- Как на ювелирной отрасли сказался кризис?

- Спрос сократился, объем производства изделий из золота упал на 60 процентов. То есть мы недопроизвели более 13 миллионов штук ювелирных изделий. За 9 месяцев этого года мы всего выпустили 19 миллионов изделий из золота, тогда как в прошлом году было изготовлено 43 миллиона штук. Если говорить о динамике, то получится, что мы произвели чуть больше 50 процентов от прошлогоднего уровня. Но нет худа без добра - значительно упал импорт украшений из золота. Он сократился в 10 раз. Нам стало легче работать на рынке.

По серебру иная картина, объем производства вырос примерно на 50 процентов. Это и понятно - люди все-таки хотят покупать украшения, хотя и не могут заплатить за них столько, сколько платили прежде. Раньше были, скажем, золотые серьги с турмалинами, с топазами, с аквамаринами. Сегодня ювелиры предлагают эти же камни, но уже в серебре. Золотой вариант стоил 40-50 тысяч рублей, а серебряный уже 8-10 тысяч. Человек имеет возможность купить украшение и покупает его. Интересно то, что при этом импорт изделий из серебра тоже упал.

- Есть ли какие-то признаки улучшения ситуации?

- Что касается перспектив, то надо отметить, что падение прекратилось. В сентябре производство было где-то на полпроцента выше, чем в сентябре прошлого года. Я думаю, что четвертый квартал порадует нас и мы процентов на 10 отставание сократим. Однако твердой уверенности в том, что кризис закончился, пока нет. Покупательная способность населения пока по-прежнему низка.

- В чем состоят коренные проблемы отрасли?

- Когда произошли экономические преобразования и страна вступила в рынок, ювелирная отрасль, которая в советское время была очень жестко зарегламентирована, тоже вышла из административной системы, но в рыночную вошла не полностью. В результате то, что в было естественно в административной системе - жесткий государственный контроль, - оказалось в новых условиях. Конкретный пример: сегодня Конституция защищает права частной собственности, в Законе "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", который регламентирует деятельность ювелиров, записано, что законно добытыми драгоценными металлами является собственник, но с учетом специфики отрасли. А это значит, что если вы купили слиток драгоценного металла, то вы не можете распоряжаться им, как вам заблагорассудится. Вы должны обеспечить рациональный расход металла, рациональное хранение, учет, перевозку этого кусочка золота вы должны осуществлять в специальном транспорте с вооруженной охраной. Нарушение всего этого в соответствии с Уголовным кодексом является преступлением и карается тюремным заключением на срок до четырех лет. Есть уйма требований, которые были естественны в административной системе, когда все это принадлежало государству, но сейчас выглядят нелепыми. Несоответствие этого правового поля законам потенциальных стран-конкурентов мешает интенсивному развитию ювелирной промышленности. В то же время отрасль брошена на произвол судьбы, никакой мало-мальски значительной заботы со стороны государства мы не ощущаем. Сначала говорили, что рынок все рассудит, потом поняли, что не все, и стали создавать механизмы государственного регулирования. Что касается нашей отрасли, то по отношению к ней внятной государственной политики нет. Мы уже три года просим разрешить добровольное клеймение ювелирных изделий, поставляемых на экспорт. Во-первых, наше государственное клеймо не имеет международного хождения, и даже Украина, Белоруссия, Казахстан, покупая наши изделия, ставят свое клеймо. Во-вторых, в дальнем зарубежье вообще просят, чтобы мы не ставили свое клеймо на изделия, которые мы туда экспортируем. Импортерам наше клеймо мешает, а мы ничего не можем сделать, потому что это ослабит государственный контроль, который по большому счету не действует, к нам импортируют все что угодно из стран, где нет никакого государственного контроля. На наши просьбы ответа нет, государственные органы нами не интересуются, наши просьбы попадают к не самым влиятельным чиновникам, которые не хотят брать на себя ответственность за отмену бессмысленных правил. Они боятся, что если решат вопрос в нашу пользу, то сразу возникнет вопрос - кто и сколько тебе отстегнул. Вот мы и вынуждены клеймить всякую мелочь, где, как говорится, пробы негде ставить.

