Но ведь нам в этом могут помочь другие критерии. Все-таки модели, которые настолько удачны и любимы, что становятся основоположниками нового класса часов, так или иначе влияют на развитие всего часового искусства, рождаются. Редко, но рождаются. Как быть с совсем молодыми часами – теми, в которых заложены замечательные идеи, уже обогатившие часовое дело и дизайн? Это Chopard Happy Diamonds, Corum Golden Bridge и Bubble, безумно актуальная несколько лет тому назад бочка Franck Muller, не менее популярные ныне Hublot, гламурные Jacob & Co Five Time Zone, фантастические мехатронные Seiko SpringDrive, часы-транспондер Aston Martin от Jaeger-LeCoultre и другие? А пусть подождут чуть-чуть. В конце концов выдержка нужна не только элитным винам, но и часам.

Zenith El Primero/Chronomaster (1969/2004)

Zenith Chronomaster El Primero - это тот редчайший в истории часового искусства случай, когда успех часам принес не столько удачный дизайн корпуса, сколько уникальный механизм. Аналогичным достижением может похвастаться еще только одна культовая модель в мире - IWC Ingenieur. Если почти все другие культовые модели на протяжении десятков триумфальных лет успели поменять десятки механизмов, то хронограф Zenith Chronomaster намертво связан с калибром El Primero. Более того, эти часы родились на свет именно благодаря замечательному и непревзойденному по некоторым техническим параметрам калибру. В конце 60-х годов ради скорейшего создания первого хронографа с автоподзаводом ряд крупных швейцарских компаний объединились в два конкурирующих треста и практически одновременно предъявили миру два автоматических калибра - Chronomatic и El Primero 3019 РНС. В отличие от Chronomatic, El Primero, нынешняя гордость Zenith, впоследствии не переделывался, а лишь совершенствовался. Его диаметр - 31 мм, а высота в зависимости от комплектации колеблется от 6,7 до 7,55 мм. Это был первый хронограф с высокочастотным балансом (36 000 пк/ч), что позволило ему замерять отрезки времени с точностью до 1/10 секунды. Интересно, что при столь высокой частоте запас хода составляет свыше двух суток. Именно поэтому El Primero до сих пор считается лучшим автоматическим хронографом элитного класса. Его качество покорило даже Rolex, который устанавливал его в свои хронографы Daytona в течение целых 20 лет - с 1984-го по 2004-й.

Интересно, что кварцевый кризис сыграл неоднозначную роль в судьбе El Primero. С одной стороны, отсутствие ажиотажного спроса позволило конструкторам спокойно довести его до совершенства. Но с другой, в 1975-м американское руководство, приобретшее Zenith, распорядилось снять El Primero с производства, а документацию уничтожить. Замечательный механизм был спасен зенитовским инженером Шарлем Вермонтом, который сохранил прототипы калибра и техническую документацию в обувной коробке на чердаке собственного дома. Возродился El Primero благодаря компании Ebel, которая в 1980 году сделала большой заказ на механизм. А вслед за этим началось и известное сотрудничество Zenith и Rolex. Возглавивший Zenith в 2004-м Тьерри Натаф отказался поставлять El Primero сторонним производителям и превратил его в главный козырь Zenith. Родившаяся в 2004-м коллекция Chronomaster сначала стала флагманской, а вскоре вывела Zenith в лидеры люксового сегмента.

Краса и гордость Zenith - El Primero - благополучно и с благодарностью перенес многочисленные эксперименты. Мощный калибр, на базе которого созданы удивительные турбийоны, вечные календари и даже минутный репетир с будильником и вибросигналом, существует ныне в 23 разновидностях. Лишь изредка El Primero можно встретить в элитных моделях компаний TAG Heuer и Dior - зенитовских родственников по концерну LVMH.

