Господин Стерн привлек тогда наше внимание к астрономическим часам и объяснил это обстоятельство тем, что астрономические часы стоят особняком среди прочих. Они первые среди равных, ибо пытаются решить, скажем так, совсем не земные, не имманентные, а почти трансцендентные проблемы. Астрономические часы, уверен Филипп Стерн, "инструмент не столько астронома, сколько философа", пытающегося поймать одну из самых важных философских позиций — время — в свои земные сети. "Астрономические часы на руке или в ладони способны отразить небо со звездами, это в некотором роде полет в космос. Должно быть, это близко вам, русским?" — сказал тогда господин Стерн и углубился в умное объяснение очередной астрономической модели Patek Philippe. А ей оказались золотые часы Star Caliber 2000, впервые представленные публике ровно за год до открытия музея — в октябре 2000-го. Star Caliber 2000, на разработку механизма которых в Patek Philippe потратили восемь лет, стали оммажем мануфактуры наступившему миллениуму. Star Caliber 2000 — это первые в мире карманные часы, которые способны демонстрировать конфигурацию звездного неба с указанием положения звезд, Луны и смены лунных фаз. Среди дополнительных усложнений — вечный календарь, хронограф, турбийон, минутный репетир с вестминстерским боем, указатель високосного года, индикатор запаса хода, дисплеи захода и восхода Солнца. В круглую золотую луковицу мастерам Patek Philippe удалось упаковать 21 функцию. По словам Филиппа Стерна, Star Caliber 2000 продолжили славные астрономические традиции двух предыдущих тематических моделей — Caliber 89, сделанных в 1989 году, а также ретрочасов Graves 1933 года, совмещавших в себе 24 функции (обе модели также нашли ныне успокоение в музее Patek Philippe). Однако и у Star Caliber (к 2004 году было создано 20 таких часов) довольно быстро появились потомки. В апреле 2001 года на выставке Basel World Филипп Стерн представил наручную модель Sky Moon Tourbillon — часы, в которых астрономические функции были выведены на тыльную сторону корпуса (подчеркнем, что Star Caliber 2000 были часами не наручными, а карманными). Следующая астрономическая модель — Sky Moon, появившаяся на свет в 2002 году — демонстрировала звездное небо уже непосредственно на циферблате. Циферблат этих часов представлял собой карту ночного звездного неба с золотым эллипсом, очерчивающим ту часть небосвода, которая видна именно из кантона Женева. Несмотря на то что с помощью заводной головки владелец мог провести "корректировку" звездного неба — сдвинуть эллипс в любую сторону от кантона Женева, все равно Sky Moon оставались в первую очередь швейцарскими-швейцарскими часами.

Астрономическая русская модель Moscow Sky Moon, решение о выпуске которой было принято осенью 2007 года,— это как раз русские-русские звездные часы. Стоит отметить, что Patek Philippe уже не в первый раз выпускает особую русскую серию. Часы для Российской империи женевская марка стала делать в 1860-х годах, и связи с Россией до революции были весьма крепки и точны — здесь можно вспомнить и экспонаты музея Patek Philippe. Кстати, это не только уже упоминавшиеся нами золотые часы Чайковского; на первом этаже музея стоит совсем не часовой агрегат — золотая братина с 12 стопками-ковшами, подаренная мануфактуре императором Николаем II. Следующий пункт русской программы — недавняя модель Gondolo Calendario President, серия часов в стиле ар-деко, с корпусом из розового золота и черным циферблатом. Gondolo Calendario President входили в подарочный сет, включавший также запонки. Стоит ли говорить, что главными в сете были, конечно, часы — элегантные, с функцией годового календаря, с указателями дня, даты и месяца, фазами Луны и 24-часовым индикатором. Всего было сделано 100 таких часов, их презентация состоялась 27 сентября 2007 года в замке Майендорф в Барвихе, где сегодня иногда принимает дорогих сердцу и государству гостей нынешний президент РФ Дмитрий Медведев.

После ожидаемого успеха Gondolo Calendario President руководством Patek Philippe было принято решение продолжить начатую русскую эпопею. В апреле 2008 года на Базельской выставке Филипп Стерн показал посвященным Moscow Sky — часы в круглом золотом корпусе с циферблатом, изображающим звездное небо над российской столицей. Астрономические часы Moscow Sky являются версией базовых Sky Moon 5102; всего будет сделано 50 экземпляров таких часов, и каждые будут дополнены запонками. Вспоминается известное высказывание Иммануила Канта, которое многие по ошибке принимают за его нравственный императив: "Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них,— это звездное небо надо мной и нравственный закон во мне". Звездное небо теперь на руке москвича. Дело за нравственным законом.