Последние утверждают, что Виктуар де Кастельян создает архаичные, антиэстетичные, не приспособленные к повседневному ношению, намеренно антисовременные драгоценности, сравнить которые можно, например, с навсегда ушедшими в модное прошлое турнюром, корсетом из китового уса или же париком. Иными словами, это вопиюще броские и вызывающе роскошные ювелирные предметы, которые никак не вписываются в текущую буржуазную жизнь, никак не комментируют и не улучшают ее, а, напротив, дерзко от нее дистанцируются. Поклонники идеологии Dior Fine Jewelry в свою очередь утверждают, что Виктуар де Кастельян является мистификатором, прогрессивным ювелирным художником, своими неоднозначными творениями продвигающим драгоценную науку вперед. То есть Виктуар де Кастельян — это экспериментатор и алхимик, вываривающий в своем волшебном творческом чане драгоценности далекого будущего.

Каждая представленная позиция заслуживает уважения, но в данном случае все-таки интересно другое. Драгоценности Dior Fine Jewelry имеют собственную философию, свое особенное лицо, харизму. Их невозможно перепутать ни с какими ювелирными предметами другого дома. И эта узнаваемость, фирменность есть результат значительный. Ведь история бренда Dior Fine Jewelry, игрока именно рынка драгоценностей, а не моды, очень короткая, если сравнивать ее с многостраничными летописями Cartier, Chaumet, Van Cleef & Arpels или Boucheron.

В связи с предстоящими новогодними празднествами в московские магазины Dior прибыло специальное подарочное собрание, в которое вошли предметы из разных текущих коллекций Dior Fine Jewelry. Большая часть новоиспеченного подарочного собрания — это кольца, любимое жанровое украшение Виктуар де Кастельян. Согласно установкам этого дизайнера, кольцо Dior Fine Jewelry должно напоминать невероятный, фантастический, совершенно умопомрачительный цветок, переливающийся всеми цветами радуги (отметим, что данная установка корреспондирует с философией женщины-цветка, предложенной Кристианом Диором в 1947 году). Фантастичность и невероятность кольца-цветка передается не только избранными для работы материалами (а Виктуар де Кастельян известна своей страстью к малоизученным, малоиспользуемым, забытым камням и техникам), но и циклопическим размером самого украшения. И иногда кольца, созданные Виктуар де Кастельян, женщиной кустодиевских форм, столь огромны, что, кажется, женский палец не способен выдержать такой килограммовый штурм роскоши.

Итак, в Москве будут показаны наконец кольца из известной серии Dior Fine Jewelry "Лягушки". Первый объект серии — это фантастическое кольцо, описание которого заслуживает буквального цитирования. В доме Dior его представляют так: "Это кольцо, воспевающее поэзию водного мира. Принц-жаба из изумруда охраняет свои сокровища". И правда: принц-жаба, ювелирно выточенный из изумруда, победоносно восседает на цветке из бирюзы, украшенном бриллиантовыми бутонами. Кроме упомянутых камней в этом украшении также использованы лунные камни, зеленые гранаты, оникс и очень популярные сегодня аквамарины. Следующий участник "Лягушек" — огромное кольцо с 64-каратным аквамарином в центре. Принц-жаба здесь тоже нашел приют: разлапистая фигурка выполнена из золота, шпинели, желтых, оранжевых, синих, фиолетовых сапфиров, а также сапфиров параиба и бриллиантов. И наконец, последний герой драгоценной лягушачьей серии — это кольцо из желтого золота с розовым 68-каратным морганитом в центре, с фигуркой тематического земноводного принца, созданной из изумрудов, бриллиантов, розовых и желтых сапфиров, турмалинов параиба, зеленых гранатов. К теме поэзии водного мира примыкают и парадные вечерние серьги, изображающие прекрасные водоросли. Серьги под названием "Море" выполнены из белого золота, с двумя аквамаринами общим весом 39 каратов, с бриллиантами, оранжевыми и желтыми сапфирами, изумрудами, зелеными гранатами, рубинами, а также с турмалинами параиба.

Более классического, чем "Лягушки", типа коллекция "Кольцо" (La Bague) делегировала в российскую столицу наиболее ярких своих представителей. У всех колец в La Bague одна композиция: золотая витая арабесковая ножка поддерживает крупный центральный камень в овальной огранке. Разница между предметами заключается в цвете золота (белое или желтое), центральных камнях и наличии (или отсутствии) бриллиантового паважа на лихой арабесковой ножке. В настоящий момент на права драгоценного лидера в кольцах La Bague претендуют турмалины розовых, красных и алых оттенков, а также турмалины голубых и синих оттенков.

И наконец, самые артистичные ювелирные гастролеры Dior Fine Jewelry — это драгоценности из коллекций "Речной дракон" и "Снежный дракон". Необходимо обратить внимание на "речную" подвеску и "снежные" серьги. Подвеска из "Речного дракона" представляет собой цепь, на цепи — бриллиантовый череп (готическая тема хорошо развита Виктуар де Кастельян в двух линиях — "Помолвке вампира" и "Королях и королевах"), который держит в зубах мрачноватый 5-каратный австралийский белый опал, упакованный в золотые лапки. В опасном на вид украшении также использованы рубины и золото двух цветов — белого и желтого. Серьги "Снежный дракон" — это немного громоздкое драгоценное сооружение, предназначенное для торжественного вечера. Главные герои в данном случае два редкой, вытянутой формы белых австралийских опала (общим весом 19,32 карата), удерживаемые защипами из белого золота и белых бриллиантов. И яркий дополнительный штрих — качающиеся от любого движения белые бриллианты в огранке "бриолет".