КРИЗИС ДОЛЖЕН ПОМЕНЯТЬ МЫШЛЕНИЕ У ЧИНОВНИКОВ

- Флун Фагимович, в какой ситуации сегодня оказалась ювелирная отрасль?

- Все болезни российской экономики, которые выявил кризис, нашли отражение и в ювелирной отрасли. Согласно данным пробирной палаты, за полугодие падение производства по золоту по количеству заклейменных изделий составило 45 процентов. При этом наблюдается рост 33 процента по изделиям из серебра. Но, учитывая, что серебро сегодня стоит почти в 50 раз дешевле, чем золото, оно не компенсирует в полной мере потери. Можно констатировать, что общее падение по весу составляет порядка 40 процентов.

Сегодня идет перераспределение изделий из дорогого и среднего в средний и более дешевый сегмент рынка. Многие производители переходят на серебро. Но у меня нет никакого сомнения в том, что по серебру рынок в ближайшее время насытится. Торговая война за каждого покупателя будет вестись более жестко.

- Количество игроков на ювелирном рынке сократится?

- Думаю, уменьшится на 10-15 процентов. В этом плане рынок находится в равновесии: не появляются новые игроки, не исчезают прежние, так как произошла определенная адаптация к новым условиям.

Но некоторые мои коллеги, которые проводили более агрессивную политику развития, в кризис вынуждены уменьшать инвестиции, в том числе на развитие розничной торговли. Сейчас рынок падает, производство сокращается на десятки процентов. Считать, что в такой ситуации покупательская способность увеличится, – глубоко ошибочно. Хотя золото всегда любило тяжелые времена.

- Агрессивная политика развития – вы имеете в виду тех, кто брал кредиты?

- Не только их, но и тех, кто строил бизнес, арендуя чужие площади и торгуя взятой на реализацию продукцией. Практически все российские производители отпускали товар на реализацию с определенной рассрочкой платежа. Эта ситуация привела к тому, что количество ювелирных магазинов превышало количество хлебных. А сейчас, во- первых, у производителей нет возможностей выделить товарный кредит. Во-вторых, сократилась покупательская способность. Ювелирной отрасли не так сильно нужна государственная финансовая помощь, поскольку основной инвестор – покупатель. Нужно бороться за покупателя внутри России и пытаться утвердиться на внешнем рынке, в первую очередь, в странах СНГ, Германии, куда выехало четыре миллиона россиян, Канаде. И с помощью государства попытаться закрепиться на самом перспективном рынке – Китае.

У отрасли огромный потенциал. В том же Китае ювелирная отрасль в экономике занимает третье место по обороту после недвижимости и автотранспорта. У нас это сотые доли, что несправедливо.

- У "Алмаз-холдинга" есть антикризисная программа?

- Компания работает в ручном управлении. Если в прошлые годы мы пытались сверстывать бюджет месячный, квартальный, годовой, то сейчас понимаем, что жесткая привязка к каким-то параметрам в таких быстроменяющихся условиях теряет смысл. Надо планировать практически еженедельно работу в зависимости от спроса. Если при растущем рынке мы могли позволить себе выпускать продукцию, не особо оглядываясь на его потребности, то сегодня каждое изделие должно иметь потенциального покупателя.

- Российские ювелирные изделия проигрывают зарубежным?

- Есть ряд моментов, которые делают наши изделия неконкурентными.

Очень высокая пошлина и НДС на ввоз ювелирных вставок. Изделия становятся на 40 процентов дороже. Наши коллеги с Украины платят пошлину 2 процента, в Армении ее вообще нет, а, например, в Казахстане мы конкурируем с компаниями именно из этих стран.

Высокая пошлина на ввоз ювелирного оборудования – 20 процентов плюс 18 процентов НДС. Если наши коллеги с Украины покупают пять станков, то я смогу только три.

