Купить кольцо от Cartier или Chaumet может любой, у кого хватит средств, дизайнерское украшение — только тот, кто «знает места». При этом золотые вещи ручной работы от мастера, который делает их в единственном экземпляре, — настоящий эксклюзив: никто не заподозрит вас в желании пустить пыль в глаза кольцом от известного бренда, а выглядит украшение зачастую оригинальней тех, что выпускают известные марки.

Ева Мартин, англичанка, обучавшаяся ювелирному делу в Бостоне, а ныне живущая в Австралии, предлагает вниманию ценителей лаконичные вещи в модерновом духе с крупными натуральными камнями, чаще всего кабошонами. Впечатляет, например, кольцо-«церковь» из белого золота с цитриновым куполом или браслет «Азбука Морзе» с точками и тире из драгоценных бусинок.

Выпускница филадельфийского Университета искусств Литаль Калмансон делает избыточно, по-византийски пышные браслеты и колье из нескольких рядов массивных, хитроумно сплетенных цепей белого и желтого золота со сверкающими кристаллами или без таковых. Догадаться, что перед вами не золото и самоцветы, а ювелирный сплав и кристаллы Swarovski, не так уж просто, да и стоит эксклюзивная бижутерия недешево. Самодостаточные украшения требуют лаконичного гардероба — идеально подходят, скажем, к маленькому черному платью.

Нью-йоркский дизайнер Энн Бидерман, напротив, работает только с чистым золотом наивысшей пробы — 22 карата. Ее изделия нарочито грубые, словно сработаны средневековым златокузнецом. Кольца украшают кабошоны из рубинов, рубеллитов и аквамаринов или крупные жемчужины. Кулоны копируют старинные кресты и античные медальоны. Но визитная карточка мастера — пчелы с крылышками из чеканного золота. Соотечественник Бидерман Розарио Мерола, тоже живущий в Нью-Йорке, предпочитает демократичные материалы и футуристические очертания: его хит — колье из ярких пластиковых бусин, соединенных стальной проволокой в некое подобие цепочек ДНК.

Израильтянка Далия Гефен делает кольца из золота и серебра, напоминающие то ли хитроумные механизмы, то ли окаменевшие остовы фантастических животных. В качестве дополнений к грубо обработанному металлу ювелир использует тщательно отполированное муранское стекло или камни — вулканический туф и простую морскую гальку.

Канадский ювелир Ники Каваконис, по его собственным словам, впитал традиции народов, к которым принадлежат его предки — греки и финны. Получившуюся смесь мастер воплощает в математически выверенные украшения, созданные на контрасте фактур: полированного металла, шероховатых поверхностей, натурального жемчуга или холодноватых бриллиантов. Отдельная серия — украшения, напоминающие срезы колонн древнегреческих храмов, которые, разумеется, сильно уменьшились в размерах. Древнегреческие мотивы воплощает в своих вещицах и Джессика Филдс. Филолог по образованию, она вдохновляется рассказами о драгоценностях Трои и Колхиды. Серьги, браслеты и колье из золотых цепочек, перенизанных бусинами из самоцветов, кажутся найденными в древнем кургане, а не в концептуальном бутике на Манхэттене.

Турчанка Орге Тулга, как и ее американская коллега, любит драгоценные древности. Однако ее вещи похожи скорее на звончатые шарообразные пуговицы с кафтанов османских вельмож, чем на древнегреческие фибулы. Это полые ажурные шарики с разными узорами от традиционных до абстрактных, украшенные паве из рубинов, желтых сапфиров или изумрудов, — серьги, подвески и колье. Французский дизайнер Виолин Ульмер строгости форм и декоративной избыточности предпочитает натуралистичную аморфность керамики. Ее кольца, серьги и колье из линии Galets слеплены из глины нарочито примитивно, словно это сделано руками ребенка или дикаря. В противовес им серебряные изделия из линии Architecture построены на контрасте геометрических форм.

Испанка из Барселоны Марта Санчес Омс делает украшения в самых разных стилях. Названия ее коллекций взяты из древнеегипетской мифологии. Колье лаконичной формы из чеканного золота, похожее на жреческие талисманы, из линии Flor de Lotus. Грубоватые на вид кольца с необработанными камнями из коллекции Isis. Широкие кольца и серьги из черненого серебра, золота и цитринов из линии Aton.

Британский бренд Jo Thorne занимает особую ювелирную нишу — украшения для прически. Это гребни, тиары, шпильки и заколки из серебра и резины. Узоры, навеянные природными мотивами, — цветы, бабочки, стрекозы — напоминают витражи в стиле ар-нуво. Стрекоза — один из излюбленных мотивов и бренда Temple St. Clair. В его коллекции Tree of Life стрекоза, лев и дельфин олицетворяют землю, воду и воздух в сочетании с лунным камнем, редкими гранатами и бриллиантами или сапфировыми кабошонами.

Есть новинки и для поклонников прославленных имен в мире дизайна. У известного модельера Джона Гальяно вот уже больше года есть своя ювелирная линия John Galliano Fine Jewellery Line, которую он выпускает в сотрудничестве с Valente Milano. Ее основа — три коллекции: «Кинжалы», «Цветы» и «Монеты», в свою очередь, состоящие из пяти эксклюзивных украшений limited edition и двух десятков серийных haute couture и pret-a-porter.

rbcdaily.ru