RadoRado Integral (1964)
В 1962 году Rado создала первые в мире часы, изготовленные из сверхтвердого металла. Поцарапать эти часы можно было только с большим трудом. Называлась модель Diastar. Созданы эти часы в рамках только что разработанной в компании концепции «вечных часов», ведь в ту пору люди покупали часы на всю жизнь. И если механизм при регулярном обслуживании мог работать очень долго, то корпус часов терял свою привлекательность уже через несколько месяцев. Любые, даже самые известные часы того времени не могли удовлетворить человека, потому что не обладали желаемой продолжительностью жизни. Недоверчивая публика, как водится, сначала выжидала пару лет, наблюдая за часами тех немногих, кто рискнул приобрести «вечные» часы. Но когда спустя два года выяснилось, что Rado слов на ветер не бросает, и к тому же компания выпустила часы из вовсе невиданного материала - керамики, началась эра доминирования Rado в сегменте дизайнерских часов.

Модель Integral имела таинственно мерцающий прямоугольный корпус с черным циферблатом, который органично и практически незаметно переходил в стильный браслет. Высокопрочная керамика по виду напоминает черный обсидиан - вулканическое стекло, которое образуется при застывании лавы. Концепция «вечных часов» подразумевала создание не только корпуса, который годами сохраняет первоначальный вид, но и максимальный комфорт, а также чрезвычайно интересный дизайн. Часы-браслет из необычного легкого материала завоевали рынок практически мгновенно, тем более что они каким-то изумительным способом не только не теряли товарный вид, но и всегда выглядели современнеми. Дизайнерам и конструкторам Rado удалось создать вневременную вещь, которую невозможно сравнить по дизайну ни с какими другими часами. Недаром Integral можно встретить в качестве образца современного дизайна во многих музеях и арт-галереях мира. Rado Integral - едва ли не самые комфортные часы на свете. Они как вторая кожа - легкие, удобные, позволяют «дышать». Это уникальный пример люксового товара на каждый день.

Надо ли говорить, что кварцевая революция лишь упрочила доминирующие позиции Rado Integral на рынке, так часы стали еще легче и гораздо точнее. Хозяева вспоминали о том, что это все-таки часы, и раз в 3-4 года нужно менять батарейку. Кстати, эта неприхотливость позволила вскоре максимально усовершенствовать дизайн модели. Заводная головка была убрана вовсе. Ее заменяли две выемки со знаками «+» и «-» на стальной задней крышке. Подносишь раз в полгода изящно оправленный в сталь кончик ремешка к выемке - и переходишь на зимнее или летнее время. И это все заботы, с которыми сталкиваются владельцы кварцевых Rado. Колоссальный успех Integral селал эти часы одними из самых подделываемых в мире. До сих пор Rado ежегодно продает около 400 тысяч часов в год.

AudemarsPiguetAudemars Piguet Royal Oak (1972)
В 1972 году великий дизайнер Джеральд Джента, приглашенный домом Audemars Piguet освежить модельный ряд, представил на выставке в Базеле сенсационную модель в агрессивном стальном корпусе с нарочито грубоватой отделкой и огромным 8-гранным безелем. Модель назвали неожиданно, но символично - Royal Oak. Дело в том, что, согласно легенде, в 1651 году в ветвях векового дуба спасся от преследования войск Кромвеля будущий король Англии Карл II. Позднее дерево, названное Королевским Дубом (Royal Oak), стало для Карла II символом победы в борьбе за возвращение престола. В память о чудесном спасении британский флот с 1769 по 1914 получил четыре корабля, названные HMS Royal Oak. Носовая часть одного из фрегатов была изготовлена из дуба, а бойницы в бортах кораблей имели восьмигранную форму.