Очень большая административная нагрузка. Мы вынуждены ставить клеймо идущих на экспорт изделий и еще страны-импортеры ставят свое. Абсолютно не нужная процедура. Зачастую бывает, что ставить клеймо просто негде. Я уже не говорю о том, что это нарушает принцип любого бизнеса – предоставить изделие в срок и в нужное место. Раньше клеймение можно было ожидать от одной до трех недель. Сейчас ситуация более менее исправилась – в основном успевают за три дня. Но, тем не менее, эти моменты суммарно делают нашу продукцию за рубежом неконкурентоспособной. Мы вынуждены работать с минимальной рентабельностью и выходить за счет высочайшего качества и мирового дизайна. По этим показателям мы не уступаем.

- Слышал о том, что турецкие ювелирные компании изделия изготавливают из российского золота и нам же продают.

- Ситуация парадоксальная. Сегодня мировые лидеры производства ювелирных изделий – Индия и Турция. Турция добывает порядка 5 тонн и производит около 300 тонн ювелирных изделий. Индия 3 тонны добывает и производит 800 тонн. А Россия добывает 160 тонн, а выпускает изделий лишь на 70 тонн. Мы экспортируем сырье, и оно приходит к нам в виде изделий. То же самое происходит и в алмазно-бриллиантовом комплексе. Мы вывозим алмазы, они гранятся в Израиле, Бельгии или Индии и возвращаются к нам в виде ювелирных вставок или ювелирных изделий.

- Как вы думаете, кризис заставит федеральные власти принять меры, которые облегчат предпринимателям ведение бизнеса?

- С одной стороны, у власти сейчас достаточно много дел, на которые она обращает внимание в первую очередь. "Утопающим в роскоши" она помощь не рассматривает. Они прямо говорят – "вы в золоте". Я был на совещании у первого заместителя председателя правительства России Игоря Шувалова по антикризисным мерам, и непонятно по каким причинам, но наши предложения по господдержке – не финансовой! – проходят очень тяжело.

У нас есть реальные предложения – что нужно сделать, чтобы все добываемое в России золото перерабатывалось у нас же. Они впервые прозвучали два года назад в ответ на послание президента Владимира Путина, когда он поставил задачу максимально перерабатывать в России минеральное сырье. Мы просим местами усилить вмешательство государства в отрасль. Оно должно более четко расписать законодательно-правовые акты, и жестко следить за исполнением этих правил всеми участниками рынка. Очень надеемся, что ужесточится контроль за розничной торговлей, уменьшится незаконный оборот драгметалла и драгкамней, сократится доля нелегально завезенной в Россию продукции.

Например, по разным оценкам незаконный оборот ювелирных изделий составляет от 30 до 50 процентов. Вы сами можете увидеть – в Набережных Челнах прямо на улицах продают золотые украшения. Это запрещено законом, но, тем не менее, это происходит.

- Предложения были приняты?

- Они были направлены, но, к сожалению, не приняты. В этом виноваты, в том числе, и мы. Не удалось создать в отрасли организацию, объединяющую всех участников рынков драгоценных металлов и драгоценных камней и имеющую вес в диалоге с федеральной властью. Существующие отраслевые организации постоянно пытаются сглаживать острые углы, не понимая, что от этого появляются круги. И ходить по ним мы можем бесконечно.

Мы пытаемся сейчас использовать потенциал "Деловой России", Торгово-промышленной палаты, других общественных организаций. В последнее время идет конструктивный диалог на личном уровне у меня и у моих коллег. Но необходимо объединение всех участников рынков в единую организацию.

- Очевидно, кризис должен поменять мышление у чиновников, чтобы они посмотрели в сторону предпринимателей.

- Притом быстро. Недавно премьер-министр Тайланда встречался с 800 представителями ювелирной отрасли. Обсуждался вопрос о снижении конкурентоспособности тайландских ювелиров по сравнению с китайскими. Результатом этой встречи стало снижение НДС с 7 до 1 процента! В Индии есть при правительстве госорган по экспорту драгоценный камней и ювелирных изделий. А у нас даже нет площадки для общения. Мы предлагаем федеральным органам власти создать ее уже в течение двух лет в виде общественного совета по повышению конкурентоспособности отрасли при минфине. Так пока перепиской и занимаемся. Но нельзя же вечно сидеть на нефтяной игле.

