Сколько ювелиров-покупателей вам в итоге удалось привести на эту первую торговую ярмарку?

Приблизительно сто пятьдесят. Мы пригласили шестьсот, из которых сто пятьдесят дали положительный ответ. И как я слышу, люди собираются приехать сюда в следующем году, так что я надеюсь, что их будет больше. Компании JC Penny и Markus Neiman заявили, что лучше всего у них продаются в основном драгоценности, и они поддержали ярмарку. Они надеются, что мы продолжим это дело. И, конечно, следует рассчитывать на Дальний Восток, Китай и Индию – регионы, в которых будет развиваться бизнес и торговля. Мы положительно смотрим на выставку WorldExpo в Шанхае. Там Бельгия сможет представить наши пиво, шоколад и бриллианты.

Господин президент, считаете ли Вы, что в Антверпен должно поступать больше российских алмазов?

Конечно, мы в них нуждаемся, и мы поддерживаем очень хорошие контакты с АЛРОСА, чтобы иметь возможность получать больше алмазов в Антверпен. Нам также нужны и бриллианты, а в России есть компания Алмазювелирэкспорт. Я был в Москве более 400 раз. Мы действительно надеемся, что будем поддерживать хорошие контакты с АЛРОСА. И мы в самом деле рассчитываем получать намного больше алмазного сырья.

Что Вы думаете о качестве российских бриллиантов?

Ваши бриллианты очень хорошие, красивые. У них очень хорошая выработка, хороший цвет - в моей собственной компании некоторые бриллианты мы также делаем из ваших алмазов. У нас есть особая линия ювелирных изделий под названием «Бриллианты царицы».

Господин президент, на рынках алмазного сырья и бриллиантов в последнее время разворачивается своего рода ценовой конфликт между производителями бриллиантов и алмазодобытчиками. Каково Ваше видение этой ситуации?

Дело не столько в том, что добывающие компании назначают свои цены. Дело заключается в спросе – спрос большой, и люди платят высокие цены, чтобы получить алмазы. Много алмазного сырья сегодня продается путем проведения тендеров. И чтобы получить товар, нам приходится платить более высокую цену. Конечно же, если горнодобывающая компания видит, что цена пошла вверх, она берет больше за свои товары. Это - бизнес. Если цены на бриллианты пойдут вверх, нам тоже придется за ними тянуться, чтобы выйти на уровень, когда мы сможем покупать алмазное сырье и получать небольшую прибыль.

Как Вы полагаете, из этой ситуации есть выход, принимая во внимание, что некоторое время назад De Beers была единственной компанией, которая диктовала цены, в то время как теперь ситуация изменилась и все алмазодобытчики идут к свободному рынку?

Мы считаем, что это очень хорошо, потому что прежде у De Beers было определенное количество клиентов и на этом все заканчивалось. Сегодня же у нас на рынок выходит АЛРОСА, у нас есть BHP, Rio Tinto, Ангола, что означает больший приток алмазного сырья, которое свободно и открыто для всего рынка, где каждый может попробовать его получить. Как вы знаете, АЛРОСА в прошлом году продала много продукции Гохрану, поскольку рынок был плох. Мы надеемся теперь – и это получится, - что Гохран отдаст продукцию компании АЛРОСА, и мы весьма упорно работаем над тем, чтобы АЛРОСА отправила большинство продукции в Антверпен. У нас уже есть примерно пятнадцать или двадцать клиентов – я не знаю точное число, – которые каждый месяц отправляются в АЛРОСА и покупают там сырье, прибывающее затем сюда.

Конечно, мы должны конкурировать. Вы знаете о том, что называют Кимберлийским процессом. Мы в Антверпене действительно следуем его правилам от А до Я. Но некоторые центры – не буду их называть – не следуют этим правилами столь настоятельно. Вы знаете, что мы столкнулись с большой проблемой в Зимбабве. Поэтому мы не позволяем продукции из Зимбабве поступать в Антверпен, поскольку она не соответствует Кимберлийскому процессу, но некоторые центры не придерживаются таких строгих взглядов, и эта продукция идет в другие места. В конечном итоге она достигает и Антверпена. Но мы намерены не допускать поступления продукции из Зимбабве в Антверпен, потому что мы действительно соблюдаем правила Кимберлийского процесса от А до Я.

Вы можете дать какой-нибудь прогноз на этот и следующий годы в отношении торговли алмазным сырьем и бриллиантами?

Вы знаете, я не пророк, и прогнозы иногда очень трудно делать. Все зависит от международной экономики. Если что-нибудь случится с банками, тогда для нас наступят трудные времена. Но мы так не думаем. И потом мы видим, что бизнес набирает обороты с октября 2009 года. И он очень хорошо идет сейчас, в январе и феврале 2010 года - цены немного выросли, прибыль становилась нормальной, и мы надеемся, что продолжится рост спроса на бриллианты, особенно если такие страны, как Китай и Индия, будут давать больше и больше денег населению, а оно будет покупать больше и больше бриллиантов. Мы надеемся также, что в Соединенных Штатах снова начнут их покупать, потому что, как я уже говорил, некоторые большие магазины, такие как JC Penny, заявили о фантастических результатах рождественской и новогодней торговли ювелирными изделиями и бриллиантами.

Восемьдесят процентов мирового объема алмазного сырья проходит через Антверпен - это цифра за прошлый год?

Да, это цифра за прошлый год, но, конечно, объем был намного ниже, потому что АЛРОСА не продавала сырья вообще, De Beers продавала каждый месяц намного меньше, чем обычно, поскольку спрос намного уменьшился. Бриллианты продавались с трудом. Но теперь АЛРОСА снова продает продукцию на рынке, и мы надеемся получить у нее больше продукции по нашим каналам.

