Молодые радикальные швейцарские часовые бойцы Мартин Фрай и Феликс Баумгартнер, основатели оригинальной марки Urwerk, бодро анонсировали в Женеве в январе этого года специальную русскую серию. Собственно, ничего радикального в этом поступке Фрая и Баумгартнера нет: русские серии часов и ювелирных украшений с головой захлестнули нашу большую, охочую до уникальных вещиц страну. Вспомним: у дома Cartier — православные, сотворенные из белых бриллиантов чистой воды подвески-кресты, а также купола собора Василия Блаженного на циферблате золотых Santos 100.

У Ulysse Nardin на циферблате — тоже расписные купола стратегического собора на Красной площади, только еще более подробно выполненные, чем у Cartier. С циферблата часов Bovet печально смотрит на изумленного коллекционера лик Казанской Божьей матери, выполненный в технике эмали. И наконец, столь заслуженный и опытный часовой генералиссимус, каким является женевская мануфактура Patek Philippe, за три последних года выпускал русские серии дважды, а этот шаг осторожной и консервативной компании свидетельствует о многом, и в первую очередь — об успешности русского именного и титульного проекта.

Правда, стоит обязательно отметить, что все перечисленные русские серии приготовлялись весьма консервативными компаниями с длинной насыщенной историей, в то время как Urwerk — марка дерзкая, партизанская, молодая, с различными часовыми традициями сражающаяся не на шутку. Но вот даже и они, цюрихский дизайнер Мартин Фрай и женевский потомственный часовщик-конструктор Феликс Баумгартнер, сочли возможным для себя сделать специальную русскую серию.


Философия Urwerk строится, во-первых, на базовом для всех нынешних часовых авангардистов Швейцарии, народившихся в тучных для luxury goods 2000-х годах, преодолении старых часовых форм. Впрочем, презрение к старому часовому миру и мироощущению есть общая черта всех этих юных часовых эсеров. Кто только не стремился сбросить с парохода современности простые и элегантные швейцарские часы с золотым круглым корпусом, белым циферблатом и двумя (ну максимум — тремя; плюс к часовой и минутной еще и секундная) стрелками! И создатели Urwerk не стали бы столь заслуженно знаменитыми, если бы к общему хору отрицания не прибавили бы что-то свое собственное и действительно оригинальное.

Итак, к древу оригинального футуристического и космического дизайна (за внешний, дерзко концептуальный облик часов Urwerk традиционно отвечает Мартин Фрай) революционерам удалось привить побеги совершенно оригинального механизма, созданного Феликсом Баумгартнером. Суть этого механизма Феликс Баумгартнер подглядел в буквальном смысле у самой природы: как планеты Солнечной системы вращаются вокруг единственно возможного в данном случае светила Солнца, так и указатели часов в Urwerk, нарисованные на дисках (в других вариантах, например в модели 201,— на кубиках), вращаются вокруг оси.

Получается часовая "Солнечная система": "планеты", указатели часов, ежесуточно делают верный круг, рассказывая нам о самой загадочной философской субстанции — о времени. Космогоническая часовая теория Urwerk подкрепляется еще и тем, что Феликс Баумгартнер испытывает непреодолимую тягу к эпохе и механизмам 1960-х, десятилетию, ознаменованному таким стилем, как космизм (в беседе с нами господин Баумгартнер с гордостью показал авангардные золотые часы Patek Philippe, сделанные в середине 1960-х и напоминающие невероятную миниатюрную радиолу).

Кроме того, и Фрай, и Баумгартнер, два известных фаната "Звездных войн", с большим почтением относятся к славной истории запуска СССР первого искусственного спутника Земли в 1957 году. Мартин Фрай, чей отец был физиком и не раз рассказывал сыну о звездах, утверждает, что "день запуска, 4 октября 1957 года,— первая историческая дата, которую я запомнил". Феликс Баумгартнер, со своей стороны, видимо, косвенно участвовал в создании серии часов Sputnik Vacheron Constantin (Баумгартнер работал в знаменитой мануфактуре в конце 1990-х годов). Словом, не изготовить однажды русские авангардные космические часы в Urwerk просто не могли и не имели права.


Русская серия Urwerk получила название UR103T Russia, и, как уже видно опытному собирателю часовых экспонатов, базой является модель 103, дебютировавшая в 2003 году. Наблюдатели называют именно эту модель манифестом всего стиля Urwerk, и это подтверждает сам Феликс Баумгартнер, охарактеризовавший в разговоре с нами модель 103 для Urwerk как "Royal Oak для Audemars Piguet". У 103 — плоский, сплющенный, словно капот гоночного спорткара, корпус с резкими бороздами гильоше. Внизу корпуса зияет футуристическая пасть, в которой виден механизм, состоящий из кубиков-сателлитов с указателями часов. Корпус русской модели выполнен из стали с запатентованным маркой покрытием ALTiN (алюминий, титан пятого сорта, нитрид кремния). Мартин Фрай отзывается о палитре корпуса UR103T Russia следующим образом: "Русская модель, изготовленная из черненого металла, напоминает мне о том безумном полете металлического шара, обожженного на выходе из стратосферы". Техническое ядро — это калибр 3.03 с ручным подзаводом (21 600 полуколебаний в час; 43 часа запаса хода; тройная платина из сплава меди и никеля ARCAR P40 черного цвета; винт регулировки времени). Нужно сказать и о букве T, заложенной в название модели: итак, T обозначает тарантула, любимого паука часовой пары (в плане дизайна паукообразность часов нашла отражение в зловещем преобладании черного цвета).

Хорошо известно, что самые заядлые и неистовые бунтари и революционеры со временем отрезвляются, приходят в себя и начинают понимать и, возможно, даже любить этот мир таким, какой он есть. И доказательством этому может служить факт существования и еще одной русской модели 103 Urwerk. Это часы, которые говорят сами за себя: на плоском корпусе-капоте вместо непокорных бороздок выбит классический двуглавый российский орел. Орел — это сложнейшая гравировка, за осуществление которой смело берется женевский мастер Жан-Винсент Гюгонан. Работает мастер тщательно и неспешно: на изготовление гравировки у него уходит обычно от шести месяцев до года. Остается только добавить, что Жан-Винсент Гюгонан так ловок в своем искусстве, что может исполнить любую гравировку, включая изображение Юрия Гагарина и надпись "Поехали!".