Западные бренды — производители драгоценностей и имена художников-ювелиров из Европы и Америки на слуху у большинства ценителей украшений. А на вопрос об отечественной ювелирной марке, чья продукция была бы на уровне лучших образцов от Van Сleef & Arpels или Chopard, многие клиенты европейских бутиков назовут разве что Фаберже. Однако отечественное ювелирное искусство шагнуло далеко вперед за столетие, что прошло со времени расцвета этого знаменитого Дома, что, разумеется, не умаляет его славы.

Футуристы

Достойный последователь Дома Фаберже, работающий, впрочем, совершенно в иной манере — не в торжест­венно-помпезном ампирном духе, а в футуристически-фантазийном ключе, — Jewellery Theatre, Этот бренд — участ­ник швейцарских ювелирно-часовых выставок BaselWorld, где представляет свои изделия с 2006 года, и других масштабных мероприятий.

У Jewellery Theatre и его главы Максима Вознесенского даже неоклассические коллекции отличаются неожиданными деталями: например, кольца с бриллиантами из линии «Дворянство» имеют на тыльной стороне ободка уплощение, позволяющее им стоять вертикально. Кольца из линии «Кляксы» с бриллиантовым или сапфировым паве выглядят похожими скорее на некие космические туманности, нежели на заурядные пятна на тетрадных страницах, а перстни для мужчин напоминают одновременно и части рыцарских лат, и фрагменты космических скафандров из будущего.

Футуристичные и графичные украшения — конек и ювелира Бориса Колесникова. Его широкие кольца из черненого серебра с топазами в «клетках» и жемчужные кольца-«пружинки» — почти философски лаконичные вариации на тему жесткости техногенного мира. А забавные перстни из серебра и золота в виде утюга, замка и водопроводного вентиля напоминают своим обладателям, что даже к техническому прогрессу можно и должно относиться с юмором. Работы Улугбека Холмурадова тоже своеобразная ипостась техногенного мира: серебряные и золотые вещи с эмалью стилизованы под всевозможные бирки, номерные знаки, решетки и детали механизмов.

Ботаники

Цветы и ветви, листья и плоды — многообразие природных форм вдохновляет ювелиров на бесконечные их интерпретации в самых разных манерах, стилях и техниках. Ювелир Михаил Смаглюк, например, создает броши и кулоны в разработанной уже упомянутым Домом Фаберже технике гильошированной эмали. Его золотые кувшинки словно плывут по воде, а на стебле трилистника притаилась красная божья коровка с эмалевыми крылышками.

Ильгиз Фазулзянов также большой поклонник многообразных эмальерных техник. Он покрывает разноцветными эмалями золотые рельефные ирисы на массивных перстнях обтекаемой формы, а голову драгоценного жучка с крылышками из бронзовой эмали украшает бриллиантовым паве. На покрытом белой эмалью перстне искусно нарисован ярко-алый мак с зелеными стеблями и коробочками, а сердцевина мака выложена паве из черных бриллиантов. Работы ювелира имеются в коллекциях испанской королевы и супруги посла Франции в России.

Московская художница Ирина Чикинева создает массивные «дикарские» колье из натуральных полудрагоценных камней — агата, бирюзы, яшмы, лазурита — в обрамлении растительных и абстрактных узоров, выложенных бисером и бусинами.

Популярный российский ювелир Герман Кабирски в своих вещицах изображает некие полуфантастические растения, чьи листья и стебли оплетают искусно ограненные природные самоцветы и рубиновые друзы. Золотая бабочка садится на гладко отполированный аметист, а жемчужина сияет в «коралле» из драгоценного металла.

Историки

Впрочем, Кабирски не чужд и историческим реминисценциям. Например, его крест из золотой «рогожки» с сердцем, выложенным паве из желтых сапфиров, или массивный перстень из серебра, словно грубо выкованный в мастерской ремесленника, напоминают средневековые изделия из Флоренции или Византии.

Известный в России и за ее пределами бурятский скульптор Даши Намдаков, чьи работы украшают как залы Эрмитажа, Российского этнографического музея и Государственного музея Востока, так и личные коллекции премьер-министра России Владимира Путина, актрисы Умы Турман, немецкого политика Герхарда Шредера и миллиардера Романа Абрамовича, часть своего времени уделяет малым формам, то есть ювелирному делу. Образы древнего скифо-сарматского прикладного искусства у Намдакова воплощаются в оригинальных сочетаниях белого, желтого и зеленого золота с драгоценными камнями и резьбой по мамонтовому бивню.

Его работы — золотой скульптурный кулон, изображающий шамана в высоком колпаке, шаманская маска из полированного белого золота с самоцветными кабошонами, змея с бриллиантовым паве на спинке, оплетающая крупные жемчужины, и мистическая маска златорогого животного из мамонтовой кости с рубиновыми глазами — похожи на экс­понаты музейных витрин, приобрести которые огромная удача для патриотично настроенного коллекционера и настоящего ценителя высокого ювелирного искусства.