Говорят, что в 1960-е годы Советы планировали вытеснить с рынка крупнейшую алмазную фирму Южной Африки De Beers, выведя на него собственные алмазы. Приступили к реализации плана, но тут кто-то в правительстве осознал, что советские алмазные рудники поставляют около четверти объема продаж De Beers. Не стоит и говорить о том, что, если этот план и был реалистичным, то его последствия не совсем соответствовали задуманному.

Независимо от того, правдива эта история или нет, один ее урок очевиден: наряду с нефтью и газом, алмазы - еще одно природное богатством, которым Россия более или менее неудачно распоряжалась, руководствуясь политическими соображениями (а не деловым здравым смыслом).

А 11 мая New York Times сообщила о том, что российская фирма 'Алроса', занимающаяся добычей и маркетингом алмазов, начала накапливать необработанные алмазы вместо того, чтобы продавать их на падающем рынке. Резервы так велики - ежегодный объем добычи оценивается в 34 миллиона карат или 2,8 млрд. долларов (это составляет шестую часть общего мирового объема), что, как сообщает Times, 'Россия стала арбитром в определении глобальных цен на алмазы'.

Что же Россия хочет сделать с камнями?


Для начала немного истории. В 1959 г. Россия начала продавать все свои необработанные алмазы De Beers в рамках не столь секретного соглашения, которое предусматривало лазейку, позволявшую ей гранить алмазы в стране и продавать их на мировом рынке. В последующие годы оказалось, что эти 20 процентов необычайно эластичны (20 процентов засекреченного объема - это сколько?), а в 1980-е и 1990-е бывали времена, когда Россия так усердствовала, что переполняла рынок, чуть ли не сбивая цену на собственные камни. Если целью был контроль над рынком, то она была достигнута; Россия предельно снизила цены на алмазы.

На первый взгляд, накопление алмазов кажется оправданным с экономической точки зрения. Когда осенью прошлого года произошло падение мировой экономики, гранильщики и дилеры алмазов обратились к добывающим компаниям с призывом замедлить или приостановить производство, потому что они лишаются клиентов, а банки уходят с рынка. Именно так поступили две крупные добывающие компании. De Beers заморозила добычу алмазов в Ботсване, а Rio Tinto сократила производство алмазов на 40 процентов. 'Алроса' лишь последовала их примеру.

Но алмаз в России - больше, чем алмаз. В отличие от De Beers и Rio Tinto, которые в условиях рецессии остановили добычу, 'Алроса' решила продавать камни Гохрану, российскому государственному фонду драгоценных металлов. Действительно, есть веские причины сокращать предложение алмазов и стимулировать рост цен. Но Россия не может себе этого позволить в буквальном смысле слова. Кредитный рейтинг страны пошатывается, и даже при снижении цен на мировом рынке покупка алмазов обойдется правительству в целых 220 миллионов долларов ежемесячно.

Еще хуже для Кремля то, что речь здесь идет не только о деньгах. Полуавтономная республика Саха, где добываются алмазы, обладает почти 50 процентами акций 'Алросы', а это значит, что ее правительство получает долю прибыли от продаж в Гохран. Меньше всего Москва хочет стимулировать Саху. Наряду с Чечней и рядом других регионов Саха пользуется полуавтономным статусом, что вызывает у Москвы постоянную тревогу по поводу сепаратистских настроений.

Короче говоря, алмазы России накапливаются правительством, которое не может себе позволить ни продавать их, ни покупать еще - тем более, что половина доходов 'Алросы' идет в Саху.

Такого рода головоломку может решить только удача - возможно, так оно и будет. Гранильщики алмазов, ничего не покупавшие в марте и апреле, теперь говорят, что они возвращаются на рынок за российскими необработанными камнями. А покупатели возвращаются в ювелирные магазины. Крупные компании по обработке алмазов - особенно, индийские - расконсервировали свои заводы и вернули рабочих из вынужденных отпусков. Банки опять выдают кредиты, хотя в меньших объемах. 12 мая 'Алроса' объявила о соглашении с 15 антверпенскими дилерами необработанных алмазов по продаже камней на 500 миллионов долларов к концу года.

Поэтому, если оздоровление действительно началось, то резерв может принести доход российскому правительству. Если вновь начнется падение, то алмазной отрасли останется надеяться на то, что у российского правительства хватит денег и доверия к Сахе для того, чтобы продолжать скупку драгоценных камней.

Расселл Шор - старший аналитик Геммологического института Америки
inosmi.ru