"Идею использования брошек и значков в дипломатических целях вы не найдете ни в одном справочнике государственного департамента, ни в одном тексте, рассказывающем об американской внешней политике. По правде говоря, ничего подобного и не случилось бы, если бы не Саддам Хусейн". Так говорит сама Мадлен Олбрайт в начале книги "Читайте по моим брошкам".

Это случилось в 1994 году. После выступления постоянного представителя США при ООН Мадлен Олбрайт, в котором она раскритиковала Саддама Хусейна, в иракских газетах было опубликовано стихотворение "Неуважаемой Мадлен Олбрайт". "Олбрайт, Олбрайт, олрайт, олрайт, хуже тебя нет никого... ты непревзойденная змея",— писал анонимный автор.

Олбрайт собиралась на встречу с участием иракских дипломатов в ООН. Когда она выбирала украшение для костюма, ее взгляд упал на золотую брошь в виде змеи. "Я решила, что будет неплохо, если я приду на встречу с этой брошью. Я тогда не думала всерьез о каком-то дипломатическом жесте. И я сомневалась, что иракцы поймут, в чем дело. Но когда телевизионные камеры крупным планом взяли брошь, я улыбнулась и сказала, что это мой способ делать политические заявления,— рассказывала Олбрайт в своей книге.— А потом я пошла и накупила себе украшений, которые демонстрировали бы мое настроение".

Позже Олбрайт пополняла свою коллекцию, а когда в 1997 году Билл Клинтон сделал ее государственным секретарем, окончательно превратила ювелирные изделия в средство выражения мыслей, которые по какой-то причине не имела возможности высказать вслух. "Если президент Джордж Буш-старший советовал читать по его губам, то я рекомендую всем читать по моим брошкам",— заметила Олбрайт в интервью журналу Time в 1997 году.

Любимыми украшениями госсекретаря Олбрайт во время официальных визитов за рубеж были броши в виде цилиндра, известного всем по карикатурным изображениям Дяди Сэма, или орла. Они символизировали славу и силу США. Во время одной из встреч с Борисом Ельциным в феврале 1997 года на груди Олбрайт красовались обе.

Впрочем, для встреч с русскими, говорит Олбрайт, у нее были заготовлены особые броши. К примеру, в 1999 году, выражая отношение к событиям в Чечне, Олбрайт, которая участвовала во встрече с Владимиром Путиным, украсила себя брошью с изображением трех обезьян: "Зла не вижу, зла не слышу, зла не говорю". "Я выбрала ее, потому что была не согласна с позицией России по Чечне. Они наотрез отказывались признавать нарушения прав человека",— говорит Олбрайт.

С удовольствием вспоминает бывший госсекретарь и самую свою удачную шутку на встрече с российскими дипломатами: "В какой-то момент времени русские понаставили "жучков" в госдепе. Мы обнаружили одно подслушивающее устройство в одной из наших комнат для переговоров. На следующую встречу с русскими я пришла с брошкой в виде огромного жука. Они все поняли". А на встречу с тогдашним министром иностранных дел России Игорем Ивановым она пришла с брошью, выполненной в абстрактной манере — какие-то стрелы, углы... Тема переговоров с Ивановым — договор о противоракетной обороне. "Это одна из ваших ракет-перехватчиков?" — пошутил Иванов. "Да, как видите, они у нас очень маленькие, так что давайте договариваться!" — ответила Олбрайт.

Для Олбрайт брошь — почти всегда вызов. Общаясь с палестинским лидером Ясиром Арафатом, она любила использовать брошь в виде пчелы. Этим она демонстрировала и заинтересованность в том, чтобы переговоры шли быстрее, и готовность ужалить, если ей что-то не понравится.

Одна из любимых брошек, которую Олбрайт выбирала на многие мероприятия, связанные с обсуждением проблем Югославии,— с изображением козы. По словам Олбрайт, она отправилась в магазин и купила ее сразу же, как только ей рассказали, что один из лидеров боснийских сербов Ратко Младич объявил, что дал одной из коз у себя на ферме имя Мадлен Олбрайт.

Если она желала показать раздражение тем, что переговоры ведутся медленно, она появлялась с брошью в виде улитки или краба. Если же нужно было призвать к более кропотливой работе и терпению, это символизировали броши в виде черепах.

Новых брошей Мадлен Олбрайт журналисты и эксперты ждали едва ли не с большим интересом, чем ее публичных выступлений или официальных заявлений госдепартамента. "Над этим сейчас можно смеяться, но правило читать все по брошкам работало,— рассказывает один из иностранных дипломатов, работавший в Вашингтоне.— Они были дополнением к тому, что она говорила вслух". Как пишет Олбрайт в своей книге, по выбору броши для пресс-конференции все могли заранее составить представление о том, хорошие ли новости она собирается сообщить: "Если мы готовились к чему-то хорошему или радостному, то я выбирала брошь в виде цветов или воздушных шариков. В плохие дни я носила броши в виде каких-нибудь жучков или даже оружия. В конце концов, это стало своего рода сигнальной системой".

Когда Мадлен Олбрайт собиралась с визитом в Северную Корею, всех интересовал выбор броши. В Северной Корее значок с портретом вечного президента Ким Ир Сена или любимого руководителя Ким Чен Ира — обязательный атрибут, и дипломаты в Пхеньяне, да и журналисты, сопровождавшие госсекретаря США в поездке, разумеется, хотели знать, чем она ответит на эти значки. На встречу с Ким Чен Иром Мадлен Олбрайт явилась с роскошной большой брошью в виде флага Соединенных Штатов Америки.

Когда кубинские власти распорядились сбить два легких самолета, принадлежащих кубинской эмигрантской организации "Братья спасения" (активисты организации регулярно облетают зону Флоридского пролива в поисках судов и плотов, на которых кубинцы пытаются перебраться в США), Мадлен Олбрайт появилась на людях с брошью, изображавшей синюю птицу надежды, которая была закреплена под неправильным углом: казалось, что она падает. А вылетая в Африку, чтобы забрать тела американцев, погибших в терактах, устроенных "Аль-Каидой" в Кении и Танзании, госсекретарь выбрала в качестве украшения золотого ангела.

Своими брошками Мадлен Олбрайт не только порицала или бросала вызов, но и выражала, когда это было необходимо, уважение, поддержку или дружеские чувства. Как говорят в госдепартаменте, сирийцы высоко оценили то, что на встречу с президентом Хафезом Асадом Олбрайт пришла с брошкой в виде льва. "Асад" по-арабски — "лев".

Выказывая поддержку южнокорейской политике "солнечного сияния" — по расширению и укреплению контактов с Северной Кореей,— на встречу с южнокорейским президентом Ким Дэ Чжуном она пришла со значком в виде солнца: "Это был мой ответ на его призыв к лучшим отношениям с Северной Кореей". А для встречи с южноафриканским лидером Нельсоном Манделой выбрала брошь в виде зебры.

Броши давно стали таким же символом Мадлен Олбрайт, каким для Уинстона Черчилля были его сигары, для Маргарет Тэтчер — ее сумочка, а для Хиллари Клинтон — брючные костюмы. Но в самом начале карьеры на посту государственного секретаря брошь чуть не сделала Мадлен Олбрайт посмешищем. Для церемонии принесения присяги Олбрайт выбрала роскошную брошь в виде американского орла. Не успела она положить руку на Библию и произнести первые фразы присяги, замок броши расстегнулся. В таком виде и запечатлела ее официальная фотография. Как вспоминала в книге сама Олбрайт, "одна рука на Библии, другая поднята вверх, а орел тем временем мерно раскачивается на ветру".