Уверен, если даже стоимость нефти превысит сто долларов за баррель, дефицит бюджета России сохранится. Рано или поздно эти условия повернут федеральную власть лицом к тем, кто занят в реальном секторе экономики. Не только в сырьевом, но и в других направлениях, в том числе в ювелирной отрасли, которая, как я уже говорил, имеет огромный потенциал.

ЮВЕЛИРНЫЕ УКРАШЕНИЯ КАК ИНВЕСТИЦИИ

- Многие расценивают золото не как украшение, а как инвестиции и средство накопления.

- Тут мы проигрываем банкам. Только за первые пять месяцев 2009 года один банк – Сбербанк – продал по так называемым обезличенным металлическим счетам золото на 25 тонн в чистоте. Если перевести это на 585 пробу, это порядка 42,5 тонн. Плюс продал серебро на 125 тонн. Люди считают, что безналичные металлические счета на сто процентов обеспечены металлом. Это не так. Когда банки продают металл населению по обезличенным металлическим счетам, физически металл не закладывается на хранение. Мы должны добиться, чтобы при покупке по обезличенным металлическим счетам было четко указано – какое количество металла он купил, номер слитка, номер его производителя и в какой ячейке хранится.

Рынку навязывается золото как средство защиты от инфляции. Однако представители банков признают - народ идет покупать золото, когда оно дорожает, а сдает, когда дешевеет. Да и тяжело представить, что десятки тысяч людей могут профессионально играть на бирже. Ведь при этом они должны ежедневно следить за стоимостью золота в Лондоне, одновременно учитывая курс доллара к рублю и цену покупки-продажи, которые банк устанавливает сам. Есть вероятность, что недобросовестные банкиры смогут продать воздух, якобы обеспеченный металлом.

- Может возникнуть фактически что-то вроде очередной пирамиды?

- Я не могу такую схему назвать пирамидой, но где-то близко к ней. В средствах массовой информации навязывается мнение, что ювелирные изделия не могут являться средством накопления, так как их можно сдавать только как лом. Это не правда. Если вы правильно выбрали ювелирное изделие, вы можете сдавать в любом комиссионном магазине по цене даже выше, чем оно стоит. И вернуть свои деньги с прибылью.

Я уже не говорю о том, что деньги сами по себе никакой ценности не представляют. Это бумага. Ценность представляет предмет, который носит потребительские свойства. А ювелирные изделия – это богатство, которое всегда при себе. Ювелирное производство – это искусство, составная часть российской культуры. Многие изделия могут выполнять роль реликвии в семье, быть укрепляющим фактором. Когда ребенок с детства восхищается колье бабушки, получая его в наследство, он получает мудрость поколений. Или серебряный гарнитур, который выставляют на праздничный стол – ребенок с детства привыкает к красивым вещам. Когда мы говорим о сохранении семейных традиций, о развитии традиционности, в случае с ювелирными украшениями это переходит в реальную плоскость.

- Такие семейные традиции, бесспорно, нужны, но они практически утрачены. Вы не боитесь, что и в ювелирном искусстве могут исчезнуть целые направления?

- На казанской ювелирной выставке, которая прошла в июне, из 220 участников вы практически не найдете производителя из финифти. Всего десять лет назад любое ювелирное предприятие работало с финифтью. Это только кажется, что мы преувеличиваем угрозу, но в действительности в погоне за массовостью отрасль может потерять уникальность именно в историческом смысле. Я горжусь, что наша компания является приверженцем традиций. Девиз одного из старейших ювелирных производств в России – Красносельского ювелирпрома: "Традиции – шаг в будущее".

ЗОЛОТО ПОДСКОЧЕТ В ЦЕНЕ В ДВА РАЗА

- Как будут себя вести цены на драгметалл, в частности, на золото?

