Южноафриканская компания De Beers, доминирующая на рынке алмазов, и другие производители, пытаются создать рынок для инвестиций в драгоценные камни. У спекулянтов, которые в условиях падения доллара пытаются найти способы сохранить свои капиталы, в настоящее время есть лишь один способ для инвестиций в драгоценные камни – приобрести их (россыпью или в виде ювелирных украшений) и разместить в сейфах. Вскоре ситуация может измениться.

Сейчас рынок алмазов явно проигрывает в плане удобства для вложений рынку золота (недаром на последнем цены ставят рекорд за рекордом). Граждане могут приобретать золотые слитки, а также акции добывающих золото, платину и серебро компаний. Кроме того, они могут инвестировать в сырьевые индексы и торгуемые на биржах фонды. В случае с алмазами эти способы инвестиций не работают – крупнейшие производители драгоценных камней – De Beers и российская «Алроса» не производили размещения своих акций на биржах.

Кроме того, на рынке алмазов отсутствуют прозрачность цен и ликвидности (которые связаны друг с другом), из-за чего специализированные на алмазах фонды не получили распространения. Торговля алмазами происходит между дилерами, а не на открытом рынке. В отличие от универсального по своему характеру золота, алмазы имеют тысячи разновидностей, что влияет на ценообразование, и не позволяет создать базовую цену для этих драгоценных камней.

Но сейчас ситуация меняется. Международная федерация алмазных бирж в конце ноября одобрила использование списка «предлагаемых розничных цен» (SRP) для разных категорий ограненных алмазов. SRP будет определяться компанией Idex, которая, вместе со своим конкурентом Rapaport десятилетиями обеспечивает информацией о ценах на алмазы дилеров. Однако список будет ограничен несколькими типами ограненных алмазов определенного размера (весом от одного карата и выше). Различные виды кристаллов будут объединены в «алмазную корзину», чтобы сбалансировать отличия в цене между ними.

По мнению специалистов алмазного рынка, это означает появление инфраструктуры для инвестиционного рынка, который, по всей видимости, станет нишевым. De Beers заинтересована в появлении такого рынка, так как резкое падение цен на неограненные алмазы в ноябре 2008 года ударило по прибыли компании. «Мы не против появления инвестиций в алмазы в принципе. Однако с нашей точки зрения такой рынок должен быть больше похож на рынок искусства, чем рынок сырьевых товаров», — заявил Стивен Лассьер, глава департамента корпоративных отношений De Beers.

Главной причиной нишевости инвестиционного рынка алмазов является сложность стандартизации алмазов, а также его небольшой размер, по сравнению, например, с физическими объемами рынков золота или платины. Кроме того, в De Beers опасаются, что инвестиционный спрос на алмазы может привести к резкому росту цен на ювелирном рынке, как это произошло в случае с золотом.

Однако, по оценкам Rapaport, инвестиционный рынок алмазов может оцениваться в 500−750 млн долларов. Учитывая, что в год ограненных алмазов (в основном, бриллиантов) продается на 20 млрд долларов в год, то объем инвестиционного рынка не должен серьезно повлиять на цены алмазов в украшениях. Лишь в том случае, если будут созданы алмазные деривативы (по аналогии с деривативами для рынка золота), то объем инвестиционного рынка может оказаться несколько больше, и будет влиять на цены для ювелирной промышленности.

«Алмазная отрасль сейчас может создать альтернативные каналы. При всей сложности ценообразования, система определения цен на алмазы существует. Ведь подобные системы существуют для других нишевых классов активов, как вино, почтовые марки или уран. Алмазы на протяжении тысячелетий признавались как материал, обладающий долгосрочной стоимостью. Поэтому удивительно, что появление инвестиционного рынка алмазов происходит позже, чем скажем, рынка вина», — расссказал «Эксперту Онлайн» Александр Уолш, аналитик фонда Capvest в Лондоне.

Некоторые из специалистов алмазной отрасли скептически оценивают перспективы превращения алмазов в объект для инвестиций. «Алмазы очень сложно оценивать и проверять их стоимость. Цена камней определенна лишь в момент их продажи», — заявил Иэн Хендерсон, фондовый менеджер по сырьевым товарам JP Morgan в Лондоне. По словам скептиков, попытки создать инвестиционные рынки алмазов делались несколько раз еще в 1970−х, однако безуспешно.