Модель Royal Oak также должна была сыграть роль спасителя Audemars Piguet и возвести ее на часовой престол. По сути, маэстро Джента творчески переработал дизайн, который предложил в самой первой культовой модели Santos Луи Картье. Кольцо циферблата и цельный корпус в часах его конструкции были скреплены восемью винтами, а браслет составлял единое целое с корпусом. Корпус Royal Oak был выполнен из стали - материала, в ту пору почти забытого производителями предметов роскоши. Несмотря на то что в модели использовался ультратонкий калибр Jaeger-LeCoultre, который получил референс АР 2120, корпус был вызывающе высок. При этом на циферблате было всего три стрелки и крохотное окошечко даты. В общем, практически во всем модель стала сенсацией, но с негативным оттенком. Публика была шокирована агрессивной эстетикой Roayl Oak, а еще больше - ее ценой. За стальную модель просили 6000 долларов! В то время сложные золотые Patek Philippe и Rolex стоили около 4000 долларов. На выставке модель из любопытства приобрели лишь менее десятка человек, главным образом из Италии. Руководство Audemars Piguet было разочаровано настолько, что спустя три месяца распорядилось снять модель с производства, что тут же было исполнено. Но вдруг от одного за другим итальянских дилеров посыпались заказы. Причем дилеры заказывали «Королевские дубы» даже не десятками, а сотнями. А вскоре пошли заказы из Англии, Франции, США, Японии... Пришлось дому оперативно возвращать Royal Oak в производство.

В эпоху стремительного наступления кварца успех безумно дорогих недрагоценных механических часов воспринимался как некий абсурд. Специалисты, ломавшие голову над этим феноменом, сошлись во мнении, что Royal Oak - явление сродни поп-артовским картинам Энди Уорхола, называли это проникновением в люксовую среду элементов хиппизма. Royal Oak окрестили часовым авангардом, а так как часы были спортивные и безумно дорогие, назвали их спортивным люксом - sport de luxe. А тем временем популярность Royal Oak стремительно росла, и вскоре Audemars Piguet  также превратился в бренд одной модели. Вплоть до позапрошлого года его доля в общем производстве компании достигала 80 процентов. Титул авангардистких часов обязывал Audemars Piguet все время экспериментировать с моделью. Вскоре стальные корпуса дополнились танталовыми, титановыми, появилась каучуковая отделка. Экспериментировала компания и с техническими решениями. Royal Oak - одна из немногих моделей, на базе которой созданы часы со всеми известными усложнениями и функциями. А с недавних пор на ее базе развивается еще и ювелирная коллекция.

Porsche DesignPorsche Design Ocean 2000 (1978)
1978-й войдет в историю часового искусства как год часового дебюта одного из самых великих конструкторов и дизайнеров ХХ века Фердинанда Порше. Создатель замечательных танков и бронетранспортеров, мирового хита Volkswagen-«Жук» и суперкара Porsche 911 всегда любил часы и давно мечтал попробовать свои силы и на этом поприще. Мечту Фердинанду Порше помогли осуществить на мануфактуре IWC. Он обратился в Шаффхаузен, потому что IWC всегда славились качеством, точностью и неубиваемостью, но главное, думаю, все-таки из-за того, что это единственная немецкоговорящая швейцарская часовая компания, где он мог общаться с мастерами и дизайнерами на родном языке.

Дебют Фердинанда Порше ознаменовался сразу же тремя мировыми премьерами: титановый корпус, интегрированный компас, каучуковый ремешок. Первая коллекция часов Porsche Design состояла из титанового хронографа и антимагнитных часов, чье техническое совершенство и неуязвимость подчеркивалась наличием интегрированного магнитного компаса. До Порше часовщики не считали титан подходящим для своего дела материалом: уж очень он был трудоемок в обработке. В то время не существовало даже станков, способных с часовой точностью шлифовать титановые заготовки. Но такие свойства титана, как необыкновенная легкость, прочность, невосприимчивость к электромагнитному полю, удивительная устойчивость к коррозии и почти полное отсутствие каких-либо аллергических реакций на титан у человека, для Порше пересели все доводы. Более того, он настоял, чтобы твердость обычного титана была увеличена в 13 раз: со 180 виккерсов до 2400 (для сравнения твердость стали 700-800 виккерсов). И только такой титан он запустил в часовое производство. Главным хитом сотрудничества Porsche Design и IWC стал выпуск дайверской модели Ocean 2000 в титановом корпусе водонепроницаемостью 2000 метров. Это были первые серийные и доступные простым смертным часы со столь удивительной герметичностью. Специально для этих часов компания IWC и Порше разработали первый в мире каучуковый ремешок с титановой браслетной застежкой, которую можно было быстро регулировать по длине. Ocean 2000 были продуманы до мелочей: предельно информативный циферблат был окрашен в черный цвет, на котором безупречно смотрелись ярко-белые метки и огромные светящиеся прямоугольные стрелки. Вращающийся безель имел стильные удобные выемки, которые позволяли им оперировать даже в перчатках, а заводная головка была смещена к отметке «4 часа». Эта область более защищена от случайных ударов, а пользоваться ей опять же удобнее.