- Нет никакого сомнения в том, что цены на золото будут расти. Оно зависит от американского доллара. Я не финансист-аналитик, но мне кажется, что Америка не сможет выжить по-другому, кроме как проведя девальвацию своей валюты. Доллар может девальвироваться в два раза. Значит, настолько могут вырасти цены на золото.

- Когда это может произойти?

- В течение года. Возможно, даже в первом полугодии 2010 года. Все будет зависеть от того, как российские власти будут держать курс рубля по отношению к доллару. Если они его девальвируют, то в такой же пропорции изменятся и цены. В общем-то, так оно и происходит. Пять лет назад грамм золота ювелирных изделий стоил условно 200 рублей. Сегодня от 900 и выше.

- Тогда сокращением десятью процентов игроков на рынке может не ограничиться и последствия могут быть гораздо серьезнее

- Согласен, что будет шоковая терапия. Но опыт 1998 года показывает – во время девальвации народ поворачивается лицом к ювелирным изделиям.

- Почему упал импорт ювелирных украшений?

- Из-за девальвации рубля. Это основная причина.

- Это ставит отечественных ювелиров в более выигрышное положение?

- Да. Хотя скажу, что мы де факто импортеры. Мы покупаем золото в банках, но там оно фиксируется в долларах каждый день по лондонской бирже.

- Ваше предприятие брало кредиты?

- Конечно.

- Тяжело сейчас оказалось с выплатой кредитов?

- Нет. Считаю недальновидностью работать только с собственными деньгами. При фактически инфляции в 20-30 процентов, кредит в 18 процентов выходит в плюс.

Что такое работать с собственным золотом? Допустим, на миллион рублей я купил 10 килограмм золота. Изготовил украшения, отдал на реализацию, продал на миллион сто. Но может случиться так, что заработанные сто рублей смогу купить только девять килограмм золота, потому что оно подскочило в цене. В рублях, на бумаге прибыль есть, а физически вес золота у меня уменьшается. Когда же я использую кредитные ресурсы, мне не надо беспокоиться, что проедаю собственные оборотные средства.

Кроме того, если я на 10 процентов могу купить меньше золота, я должен на 10 процентов сократить рабочую силу. Такие колебания происходят практически каждый месяц. А если колебания в 20 процентов? Я не могу увольнять столько людей. Мы без кредита не обойдемся, это подушка безопасности.

Другое дело, что кредиты должны быть очень взвешенными. Ни в коем случае ни для блефа, рискованных операций и только под стопроцентное обеспечение. У нас кредитные ресурсы обеспечены золотом и недвижимостью.

В ТАТАРСТАН НАС ПРИГЛАСИЛ ШАЙМИЕВ

- Что сегодня из себя представляет Алмаз-холдинг?

- Алмаз-холдинг – это первая вертикально интегрированная компания, которая одновременно открывала розничные магазины, расширяла собственное производство и сеть оптовых партнеров. Компания ведет довольно консервативную политику. Некоторые игроки заявляют об удвоении количества магазинов. У нас нет таких целей. Наша задача – предложить покупателям качественные изделия по справедливой цене.

- Где было ваше первое производство?

- В Костроме. В 1993 году создали компанию, в 1994 открыли первый производственный цех, в 1995 году магазины в Москве и Московской области. В 1996 – магазин вновь в Москве и в Челнах, ну и дальше.

- Сколько у вас сейчас магазинов и заводов?

- 170 магазинов по всей России, часть в Казахстане, Белоруссии. Шесть производств, в том числе в Казани, Москве, Ивановской области, Костроме.

В ближайшее время запустим линию по платиновой группе, по палладию. Платина – это аристократический металл, но в прошлом году в России из платины изготовили всего 160 килограмм изделий. Это капля в море. Тот же Китай, Япония потребляют его десятками тонн.

Палладий – это ювелирный металл XXI века, попытаемся занять эту новую и перспективную нишу. В кризис инвестиции мы делаем точечно, туда, где можем получить максимальный эффект. Прежде чем инвестировать хотя бы рубль, проводим тщательный мониторинг ситуации.

