В суде города Заречного Свердловской области началось рассмотрение по существу уголовного дела против директора муниципального Музея минералогии, камнерезного и ювелирного искусства Александра Селиванова и научного сотрудника музея Петра Ржавина.

По версии следствия, музейщики, оказавшиеся на скамье подсудимых, сначала продали два природных изумруда за 10 тыс. рублей, а затем партию из нескольких сотен изумрудов и александритов на сумму 2 млн 650 тыс. рублей.

На последней сделке оба попались милиционерам в момент передачи денег. Уголовное дело было возбуждено в тот же день, 29 ноября 2007 года, несмотря на имевшуюся у Селиванова лицензию на оборот драгоценных камней. Не повлияло на следствие и то, что партия самоцветов продавалась из личной коллекции директора муниципального музея. В тот момент на собственном балансе у музея были лишь два экспоната – берилл стоимостью 4 тыс. 320 рублей и хризоберилл, цена которого не превышает 2 тыс. рублей. «Все остальное – частная коллекция Селивановых: в основе экспозиции лежала коллекция, собранная еще отцом нынешнего директора музея», – рассказали «Газетe.Ru» в администрации Заречного.

Позиция правоохранительных органов выражалась в следующем: «продавать кому попало запрещенные к свободному обороту предметы музейщики не имели права». По факту сделки возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 191 УК РФ (незаконный оборот драгоценных камней). В ходе следственных действий были изъяты драгоценные камни и ювелирные изделия общей стоимостью более 46 млн рублей. Согласно фабуле обвинения, Ржавину и Селиванову грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет.

Впервые прокуратура вышла в суд с делом Селиванова и его предполагаемого подельника в сентябре 2008 года. К тому времени музейщики 10 месяцев – с 30 ноября 2007 года до 9 сентября 2008 года – просидели в СИЗО. Однако судья отправил дело на дополнительное расследование из-за недочетов в формулировке обвинения и многочисленных процессуальных нарушений. Суд потребовал от следствия объяснить конкретнее, за что именно нужно привлечь подсудимых к ответственности, сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе Свердловского областного суда. Как только Заречный городской суд возвратил дело прокурору, Селиванова и его подчиненного освободили из-под ареста под подписку о невыезде.

В марте 2009 года дело вновь поступило в суд.

Однако музейщики по-прежнему не согласны с обвинениями – они просят прекратить производство по делу за отсутствием состава преступления.

Согласно сведениям с официального сайта музея, камни законно выставлялись на продажу. По предложенному прейскуранту цена александритов достигала 600 тыс. рублей за камень. Музей имел право продавать камни в розницу и оптом. Единственное, что могло вызвать претензии правоохранительных органов, – тот факт, что сделка, инкриминируемая Селиванову как незаконная, не была зарегистрирована, однако в ряде случаев это допускается.

Бывшие коллеги Селиванова говорят, что владельцы коллекции много лет на законных основаниях торговали драгоценными камнями и непонятно, почему их действия называют преступными на этот раз. По имеющимся данным, сам Селиванов бизнесом не занимался, а был известен как эксперт в области минералогии и огранки камней. Сделки заключала супруга Селиванова Галина (она же бухгалтер музея), у которой имелась лицензия на право приобретения, обработки и продажи драгоценных камней и ювелирных изделий. Первоначально она проходила по делу в качестве подозреваемой, но обвинения ей не предъявили. Ожидается, что Селиванову допросят в суде как свидетеля.

На заседании в понедельник в суде Заречного допросили двух экспертов палаты пробирного надзора, которые дали заключение о ценности минералов и, как следствие, о наличии в действиях подсудимых состава преступления. Однако, едва начавшись, суд вынужден был сделать перерыв – в зал суда не явился ни один свидетель из вызванных обвинением. В первую очередь прокурор хотел допросить покупателя крупной партии камней, за которую были арестованы сотрудники музея, – некоего господина Логинова. Однако, будучи жителем столицы, ценный свидетель на процесс не явился. Его, как и прочих проигнорировавших вызов в суд, будут доставлять на следующее заседание принудительно – под милицейским конвоем. В чем конкретно виноваты музейщики, суд продолжит выяснять 27 апреля.
gazeta.ru