Слиток золота 99-й пробы весом почти в 11 килограммов был подарен Петербургу на 300-летие города Республикой Адыгея. Публике и участникам аукциона организаторы представили копию слитка, выполненную из... шоколада.

Решение о продаже слитка было принято в начале этого года. Первоначально предполагалось, что торги состоятся летом, однако затем аукцион был перенесен на более позднее время. Власти города полагают, что аукциону это сыграло только на руку.

- Золото всегда остается твердой валютой, особенно в период кризиса. Как мы и прогнозировали, оно снова поднялось в цене. Слиток, выставленный городом на продажу, оценивался летом исходя из цены 977,24 доллара за унцию. Сегодня цена золота на Лондонской бирже составляет уже 1056 долларов за унцию, - отметил генеральный директор Фонда имущества Санкт-Петербурга Андрей Степаненко. - В последнее время цена золота растет каждый день.

Организаторы особо отметили, что слиток является стандартным, никакой художественной или иной нематериальной ценности он не имеет. Именно по этой причине, как пояснил Степаненко, от аукциона не ждали значительного превышения цены. И действительно, торги, в которых приняли участие три претендента на золото, завершились в три шага. Аукционист Виктор Янишевский объявил начальную цену лота в 10 миллионов 590 тысяч рублей. Ее принял один из участников, двое других в соответствии с шагом аукциона подняли цену каждый на 100 тысяч рублей. Торги завершились на сумме 10 миллионов 790 тысяч рублей. Приобретателем слитка стала одна из крупнейших ювелирных компаний Северо-Запада.

- Мы приняли участие в аукционе, потому что это сугубо петербургская вещь, - рассказал представитель компании-победителя Сергей Богомолов. - Для нас важно, что деньги пойдут на возрождение храма.

Отметим, аукцион по продаже золотого слитка был задуман как благотворительная акция. В настоящее время в Царском Селе ведется восстановление храма святой великомученицы Екатерины, который был построен по проекту архитектора Константина Тона во второй трети XIX века и взорван в 1939 году, как "не имеющий художественной ценности". Государственное финансирование работ по воссозданию храма не предусмотрено, поскольку он принадлежит Русской православной церкви, все работы осуществляются на благотворительные средства. Деньги, полученные от продажи золота, станут взносом Санкт-Петербурга в дело возрождения храма.

Между тем компания - приобретатель золота тоже не останется внакладе. По словам Сергея Богомолова, слиток будет переработан в партию ювелирных изделий, скорее всего обручальных колец, которые снабдят соответствующим сертификатом. То есть компания получит выгоду от своего приобретения, поскольку цена золота в ювелирных изделиях выше, чем в слитках.

- Каждый горожанин сможет приобрести частичку этого золота, - пояснил Андрей Степаненко, - этим слитком будут обладать сразу многие молодые петербуржцы. 7 лет он хранился и не приносил счастья городу, мы решили его судьбу таким образом, и я думаю, что это не самый худший вариант.

Победитель аукциона Сергей Богомолов сразу захотел подержать сокровище в руках, несмотря на то, что слиток был шоколадным. Чтобы убедиться в этом, он разбил его об голову, а потом одну часть разломали на более мелкие кусочки и дали попробовать "золотой" шоколад всем присутствовавшим. В кулуарах позже прозвучало предложение вторую половину слитка отправить Валентине Матвиенко - пусть тоже полакомится. Настоящий слиток золота пока находится в сейфовой ячейке банка. Победителю аукциона передадут его позднее и с соблюдением всех мер безопасности.

Традиция продавать некие "знаковые" вещи с аукциона уже прижилась в России. Так, в 2007 году мэр Москвы Юрий Лужков продал свою знаменитую кепку за миллион долларов. Кепка была, правда, не простая, а серебряная, деньги пошли на помощь Центру выхаживания недоношенных детей в Западном административном округе столицы. Опыт Петербурга по продаже на торгах официального подарка - первый в стране. Между тем этот метод пополнения бюджета или поддержки благотворительных проектов могут взять на вооружение многие регионы России. Возможно, меценаты захотят приобрести вещи, имеющие художественную, историческую ценность или просто "отмеченные" именем знаменитого владельца, а власти получат дополнительные доходы в казну.