- Какую долю на российском рынке занимает Алмаз-холдинг?

- По серебру порядка 10 процентов. По золоту от 3 до 5.

- В каком году компания пришла в Казань?

  - В 1997 году. Сначала мы познакомились с мэром Казани Камилем Шамильевичем Исхаковым, он приезжал к нам на завод в Кострому. Потом с главой республики Минтимером Шариповичем Шаймиевым. Президент, узнав, что у нас серьезное производство, предложил начать работу в Татарстане. Когда через год он меня пригласил, мы уже купили помещение в Казани, начали ремонтировать, и он был приятно удивлен, что его устное наставление выполняется.

- Сейчас сколько магазинов и какое производство находится в Татарстане?

- В Татарстане у нас 24 ювелирных магазина. Работает казанский ювелирный завод "Алмаз".

Любой житель Татарстана может прийти на завод и заказать себе индивидуальное изделие. И оно не обязательно должно быть дорогим. Клиент может прийти со своим эскизом или ему помогут художники-дизайнеры завода. Бог создал каждого человека индивидуальным, и мы имеем право на индивидуальное украшение. И уверяю вас, это не такие большие деньги. Современные технологии позволяют заказы выполнять оперативно. Приятно, что появились, пока на уровне вип-клиентов, индивидуальные заказы, например, браслеты для часов. Пока мне нравится, как развивается "Алмаз".

Когда в холдинге несколько производств, есть определенные трудности в управлении распыленными средствами. Но есть и плюсы: идет жесткая внутренняя конкуренция, управляющая компания смотрит – где какое изделие производится более эффективно.

- Как в состав холдинга вошло старейшее ювелирное предприятие России Красносельский ювелирпром?

- Выкупили 20 процентов акций у государства, остальные приобрели во вторичном обращении. Завод был в очень тяжелом финансовом состоянии. В 1998 году, когда мы пришли, задержка зарплаты была в шесть месяцев. Стоял вопрос о банкротстве завода.

В прошлом году Красносельский ювелирпром стал единственной российской компанией, которая экспортировала 30 процентов своей продукции за рубеж.

Остальные заводы также покупались на вторичном рынке. Сегодня компании 16 лет. Мы начали с торговли, но тут же стали инвестировать в собственное производство и выпускать обручальные кольца. Был период, когда на производстве работал один человек.

- А сегодня?

- Около двух тысяч.

- Ваша компания тоже планирует рост по серебру, согласно тенденции на рынке?

- Планируем рост от 18 до 24 тонн. Это в среднем на треть. Но мы по серебру увеличиваем выпуск не только из-за того, что оно более дешевое. Мы предлагаем совершенно новую продуктовую линейку. Например, полностью сервировали стол, начиная с самовара и заканчивая блюдцами для рыб, ножами и вилками. В наших магазинах, например, в "Яхонте", в ближайшее время покупатель увидит сервированный чайный, кофейный, обеденный столы. Понимая, что это не дешевые комплекты, мы готовы сами разработать покупателям семейные вензеля и бесплатно поставить на приборах. Чтобы это стало семейной реликвией.

Мы очень сильно перевооружились по выпуску изделий для корпоративных клиентов. Купили японские станки, некоторых из них нет даже на монетном дворе.

- Такие дорогие изделия, как сервировочные столы из серебра сегодня тоже находят своего покупателя?

- Приходят юбилеи компании, праздники, дни рождения – жизнь не стоит на месте. Медаль из серебра, которая может храниться вечно, и по стоимости не так дорога – что может быть лучшим подарком? Особенно, если на ней семейный девиз или портрет получателя.

Я уже не говорю о том, что драгоценные камни – это таинство. Сосредоточение энергетики солнца, земли, неба. Когда средняя продолжительность жизни была 30-40 лет, аристократы жили до 60 лет. И одна из причин – её еще в те времена указывали – соприкосновение с драгоценными металлами. Многие замечают, как только снимают любимую цепочку, испытывают внутренний дискомфорт. Правильно выбранное изделие помогает по жизни.

