Шон Лин, один из главных в Великобритании певцов невероятного готического гламура, вновь получил бесценный титул — Jewelry Designer of the Year 2009, национальную британскую ювелирную награду. Творческий успех был закреплен и определенным коммерческим триумфом: в конце лета Шон Лин открыл собственный магазин в Harrods. Разумеется, такие судьбоносные происшествия подкрепляются выпуском все новых и новых ювелирных линий Shaun Leane.

Шон Лин работает на том же минном ювелирном поле, что и хорошо известный в России и Украине британец Стивен Уэбстер, достойно отметивший в этом году 50-летие и 30-летие творческой деятельности. Однако с точки зрения тактики Лин и Уэбстер — очень разные ювелиры. Их изделия лишь похожи внешне. Стивен Уэбстер более жесткий и прямолинейный, его привлекают звонкие рок-н-ролльные перепевы, которые он густо замешивает с традиционными картиночными ужасами английской готики (среди поклонников Stephen Webster значится такой легендарный рок-н-ролльный паук как Оззи Осборн). У Шона Лина ювелирная игра куда более сложная и затейливая. Его украшения не столь прямолинейны, они по духу напоминают витражи. И они в большей степени, чем у Уэбстера, льнут к телу. Они серьезно настроены это тело слушать и слышать.

В драгоценностях Shaun Leane можно отметить что-то аксессуарное, подвижно-феерическое, легкомысленное. Это связано прежде всего с тем, что в начале своего творческого пути Шон Лин работал заведующим отделом аксессуаров и фурнитуры у выдающегося британского fashion-дизайнера Александра Маккуина.

Новая линия Shaun Leane выглядит, на наш взгляд, излишне скромной, стушеванной, однако несет в себе все родовые признаки стиля молодого мастера. Хищные, но отточенные, отполированные, литые формы. Возможно, что иные любители драгоценных сезонных украшений (а именно к таким нужно отнести изделия нашего сегодняшнего героя) сочтут эти кольца, серьги, подвески и браслеты, напоминающие острые когти, слишком опасными в повседневной носке. Но нет причины для каких-либо волнений: украшения Shaun Leane всего лишь убедительно играют роль пряной пикантной игрушки. Они безобидны, хотя и не лишены некоторого метафизического страха.

Примечательно, что, несмотря на инфернальную специфику, носить украшение Shaun Leane может любой, даже совершенно далекий от готики человек. Артистичность у Shaun Leane просто перевешивает дьявольщину, а сам ювелир выступает в роли слегка опереточного Мефистофеля, хитро дирижирующего драгоценной сценой. В его власти — отполировать или оставить золото матовым, прибавить черного, синего или лилового тонов, присыпать разноцветных сапфиров, поддать адского огня или, наоборот — притушить его.

В новых предметах задействовано белое и черненое (столь любимое дизайнером) золото, бриллианты, разноцветные сапфиры, аметисты с будуарным кондитерским оттенком. Кажется, что выбор-то бедноватый, какой-то монашеский. Однако скуповатые, мрачноватые, абсентные, в духе декаданса, палитры как раз характерны для этого ювелирного почерка. Здесь достаточно вспомнить великое колье Queen of the Night, которое Шон Лин сделал в прошлом году для французского дома Boucheron: украшение было выдержано в глухих, надрывных тонах и стало в своем роде манифестом стиля Shaun Leane (сам факт сотрудничества с таким историческим, к тому же французским домом говорит о высоких профессиональных достоинствах). Коллекция 2009 года, конечно, в разы более коммерческая, чем прошлогодний piece unique для Boucheron. Но и в этих изделиях, эффектных драгоценных готических аксессуарах, можно почувствовать свойственные Шону Лину театральность и тайну. Выучка Александра Маккуина, не иначе.