Однако, продолжает он, чтобы ни происходило с бриллиантами, все это кажется несущественным по сравнению с тем, что происходит с ценами на алмазное сырье – точно так же, если сравнить цены на сырую нефть со стоимостью бензина на заправочной станции после того, как власти, переработчики, транспортники и розничные торговцы решат, что они могут или хотят взять за свою работу, то разница покажется вам весьма значительной, когда вы станете заправлять свою машину.

Конечно, кощунственно даже думать о сравнении алмазов и нефти, пусть и исходя из признания всеми их необходимости, испытанной недавно моим зятем, что сказалось на его кошельке.

Соотношение цен на алмазы и бриллианты так долго оставалось не согласованным, что они теперь как бы происходят из различных солнечных систем.

Услышать в начале января о том, как энергично стартовал рынок алмазного сырья после хаотичного подъема с конца первого квартала 2009 года, было любопытно.

Один мой собеседник сказал, что такой рост рынка определенно ничем не оправдан с точки зрения производителей бриллиантов, но с каких это пор прибыль, которую может или не может получить производитель бриллиантов, стала определять цену на алмазное сырье?

Мы бьем тревогу, указывая на то, что должно быть некоторое, хотя бы слабое, соответствие между ценами на алмазное сырье и бриллианты, или, говоря яснее, образование слишком большой разницы в цене должно предвещать коррекцию в какой-либо форме.

Когда я говорю, что мы бьем тревогу, то вспоминаю, что мы это делали и в 2008 году и в конечном счете оказались «правы» - просто время тогда наступило такое, что не уверен, будет ли верным употребить слово «правы».

В 2009 году мы бурчали по поводу тех же явлений, и наш выбор времени для этого, кажется, был столь же правильным, как и в 2008 году.

Именно в этом контексте я воспринял прочитанную недавнюю статью в Financial Times, написанную Джоном Отэрсом, где говорится: «Редко рынки так стремительно возвращались к месту преступления… Нефть и металлы… по существу были частью одной и той же ставки. Они поддерживали друг друга на пути вверх, но как только американские и европейские инвесторы потеряли выдержку, покатились вниз, сминая друг друга».

Падение цен на алмазное сырье в конце 2008 года и в 2009 году было тоже эффектным – цены рухнули примерно на 50-60%.

Недавнее их повышение было до некоторой степени еще более захватывающим зрелищем, принимая во внимание, что в некоторых случаях цены стали даже наступать на пиковые значения рынка 2008 года.

Нехватка алмазного сырья, действительная или мнимая; некие «положительные» сигналы из Америки; деньги, обильно вливаемые индийскими банками; эффектно подаваемая прибыль от сбыта; заниженные компанией De Beers цены на алмазное сырье - все это питало головокружительный взлет цен.

Меня не покидает легкое удивление, когда я наблюдаю за реакцией на некоторые статистические данные, поступающие из Америки - я нахожу эту реакцию сродни той песенке из фильма «Король и я», в которой поется: «Всякий раз, когда мне страшно, я насвистываю веселый мотивчик».

Возвращаясь к Отэрсу, отмечу, что в этой же статье он пишет: «Можно заметить, что возвращение оптимизма на Западе опять побудило инвесторов делать точно те же самые ставки, которые они делали перед кризисом».

Нельзя сказать более точно по поводу алмазов и бриллиантов вообще и по поводу сырых алмазов в частности, и я думаю, что заключительная сентенция Отэрса звучит здесь весьма уместно: «… Трудно объяснить повторение поведения, которое буквально недавно причинило столь много боли».