- Помимо металла, камней важную роль играет оформление изделия. Насколько я знаю, вы работаете с дизайнерами со всего мира.

- Да, наши дизайнеры работают с коллегами из Сингапура, Италии. Центр мирового ювелирного производства перемещается на Юго-Восток: это Тайланд, Гонконг, где мы полгода назад открыли свое представительство. Кстати, открыли представительство в Америке.

Мы единственная российская компания, которая выставляется на всех крупных международных выставках. Художников-дизайнеров регулярно направляем на курсы, в том числе за границу. При этом сами разрабатываем линии ювелирной моды. У нас есть прекрасная линия "У любви свои символы". В течение девяти лет мы проводим успешную рекламную кампанию "Выпускник", предлагая для молодежи очень стильную и недорогую продукцию.

- Как осуществляется контроль за качеством изделий?

- Он двух уровней. Во-первых, на заводе выпускной контроль, независимый от производственного цеха. И, во-вторых, входящий – в любом магазине.

- То есть фактически они могут вернуть вам изделие на производство?

- Так и происходит. Потому что ложка дегтя может испортить бочку меда. Лучше пусть вернут из магазина, чем потом придет с жалобами покупатель. Бывали случаи, когда встречаешь жителей Татарстана и они, не зная тебя, рассказывают, что покупают ювелирные изделия в нашей компании. Это приятно. Также как и видеть покупателя, который грамотно подходит к скидкам, считая, что 80 процентов – это повод задуматься над качеством товара. Или бриллианты не соответствует заявленному качеству, или цена изначально завышена в 5 раз и можно безболезненно скинуть. При этом даже со скидкой цены часто будут выше, чем в Алмаз-холдинге.

- На каком оборудовании вы работаете?

- В структуре Алмаз-холдинга есть компания, которая является поставщиком современного оборудования и расходных материалов для участников российского ювелирного рынка. Это дает нам определенное конкурентное преимущество. Компания работает с поставщиками Италии, Гонконга, Японии, Германии и выбирает лучшее. Мои коллеги зачастую проводят, нельзя назвать это промышленным шпионажем, скажем так, анализ рынка и покупают то, что мы покупали полгода-год назад.

- Кто ваши основные конкуренты на отечественном рынке?

- В России 4,5 тысячи производителей и 23 тысячи компаний, занимающихся торговлей. Суммарно они все являются конкурентами.

Но слово "конкуренция" не должна отталкивать. Надо цивилизованно работать, защищая интересы отрасли, понимая, что когда корабль тонет, идеальный порядок в одной каюте никого не спасет.

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ С ГОСПОДИНОМ СВАРОВСКИМ

- Как вы попали в ювелирный бизнес?

- С большой долей случайности. Я закончил Казанский инженерно-строительный институт, распределился в Москву. В неполные тридцать лет стал начальником управления строительного треста. У меня была служебная "Волга" с водителем, карьера шла вверх. Затем объект, который мы вели, закрыли, и я принял решение уйти в кооперативы – они как раз начали появляться в нашей стране. Замминистра энергетики уговаривал меня остаться, предлагал должность в одном из трестов. Говорил, что уйти в кооператив – это сделать ошибку. Но я все-таки рискнул отправиться в свободное плавание.

Как-то одному из наших заказчиков компания из Китая за работу предложила рассчитаться продукцией - пуховиками. Мы решили попробовать их продать, а потом заодно взяли на реализацию серебряные изделия. Быстро убедились, что это намного более интересный и выгодный бизнес.

- Сами носите украшения?

- Нет, только часы.

- Флун Фагимович, у вас остается время на хобби?

- Как любой человек, у которого пришла осенняя пора возраста, люблю спорт, в частности, плавание. Очень люблю охоту. В основном, охочусь в Костромской области, иногда летаю в Карелию на медведя. Охотился с Гельмутом Сваровским в его имении четыре дня и добыл очень хорошего горного оленя. Мне приятно, что практически во время каждого визита в Россию господин Сваровский посещает наши предприятия.

business-gazeta.ru