Это проблема именно рынка в целом, поскольку обремененность горных гигантов долгами отражается не только на их возможностях по привлечению кредитов, а соответственно и на возможностях развития собственной минерально-сырьевой базы, являющейся основой мирового «алмазного трубопровода», но и неизбежно оказывает влияние на механизмы ценообразования на алмазное сырье. Объем этих долгов, условия их обслуживания и реструктуризации не могут не учитываться в сбытовых стратегиях компаний и в значительной степени влияют на формирование принципов взаимодействия с клиентами. Более того – в сложившихся условиях проблема реструктуризации этих долгов становится важным фактором конкуренции, определяющим, в том числе, и распределение долей компаний на рынке в среднесрочной перспективе.

Основные причины накопления долгов De Beers и АЛРОСА в 2005 – 2008 годах во многом схожи – это, прежде всего, необходимость инвестиций в строительство и модернизацию рудников в Канаде, Ботсване и Западной Якутии. В эти «тучные» для алмазной промышленности годы уровень таких заимствований не выглядел чрезмерным в свете благоприятных ценовых прогнозов, построенных на стратегически правильной посылке об истощении известных месторождений и отсутствии открытия новых. Кризис принципиально изменил ситуацию: резкое падение спроса поставило ведущие алмазодобывающие компании в крайне жесткие условия, проблема долгов вышла на первое место.

На первом этапе антикризисные стратегии De Beers и АЛРОСА различались принципиально: De Beers практически остановила производство и прибегла к займам Anglo American, наращивая и без того немалый долг; АЛРОСА не стала сокращать добычу, но ушла с рынка, продавая всю продукцию в Гохран. В результате этих действий рынок избежал катастрофического обвала, компании сохранили свой производственный потенциал, но их баланс производит удручающее впечатление.

К концу 2009 года компании подошли со сравнимыми уровнями долговой нагрузки: $3,5 млрд у De Beers и $3,85 млрд у АЛРОСА. В отношении российской компании можно утверждать, что эта цифра – относительный успех, поскольку на 1 июня 2009 года долг АЛРОСА превышал $5 млрд. Тем не менее, такой уровень долгов представляется критичным, а финансовое положение ведущих алмазодобывающих компаний крайне неустойчивым. Учитывая сегодняшнее тяжелое состояние рынка труда и неблагоприятный прогноз по динамике безработицы на 2010 год в странах – основных потребителях изделий с бриллиантами, значительное снижение долговой нагрузки исключительно за счет роста продаж алмазной продукции представляется почти невероятным.

Необходимость радикального решения долговой проблемы, по-видимому, отчетливо осознается обеими компаниями, и в отличие от первоначальных антикризисных мероприятий, здесь, скорее всего, будет больше сходства, чем различий. В начале декабря поступило сообщение, что руководство De Beers рассматривает возможность увеличения капитализации компании на $1 млрд, что составляет, соответственно, 28% ее долга. Почти одновременно стало известно, что руководство АЛРОСА считает необходимым преобразовать компанию в открытое акционерное общество с целью «повысить инвестиционную привлекательность компании, снизить общий объем задолженности, повысить эффективность управления». Связь между существенным снижением долговой нагрузки и преобразованием АЛРОСА в ОАО заслуживает отдельного рассмотрения.

Основным кредитором АЛРОСА является ВТБ, долг перед которым составляет примерно $1,75 млрд. На эту сумму может быть произведена дополнительная эмиссия акций АЛРОСА. Эти акции выкупаются бюджетом РФ с оплатой «живыми деньгами». Полученные средства АЛРОСА направляет на погашение долга ВТБ. При этом бюджет РФ не несет никаких потерь, поскольку средства, полученные ВТБ от АЛРОСА, контролируются представителями РФ в органах управления ВТБ. Такая схема «докапитализации» единовременно на 45% снижает долговую нагрузку АЛРОСА, что существенно увеличивает защищенность компании перед зарубежными кредиторами, повышает ее рейтинги и инвестиционную привлекательность. Но в соответствии с российским законодательством (ФЗ «О приватизации федерального и муниципального имущества» и «Порядок выделения средств из федерального бюджета») такая процедура возможна только в отношении ОАО.

Главной проблемой, которую будет необходимо решать и De Beers, и АЛРОСА на пути снижения долговой нагрузки за счет проведения допэмиссии – достижение консенсуса основными акционерами. В случае De Beers – это Anglo American (45%), семья Оппенгеймеров (40%) и правительство Ботсваны (15%). В случае АЛРОСА – это РФ (51%), Якутия (32%), улусы алмазной провинции (8%). Это соотношение долей может измениться – спасительную для компаний допэмиссию выкупит тот из владельцев, у кого сегодня есть деньги. В данной схеме финансовая состоятельность на стороне семьи Оппенгеймеров и Anglo American в отношении De Beers, и бюджета Российской Федерации в отношении АЛРОСА. Вероятен сценарий уменьшения доли Ботсваны в De Beers, либо вопрос о сохранении доли будет увязан с переговорами о заключении нового соглашения с правительством Ботсваны по сбыту алмазного сырья, добываемого на территории этой страны. Переговорный процесс может сопровождаться резким подъемом публичного обсуждения успеха «бенефикации» и тому подобных внутриполитических тем.

Для Якутии принципиальное значение имеет сохранения блокирующего пакета (25% плюс одна акция), что, в соответствии с российским законодательством, обеспечивает возможности корпоративного контроля в отношении АЛРОСА на сегодняшнем уровне.

Проблема избавления от чрезмерной долговой нагрузки напрямую связана с проблемой уменьшения себестоимости основной продукции алмазодобывающих компаний. И если АЛРОСА как госкорпорация имеет некоторые преимущества при реструктуризации долгов описанным выше способом, то в плане сокращения издержек серьезные козыри – у De Beers. Комфортные климатические условия, предполагающие меньшие энергетические затраты, более высокая производительность труда и, соответственно, вдвое меньшая, чем у АЛРОСА, численность персонала, сложившаяся система сбыта, исторический опыт и репутация – конкурентные преимущества, которым АЛРОСА может противопоставить государственный статус компании. Следует также учитывать, что реальный политический вес De Beers в алмазодобывающих странах Африки позволяет выполнять социальные обязательства в оптимальном (для бизнеса) варианте. Государственный же статус АЛРОСА требует от нее существенно больших вложений в социальную инфраструктуру.

Поэтому господдержка – и в виде прямых закупок алмазов в Гохран, и в виде возможного повышения капитализации АЛРОСА в ходе преобразования ее в ОАО, может оказаться решающим фактором в обеспечении конкурентоспособности российской компании, в удержании и даже повышении ее доли на рынке в среднесрочной перспективе. Долгосрочный же прогноз предполагает, что конкуренция себестоимостью добываемой продукции становится ключевым фактором, определяющим будущее рынка алмазного сырья.