Фаваз Груози, основатель компании de Grisogono, женевского ювелирного и часового дома, специализирующегося на создании сумрачных украшений, лично доставил в Москву порцию свежего драгоценного продукта. В привезенной им коллекции high jewelry все драгоценности — кольца, серьги, колье и ювелирные часы — выполнены в единственном экземпляре. Для каждого предмета мастер Груози сам подбирал камни.

И в отдельных случаях процесс изготовления украшения занимал не один месяц, так как ювелир был маниакально придирчив к качеству, каратности и палитре камней-кандидатов. И вот перед нами долгожданный итог напряженной трудовой деятельности de Grisogono за 2009 год. Это 65 украшений из белого, розового, желтого золота с разноцветными бриллиантами (включая icy diamonds, с которыми работает только de Grisogono), сапфирами, изумрудами, аметистами, рубинами, кварцами, жемчугом, розовыми опалами, топазами, зелеными гранатами, турмалинами, кораллами и бирюзой.

В этом трудном для всего люксового рынка 2009 году Фаваз Груози остался верен себе, не изменил однажды придуманному им стилю. Ювелир по-прежнему отдает предпочтение триумфальным контрастным украшениям с асимметричной структурой. Согласно идеологии de Grisogono, каждое украшение должно быть своеобразным театральным представлением.

И лучше всего, если это будет значительная, леденящая душу трагедия (не случайно в светских кругах господина Груози часто называют принцем Датским, Гамлетом). Неплохо, если изматывающая драма. Но и искусства комического женевский ювелир с флорентийскими корнями также не чужд: достаточно вспомнить его прошлогоднее кольцо по имени Поросенок. Это был крохотный золотой поросенок со всеми положенными ему атрибутами — пятачком, ушками и хвостиком,— выполненный из приторного розового золота, белых бриллиантов и розовых сапфиров.

Однако с комическим у Фаваза Груози в этом году вышло хуже, чем в прошлом. Увы, ни одной улыбки, множатся лишь мрачные драмы и трагедии, явленные миру в уже указанных нами выше драгоценных материалах. Однако стоит отметить, что Груози все чаще прибегает к палитрам и композициям, характерным для так называемого средиземноморского стиля (эталоном этого стиля считается искусство римского дома Bvlgari).

Первейшей особенностью исторических средиземноморских украшений считается их помпезность. Если серьги, то обязательно висящие самыми тучными гроздьями. Если кольцо, то в форме гигантской раковины. Если колье, то оно непременно будет напоминать нагрудник тяжелых рыцарских доспехов. Если браслет, то на половину запястья. Более 15 лет мастер Груози свято соблюдает это правило помпезности.

Вторая особенность средиземноморских драгоценностей заключается в хаотичном, фовистском сочетании палитр. И год от года с точки зрения цветовых композиций украшения de Grisogono становятся все более и более хаотичными, словно случайно перемешанными. Разумеется, цветовая хаотичность всегда четко продумана и играет определенную роль. Иногда бывает совершенно необходимо подчеркнуть конфетность, приторность, излишнюю сладость украшения. В другой раз, напротив, нужно грозно сгустить краски, дав возможность кольцу или колье блистать в статусе роковой, фатальной вещи.

Драгоценности Средиземноморья страдают и излишней декоративностью, их всегда много на женском теле, да и самого тела тоже должно быть в избытке. Не случайно, например, лучшими клиентками того же дома Bvlgari были статуарные дивы эпохи итальянской dolce vita вроде Софи Лорен или Джины Лоллобриджиды. Так и новые вещи de Grisogono по-барочному избыточны. Они словно изнемогают под собственной тяжестью. Они уже вот-вот готовы отцвести. Словом, знаменитая формула de Grisogono, согласно которой драгоценность обязана являться предметом из рога изобилия, актуальна и в 2009-м.

Безусловно, каждое произведение de Grisogono может считаться статусным предметом коллекционного значения. Любое, даже самое миниатюрное (найти такое в линейке de Grisogono — редкая удача) украшение всегда будет нести в себе харизму его автора. Харизму странную, эротическую, запутанную, сверкающую бликами, но всегда притягательную.