Что Вы можете сказать о количественном соотношении алмазного сырья, которое здесь продается? Оно все поступает от De Beers?

Нет, это больше не так. Так обычно было, но сегодня это уже не так. Сюда приходит продукция от разных компаний. BHP и Rio Tinto располагают квотами в Антверпене. Мы надеемся, что эти две компании останутся и будут продавать только в Антверпене. De Beers, конечно, сегодня сталкивается с проблемами. Эта компания продает продукцию в Южной Африке, продает ее в Ботсване, может продавать в Намибии, потому что правительства там говорят: «У нас есть алмазы, это наша продукция, и мы хотим продавать ее там». Что касается АЛРОСА, я думаю, что мы убедим ее продавать больше и больше товара в Антверпене.

Что случится, если американский рынок не восстановится, как это ожидается?

Я думаю, что он восстановится. Он уже начал восстанавливаться. Опять же, на фоне падения Соединенных Штатов выросла роль Индии и Китая. Сегодня у среднего класса в этих странах появились деньги. В Шанхае теперь работает алмазная биржа, и, осуществляя продажи через нее, мы пытаемся компенсировать то, что не получили, не сумев продать в Штатах, но мы уверены, что Штаты постепенно восстанавливаются и восстановятся.

Эта ярмарка - закрытая торговая сессия, куда попадают только по приглашению. Вы не планируете сделать ее открытой?

Нет, в течение следующих нескольких лет мы будем приглашать участников. Мы разошлем приглашения пятистам, шестистам или семистам ювелирным магазинам, чтобы посмотреть, сколько откликнутся.

С этого времени вы будете проводить эту ярмарку каждый год?

Поскольку ее успех среди экспонентов и посетителей, приехавших в Антверпен, оказался настолько большим, я уверен, что мы будем проводить ее каждый год.

Вы поддерживаете какие-либо отношения с Алмазной биржей в Москве?

Да, конечно. У меня там есть очень близкий друга, г-н Сергей Улин, который является вице-президентом АЛРОСА и президентом Алмазной биржи. Он приезжает в следующем месяце в Антверпен, и мы с ним здесь встретимся. Каждые два года проводится Всемирный конгресс всех алмазных бирж. В этом году в июле он будет проводиться в Москве. Это будет большое мероприятие. Существует приблизительно 27 бирж, так что все биржи мира съедутся в Москву.

Что бы Вы могли сказать об эффективности работы бирж в Москве?

Они работают неплохо, но в них пока не много членов. Между прочим, в Москве две биржи. Президентом другой биржи является г-н Алекс Попов. Я очень хорошо его знаю, он - мой хороший друг, как и Сергей Улин, которого я знаю уже в течение пятнадцати лет. Когда я нахожусь в Москве, я часто бываю в Алмазювелирэкспорте, руководителем которого является г-н Рустем Усманов. Эта компания располагает весьма крупным бизнесом, связанным с платиной и палладием, но у нее также имеется и большой алмазный отдел.

Господин президент, на ярмарке представлены более 40 алмазных фирм. Они все базируются в Антверпене?

Да, они все базируются в Антверпене.

Вы намереваетесь приглашать для участия в ней компании, которые не базируются в Антверпене?

Нет. Компании не только должны находиться в Антверпене, они должны быть членами Алмазной биржи. Мы не собираемся, например, открывать это мероприятие для представителей Израиля. И хотя у нас на ярмарке работают люди из Индии, все они располагают офисами в этом городе.

Биржа получит какую-нибудь прибыль от этой ярмарки?

Сама биржа? Если хотите, да – с точки зрения репутации биржи в том смысле, что мы кое-что сделали и что Антверпен стал примером самого главного для экспонентов, которые не только получат некоторую прибыль, но и встретятся с людьми, приехавшими из Индии, Франции, Италии, Германии, Австрии, Швеции, Норвегии, Испании. Таким образом, у них появится много новых клиентов. Но это мероприятие уж точно не будет открыто для участия иностранных компаний.

У Вас есть какая-либо предварительная оценка товарооборота в ходе этой ярмарки?

Я не могу вам сказать это в данный момент, мы должны посмотреть. Но снова подчеркну, что самым важным на ярмарке будут контакты. Что касается продукции, то я не думаю, что здесь многое будет продано.

В настоящее время главным для всего алмазного бизнеса является продвижение сбыта бриллиантов. Что может быть предпринято в этом плане?

Реклама. Для АЛРОСА и De Beers единственная рекламная посылка состоит в том, что бриллианты - «лучшие друзья девушки».

Что Вы можете сказать о международной инициативе, направленной на поддержание бриллиантов?

Каждая биржа и каждый алмазный центр продвигают продажи бриллиантов. Мы пробуем привлечь к этому правительство Бельгии. Мы собираемся нанести визит губернатору Антверпена. Мы пытаемся это продвигать.

АЛРОСА пока рассматривает вопрос о своем участии в Международном алмазном совете.

Собственно говоря, именно АЛРОСА и начала это дело в Санкт-Петербурге. Я не знаю, что там происходит в настоящий момент. У меня нет комментариев по этому вопросу.

Вы встречались с г-ном Андреевым, новым президентом АЛРОСА?

Да, я с ним встречался. Я думаю, что он будет очень хорошо руководить компанией АЛРОСА, и мы это еще увидим, но многое также зависит и от министра финансов, г-на Кудрина, который по сути дела является там главным лицом.