8 декабря столичные коллекционеры часов намерены максимально торжественно отпраздновать годовщину работы первого в стране бутика Jaquet Droz, открытого в Петровском пассаже силами Bosco di Ciliegi и российского представительства Swatch Group. Впрочем, поводом для праздника может считаться не только 365 дней российской деятельности этого нарядного часового бутика, но и нынешний ренессанс швейцарской марки.

Еще десять лет назад у часов Jaquet Droz была лишь одна, пускай и невыносимо важная задача: они хранили свои традиции и собственную стилистику. Однако сегодня дом Jaquet Droz радикально раздвинул рамки и вырвался на самые передовые трендовые позиции. Теперь его продукты ориентированы на новейшие тенденции: от лакомых всеми астрономических усложнений до тренда угольно-черной керамики в большом корпусе, с лаконичными "точками" цвета.

Jaquet Droz удалось неизъяснимым образом поставить на службу пульсирующей современности свои традиции и стиль. Сделать это было сложно. Дело в том, что краеугольным камнем стиля Jaquet Droz является философия Просвещения, эпохи, в конце которой и была основана эта марка (в 1784 году основатель компании Пьер-Жак Дро открыл уже третью часовую мастерскую в Женеве после ателье в Ла-Шо-де-Фо и Лондоне). Эпоха Просвещения, эпоха сведения всех научных знаний под единый энциклопедический знаменатель, выпускала в жизнь особенных людей и особенные предметы.

Люди этого времени, к которым относился и Пьер-Жак Дро и его сын Анри, продолживший со временем дело отца, свято верили в небесную, но не гармонию, а математику бытия и всего сущего. Предметы, создаваемые ими, будь то часы или легендарные фирменные автоматоны (механические роботы по имени "Рисовальщик", "Музыкантша" и "Пишущий мальчик", которых сегодня можно увидеть в краеведческом музее Нешателя), всегда были вдохновлены высшей математикой. Это были не просто изделия высокого часового искусства. Это были маленькие золотые трудоемкие феномены одухотворенной, чувственной механики.

Стоит ли говорить о том, что лирические идеалы Просвещения были растрачены в XIX веке на обыденный, полезный технический прогресс, на котором в Первую мировую войну уже XX столетия был поставлен крест. Однако дом Jaquet Droz не пожелал даже и в техногенном прошлом веке расставаться с прелестными мечтами своей далекой юности. Более того, этот храбрый дом был готов заплатить за сохранение собственного стиля даже глобальным коммерческим успехом. Но такой успех однажды все-таки пришел к мечтательной марке. И прежде всего это был успех в среде пытливых коллекционеров, чей вкус обычно диктует предпочтения и часовым неофитам.

В апреле 2009 года на ювелирно-часовой выставке в Базеле часовщики Jaquet Droz показали 10 новых коллекций — сложных, спортивных, элегантных, просто динамичных часов (вроде "керамической" серии), а также уникальную штуковину L`Ecriture du Temps, проворный агрегат, способный выдавать дижитальный показатель времени механическим путем и писать его на кусочке бумаги. Среди свежих часовых линий 2009 года выделялись и ювелирные коллекции Jaquet Droz — L`Heure Selenite, L`Heure Celeste, Date Astrale, Grande Seconde Eclat. Каждая модель из перечисленных линий выпущена в количестве восьми экземпляров (напомним, что "восьмерка", декоративный символ бесконечности, является магическим числом для Jaquet Droz), то есть изначально коллекции ограничили круг потенциальных клиентов. Все линии невероятно красиво отвечают главному тренду года — астрономии в часах. Однако этот ответ решен в свойственном Jaquet Droz особенном стиле. Механика небесна, но эти небеса лишены таинственности, закрытости, поэтому с их высоты часовщик легко получает искомый дизайн.

Итак, часы L`Heure Selenite: это корпус из белого золота, украшенный черными бриллиантами циферблат с крошечными, почти мерцающими в темноте "звездами" из белых бриллиантов (часы носятся на блистательном лаковом "крокодиле"). В центре циферблата — крутобокий полумесяц из перламутра цвета слоновой кости, а также луна из черного оникса с двумя стрелками из белого золота. Графическая, кинематографическая черно-белая вещь, чью контрастную палитру необходимо считать строго трендовой. Данная модель Jaquet Droz кропотлива с точки зрения не только дизайна, но и механики: механизм оснащен автоматическим подзаводом и двойным барабаном.

Следующий герой — модель L`Heure Celeste, самая авангардная из всех новых линий, с привкусом футуризма в духе раннего Пьера Кардена и Адре Куррежа. На гладком большом циферблате, под циферблатом маленьким (часовая и минутная стрелки), проступает, словно в сказке, выпуклая россыпь планет из различных оттенков золота, с бриллиантами. Новаторская концепция сапфирового стекла позволила объемным бриллиантовым и золотым элементам циферблата блистать в полной мере. Из технических сложностей здесь есть запас хода — в L`Heure Celeste он составляет 68 часов. Модель существует в трех цветовых (драгоценных, по цвету золота и бриллиантов) решениях. Самое главное из этих решений подразумевает бескомпромиссный паваж всех без исключения элементов циферблата.

Третий участник астрономическо-ювелирной сессии — это модель Date Astrale. Благородные часы с перламутровым, цветным или белым циферблатом, в правой верхней части которого расположен маленький циферблат классического для начала XIX века рисунка со стрелками часов и минут. В левой нижней части циферблата расположена "улыбчивая" шкала с "бегающим" белым бриллиантом, который указывает необходимую дату. Этот виртуозный в своей тонкой красоте указатель одновременно исполняет роль часового усложнения.

И, наконец, Grande Seconde Eclat представляет классическую часовую партию от Jaquet Droz с рисунком великолепной "восьмерки", заложенным в центр циферблата. В положении "12 часов" находится указатель часов и минут, а на "6 часах" мерцает указатель секунд. Словом, стопроцентно исторический для марки сюжет, "распыленный" на белое золото и белые бриллианты. Модель Grande Seconde Eclat — это вызов тем маркам, которые как-то предательски стесняются архивного вида своих хрестоматийных моделей, полагая, что бурная современность оправдает любую историю. История Jaquet Droz, сложная и трогательная, доказывает обратное: успеха заслуживает марка с незаживающей памятью.