Необыкновенный успех первых титаново-каучуковых часов, собственно, и положил конец замечательному взаимовыгодному сотрудничеству Фердинанда Порше и IWC. Заказов было столько, что IWC со свойственной ей фанатичным отношением к качеству не могла бы их выполнить. Точнее, могла бы, но для этого ей пришлось бы прекратить выпуск собственных моделей. Порше после неудачных переговоров главой Swatch Group мистером Николасом Хайеком-старшим приобрел контрольный пакет акций мануфактуры Eterna, где до сих пор выпускаются часы Porsche Design. А IWC использовала совместные наработки в создании великолепной серии дайверских профессиональных часов Aquatimer.

SwatchSwatch Swatch 1984
Именно с этих часов началось возрождение швейцарской часовой промышленности после почти убившего ее кварцевого кризиса. Спаситель Швейцарии глава Swatch Group Николас Хайек-старший не только объединил в 1983 году часовые группы ASUAG (Longines, Rado) и SSIH (Omega, Tissot...) и специализировал часовое производство, максимально оптимизировав его, но и изменил отношение к самим часам. Он сумел сформировать у европейского, а затем и мирового потребителя два сих пор актуальных убеждения. Первое сводится к тому, что лучше японских часов нет ничего в мире, но если вы хотите иметь не просто часы, а статус и имидж, то их вам могут дать только в Швейцарии. А второе, еще проще, вытекало из первого: часы - уже давно не прибор для определения времени, а стильный аксессуар, который нужно менять под настроение и в зависимости от времени суток.

До этого часы покупали практически на всю жизнь, ну или, в лучшем случае , после школы, после института и при выходе на пенсию. Сломать этот хабитус мистеру Хайеку во многом помогли эти маленькие часы в пластиковом корпусе, которые создали инженер Элмар Мок, часовщик Жак Мюллер и дизайнеры Марлиз Шмид и Бернар Мюллер. Копеечный корпус из пластика, которому можно придать любую форму и окрасить в любой цвет, плюс копеечный механизм, который, если что случится, нужно не чинить, а быстро заменить, и очень дорогая рекламная кампания обеспечили часам колоссальный успех. Во многом продвижению Swatch в массы способствовала также и оригинальная торгово-маркетинговая стратегия. Палатки Swatch, которые в размерах уступали даже газетным и табачным киоскам, были повсюду и на уровне подсознания внушали людям отношение к часам как журналу или сигаретам. Swatch были созданы на базе самого тонкого (1,8 мм) кварцевого механизма в мире Delirium Tremens («Белая горячка»), который имел менее 30 деталей, а платиной ему служила пластиковая (ну или металлическая) задняя крышка корпуса часов. Энергопотребление этих часов можно измерять в нановаттах, поэтому одной батарейки порой хватало на 5-6 лет. Впрочем, редкие Swatch доживали до этого возраста.

Swatch пользовались таким успехом, что их назвали социальным феноменом, а группа мистера Хайека Societe Suisse de Microelectronique et d'Horlogerie (SMH) в 1998-м была переименована в Swatch - именно в честь модели, спасшей Швейцарию. Самая первая модель, кстати, жива. Принадлежит она, конечно же, мистеру Хайеку, и носит он ее довольно часто, ничуть не смущаясь, что на его запястье по соседству располагаются пафосные турбийоны и минутные репетиры от Breguet и Blancpain (Николас Хайек имеет обыкновение носить по 3-4 модели на запястье одновременно). В июне 2006г., когда была выпущена 333-миллионная модель Swatch, в Лугано состоялся грандиозный фестиваль, на который собрались лучшие дизайнеры, актеры, художники, бизнесмены и политики мира. Все они сочли за огромную честь почтить Часы, которые заставили нас жить по своим законам - законам, по которым мы живем по сей день.