А ведь Россия могла бы иметь очень развитую ювелирную промышленность, которая бы обеспечивала производство в объеме не менее 10 миллиардов долларов в год и которая могла бы совершенно спокойно экспортировать изделия на 1 миллиард долларов. Но для этого нужно предоставить ей условия, равные с теми, которые ювелирная промышленность имеет в других странах.

У нас есть кадры, есть хорошие технологии, дизайн, при этом у нас ювелирная промышленность развивалась в таких бедных регионах, как Костромская область, Ивановская, где нет нефти, газа и прочих богатств, а рабочие места нужны. Мы могли бы обеспечивать 150 тысяч рабочих мест.

К проблемам я бы хотел еще добавить себестоимость продукции. Цена на золото во всех странах одинаковая, цена на ювелирные камни тоже более или менее одинаковая. Остаются дизайн и качество. Давайте уравняем стартовые условия. Мы ни разу не ставили вопрос об увеличении ввозных пошлин на импортную продукцию. Мы три года говорим о том, чтобы отменить ввозные пошлины на ювелирные камни.

В советское время у нас в стране было 30 ювелирных предприятий, а сейчас около 2000. Отрасль могла бы и дальше развиваться. Но нам мешает парадокс: с одной стороны, отрасль зарегулирована, с другой - никто на нее не обращает внимания.

- Как же бороться с контрабандой, если ослабить госконтроль и госмонополию?

- В 1998-1999 годах объем контрабанды доходил до 70 процентов, потому что, когда отпускная цена для российского предприятия была в 4-5 раз выше, чем у аналогичного изделия, изготовленного, скажем, в Таиланде, рост контрабанды неизбежен, особенно ювелирки, которую можно перевозить в карманах. Были предприняты экономические меры, в результате которых процент контрабанды снизился до 40 процентов. Экономические меры нужно принимать и в дальнейшем, нужно снижать себестоимость продукции. Мы предлагали несколько раз ввести в Кодекс об административных правонарушениях статью о конфискации контрабанды плюс штраф в размере розничной стоимости конфискуемого товара, но наше предложение принято не было. Мы планируем ввести добровольную аттестацию магазинов, чтобы покупатель знал, какие магазины свободны от контрабанды и фальсификата.

- Какую ценовую политику ведут ювелиры в связи с подорожанием золота на мировых рынках?

- Цена изделий зависит не только от цены на золото. Налоги, ставки по кредитам, порядок расчетов, пошлины - все это входит в стоимость изделий. В Италии золото продается ювелирам без НДС, момент платежа наступает после отгрузки готовой продукции в магазины - все это повышает конкурентоспособность итальянской ювелирки. У нас со всем этим дела обстоят гораздо хуже, но наши ювелиры делают все, чтобы их изделия были доступны по цене. Если цены на золото на мировом рынке скачут ежедневно, то ювелиры пересматривают свои цены раз в три месяца, а то и раз в полгода.

- Каким вы видите будущее отечественной ювелирной промышленности?

- Отрасль должна удовлетворять потребность российского рынка. Это не значит, что мы против импорта. Но хозяевами на рынке должны быть отечественные ювелиры. У них для этого есть все - металлы, камни, богатые традиции, хороший дизайн. Кроме того, отрасль должна быть ориентированной на экспорт. Мы в силах экспортировать продукции не менее чем на миллиард долларов. Это позволило бы не только приносить государству доход в валюте, но и подтянуть свой внутренний ассортимент на мировой уровень. Но прежде всего для дальнейшего развития отрасли необходимо добиться увеличения спроса. Следующее - это формирование цивилизованного рынка и сведение доли незаконного оборота ювелирных изделий на уровень ниже 10 процентов. В этом может помочь внедрение принципов саморегулирования в отрасли.