Антикварная коллекция итальянского ювелирного дома Буччеллати (Buccellati) в прошлом году побывала в Успенской звоннице Московского Кремля, а в Швейцарию приехала впервые. Выставка, организованная Банком Итальянской Швейцарии (BSI), проходит в рамках проекта «Альбом BSI»: шедевры Буччеллати украсят витрины филиалов банка в Беллинзоне, Кьяссо, Локарно, Лугано, Женеве, Цюрихе и Сан-Морице.

«Альбомы» BSI - тематические выставки с красиво иллюстрированными каталогами, сюжеты которых распределены по трем категориям: «культура и историческое наследие» (например, археологические находки), «путешествия и интеллектуальные авантюры» (этнология и цивилизация), «сокровища из частных коллекций» (часы, украшения). К последней категории относится и выставка ювелирных изделий Буччеллати с поэтическим названием «Золотые удовольствия, драгоценности во вкусе вечности».

Вечность – то, ради чего трудятся вот уже несколько веков мастера Буччеллати, возрождая в своей работе традиции и совершенную красоту ювелирного искусства Ренессанса. Точнее - веру в совершенную красоту и возможность воплотить ее в искусстве, в том числе ювелирном, согласно философии эпохи Возрождения. Ведь Буччеллати вдохновляют не только эстетика и техника мастеров Ренессанса, но, самое главное, - образ их мышления.

Все началось в середине XVIII века, когда Конрадо Буччеллати открыл небольшую лавочку-мастерскую на улице Ювелиров в Милане. В лавочке, помимо антикварных сокровищ, были выставлены на продажу работы самого мастера, которые, впрочем, невозможно было отличить от старинных драгоценностей. Буччеллати достиг своей цели: воссоздал изысканный стиль итальянского Ренессанса и барокко в Милане эпохи строгого классицизма.

Второе «Возрождение Буччеллати» ювелирное искусство переживает в начале XX века. Если Конрадо Буччеллати боролся против канонов и четких форм классицизма, то его наследник Марио встал на защиту изящества и роскоши в эпоху авангарда и футуризма. В мастерской Beltrami & Besnati работали по старинной технике, вручную, и создавали украшения, достойные сокровищниц королевских дворов. Не потому ли именно от королевских домов и европейской аристократии и поступали заказы?

При этом ювелирные изделия Буччеллати нельзя назвать ни помпезными, ни вычурными. Буччеллати – гений чистой красоты, и его произведения - сочетание утонченного эстетизма и виртуозного мастерства. Стиль Буччеллати можно было бы сравнить со «сладостным стилем» поэзии Ренессанса: замысловатый, но без излишнего маньеризма, изящный, но без приторности.

Неслучайно самым большим поклонником Буччеллати был поэт Габриэле д'Аннунцио, мечтавший о втором великом «Возрождении» Италии - в традициях античного Рима, или, по меньшей мере, в традициях Возрождения XIV – XV веков.

Д’Аннунцио, фигура необычайно популярная в Италии начала века, назвал Буччеллати «принцем ювелиров» и, в буквальном смысле слова, создал мастеру «имя».

Но главная заслуга д'Аннунцио в том, что он вдохновил Буччеллати на смелые идеи, помог ювелиру найти свой собственный, неповторимый стиль и обрести безграничную свободу творчества.

Для своего друга д'Аннунцио Буччеллати изготовит украшения из числа самые замечательных своих произведений, словно воплотив в них эксцентричные фантазии поэта.

Эти изделия и другие шедевры мастера, созданные в 1920-х – 1960-х годах, можно будет увидеть на выставке BSI: всего более 170 образцов высокого ювелирного искусства тонкой ручной работы - от ажурных, словно кружевных, серег и колье, до оригинально украшенных колец и брошек, включая антикварные пудреницы и декоративные предметы интерьера.

Дело Марио Буччеллати продолжили его сыновья, сохранив и фамильные, и ювелирные традиции семьи. Не изменили они и неповторимому «стилю Буччеллати», провозглашенному сто лет назад д'Аннунцио.

Как и в лавочке Конрадо или в римском бутике Марио, все изделия, создаваемые сегодня Буччеллати - произведения ручной работы и высокого искусства. Неслучайно выставка в Кремле называлась "Буччеллати.

Искусство вне времени". Перефразируя известный фильм Бернардо Бертолуччи, творения Буччеллати – не ускользающая, а вечно возрождаемая красота.