Audemars Piguet удалось сделать невозможное — перестать казаться, считаться, быть, наконец, маркой одной модели. Речь, разумеется, идет о Royal Oak, созданной великим часовым дизайнером прошлого столетия Джеральдом Джентой для Audemars Piguet в 1972 году. Royal Oak ("Королевский дуб") включены в пятерку главных часов XX века наряду с Tank de Cartier, Reverso Jaeger-LeCoultre, Oyster Rolex и Speedmaster Omega. Именно на Royal Oak ориентировался Жан-Клод Бивер, планируя свой Big Bang ("Большой взрыв") — модель, которая открывает список культовых часов уже XXI столетия. Секрет успеха Royal Oak основывается на двух вещах — на конструкции и на характере.

Ценность часовой конструкции — это есть часовая ценность именно XX века (для примера: знаменитые конструкции — переворачивающиеся Reverso и герметичные Oyster). Конструктивная стратегия в прошлом столетии оказалась более продуктивной, чем копания в области внутренней механики. XIX век, веривший в торжество технического прогресса, дал много именно в области механизмов, калибров, усложнений. И вот часовщикам XX века нужно было быть именно конструкторами, инженерами, и Royal Oak брали своим корпусом-восьмигранником с выставленными напоказ винтами. Брали они и характером, и название "Королевский дуб" превосходно отражало его — этот брутальный, рыцарский, благородный, стремительный настрой. Royal Oak были часами не для эстета и не для бизнесмена, это были часы новых романтиков, новых Робин Гудов. Да, пускай даже таких изощренных, сверхопытных и ультрасовременных Робин Гудов, каким был Терминатор (Арнольд Шварценеггер в фильме "Терминатор-3. Восстание машин" носит хронограф Royal Oak Offshore T3 с огромным титановым корпусом).

И вот на фоне такого большого успеха функционерам Audemars Piguet можно было только отдыхать. Знай меняй себе черный циферблат Royal Oak на красный, а красный на еще более прекрасный, звонкая денежка все равно будет капать. Но в Audemars Piguet рассудили по-другому и последовали избранному для марки девизу "Le maitre de l`horlogerie depuis 1875". Какой же это "мэтр орложер" с единственной коллекцией в кармане? В Швейцарии часовой дом, входящий в премиум-сегмент, немыслим без большого собрания.

И у Audemars Piguet такое собрание есть. Здесь и инновационные модели из классических линий Jules Audemars и Edward Piguet, конечно, величественная победоносная линейка Royal Oak, обогатившаяся более спортивным подвидом Royal Oak Offshore, винтажная линия La Tradition, женские часовые коллекции (Deva, Danae, Givrine), ювелирные коллекции и запонки. Линии Millenary в общем спектакле назначена особая роль. Millenary — это часы, которые находятся ближе всех к рампе. Их призвание — быть часовыми звездами, блистать, покорять, дерзить, наконец. Недаром Жасмин Одемар, ныне глава марки, правнучка одного из основателей Жюль-Луи Одемара, носит ювелирные женские Millenary.

Первые часы этой линии появились в 1996 году. Концепция Millenary такова: часовое усложнение (complication), "упакованное" в не менее сложный дизайн. Выходит двойная порция инноваций. Для того чтобы любые часы из коллекции корреспондировались друг с другом, первичный, стартовый дизайн имеет жесткую форму. Итак, Millenary — часы с овальным корпусом (горизонтально развернутый овал, если быть до конца точными), с головным циферблатом, сильно смещенным от центра (как правило, больше вправо). Почти все модели Millenary обязательно снабжены галлюциногенным, гипнотическим эффектом: к смещенному циферблату, как к магической точке, тянутся со всех сторон цифры или цифровые метки. Подобный гипнотический эффект, кстати, в 2004 году оценили и в самом Cartier — в коллекции Cartier Libre была заявлена модель Gipnos с римскими цифрами.

Первой громкой моделью линии стали Millenary Dual Time 1998 года — с двумя часовыми зонами и резервом хода (довольно долго "послом" этих часов был шахматист Гарри Каспаров). В последующие годы дизайнеры продолжают экспериментировать с обликом Millenary, постепенно все глубже "опустошая" корпус и делая циферблат все более архитектурным, многоуровневым. Собственно, сегодняшний острый тренд разбитых, развороченных циферблатов, напоминающих некие полуразобранные микросхемы, впервые столь объемно проявился именно в Millenary Audemars Piguet. Более того, и возрождение "гипнотических" часов, прогремевших в 1930-х, также можно отсчитывать с линии Millenary.

В 2005 году Audemars Piguet заключают пакт о сотрудничестве с Maserati. Это сотрудничество не оказалось просто очередным модным мероприятием (в середине 2000-х автомобильно-часовые кобрендинги были делом крайне популярным). Сотрудничество с великой автомобильной маркой вывело часы Millenary на принципиально иной дизайнерский уровень: циферблат остался архитектурным, но все больше и больше напоминал приборный щиток болидов Maserati — здесь легко и логично сопрягались ретро и современный дизайн. В честь 90-летия итальянской автомобильной компании в 2006 году Audemars Piguet выпускают сразу две мемориальные модели. Во-первых, пробную, разгоночную красно-синюю Dual Time Millenary Maserati, украшенную фирменным значком трезубца; во-вторых, ультрасложную Millenary MC12 с лихим турбийоном, функциями хронографа и запаса хода (дополнительное название MC12 отсылало к легендарному одноименному болиду Maserati). Последняя модель стала лучшими автомобильными часами всего десятилетия.

В последние годы линия Millenary отвечает в большей степени за формат black tie (за технические инновации несет ответственность линия Jules Audemars). И в нелегком сегменте дизайнерами был сделан прорыв — мы имеем в виду модель Pianoforte, которую можно считать эталоном формата (впрочем, поспорить в этом жанре с Millenary Pianoforte могут разве что различные версии моделей Altiplano и Polo от Piaget). Pianoforte — дерзкие и бескомпромиссные часы в стилистике ар-деко; черно-белый, из перламутра и черного лака, рифмованный галлюциногенный циферблат напоминает клавиатуру дорогого рояля.

Существуют как простые часы Pianoforte, так и более драгоценная версия — с белыми бриллиантами. К мужским часам black tie были выпущены черно-белые миниатюрные коктейльные женские Pianoforte.

В этом году семейство Millenary продолжило развитие избранной темы black tie. В январе в производство запущена весьма экзотическая мужская модель Chalcedony, в которой часть корпуса и механизма вырезана из халцедона. Женские Millenary обогатились самым популярным ныне усложнением — функцией фаз Луны — и открыли тем самым новый виток в коллекции — этап барочных избыточных золотых часов. Как сообщила нам Жасмин Одемар: "Я очень люблю свои Millenary за их способность меняться, дерзить, удивлять, но и при этом всегда оставаться невероятно узнаваемыми". Глава марки не столько похвалила Millenary, сколько сказала о них правду.