Жители России, как показывает практика, предпочитают дарить ювелирные украшения не на Новый год, а на 8 марта, до которого осталось уже меньше месяца. При этом ответственно нужно подходить не только к выбору украшения, но и к выбору магазина. О том, какие опасности подстерегают российских покупателей и о состоянии российского рынка бриллиантов в целом "Интерфаксу" рассказал глава Ассоциации российских производителей бриллиантов Валерий Богомолов.

- Продажи бриллиантов и ювелирных украшений с ними в прошлом году заметно снизились. А что происходит со спросом сейчас?

- Если сравнивать с тем спросом, который был до 2008 года, то он снизился где-то наполовину. Но вообще, тут достаточно сложно сравнивать. Есть спрос на дорогие камни, а есть спрос соответственно на более мелкие, более дешевые. Внутри России, например, продаются достаточно мелкие камни, в ювелирных изделиях. А рынок США и ОАЭ потребляет крупные бриллианты, и он претерпел сокращение в связи с финансовым кризисом. Сейчас ситуация как будто стабилизировалась, даже отмечается некоторое оживление. Было много зимних праздников. Раньше на рождество и новый год всегда был бум. Сейчас он несколько меньше, но тенденция роста заметна.

- Есть ли уже данные по новогодним продажам на российском рынке?

- О российском пока сложно говорить – данные еще не подытожены. Впрочем, у нас традиция покупать дорогие ювелирные изделия к новому году и рождеству не столь развита. У нас пик таких покупок обычно приходится на 8 марта.

Раз уж разговор зашел о ювелирной рознице, хотелось бы отметить одну особенность российского рынка. В магазинах сейчас можно видеть объявления о 30%-ных, и даже 50%-ных скидках на ювелирные изделия с бриллиантами. Специфика нашего рынка в том, что сами ювелирные изделия у нас сертифицируются – подтверждается их качество, ставится проба. А вот камень, который находится в изделии, не сертифицируется. А раз нет сертификата, то начинается обман покупателя. Продавец изначально заявляет завышенные характеристики чистоты, цвета бриллианта. А потом "идет навстречу покупателю", делает как бы скидку.

- По сути, скидку до адекватной цены?

- Иногда до адекватной, а иногда она даже после "скидки" остается завышенной. Такая игра происходит. Поэтому для того, чтобы наш покупатель приобретал качественный товар, нужно производить сертификацию камней, когда они находятся уже в ювелирном изделии.

- Кто должен ее проводить?

- Есть система геммологических лабораторий, которые устанавливают характеристики камня. Но это стоит денег. Поэтому нужно жесткое требование, должен быть разработан технический регламент на сертификацию бриллиантов, находящихся в ювелирных изделиях.

- Эта идея сейчас продвигается?

- Мы говорим об этом. Требуется определенная законодательная инициатива. Я полагаю, что такая инициатива существует, но когда она дойдет до бриллиантов, никому не известно.

Тут еще надо понимать, что на нашем внутреннем рынке продается довольно большое количество ювелирных изделий, в которых используются бриллианты не российского производства, а так называемые индийские – мелкие, некачественные. Но опять же за счет того, что сертификации нет, продавец может вписать туда любого производителя. Если посмотреть в магазинах, у нас чуть ли не все бриллианты по описанию произведены в Смоленске. На самом деле, как я уже говорил, это не так.

Простой пример. Во всем мире считается, что лучшее вложение денег "на черный день" - это купить какую-нибудь дорогую качественную "безделушку" - кольцо, ожерелье. Купите в нашем ювелирном магазине, а потом зайдите в ломбард. Человек, который сидит в ломбарде, посмотрит и скажет, что у этого камня совсем не те характеристики, которые вам заявили. И что цена у этого изделия совсем не та, которую вы заплатили. Из-за этого получается, что у нас формула "бриллиант не дешевеет с годами" не работает. И украшение с бриллиантом – не инструмент сохранения денег. Это просто подарок для любимой женщины.

- Ну да, в качестве инвестиции надежнее покупать бриллианты сами по себе – на них по крайней мере есть сертификаты.

- Да, тогда в этом случае любое гранильное предприятие обязано выдать соответствующий сертификат, где будут написаны и чистота, и другие характеристики, необходимые для подтверждения того, что этот камень имеет соответствующую цену. Более того, на сертификате стоит марка "Общая программа России против контрафакта". И прямо на сайте можно найти эту маркировку и сравнить, соответствует ли маркировка этому сертификату, действительно ли камень, который ты держишь в руках, имеет такие характеристики.

- Что сейчас происходит в гранильном производстве России? Насколько сильным оказалось влияние кризиса?

- У нас в настоящий момент есть уникальная отрасль, имеющая всемирное признание, даже существует понятие "русская огранка". Суть его не в том, что бриллиант произведен в России. Речь идет об огранке определенного качества, именно премиум-класса. Примерно каждый пятый в мире идеально ограненный бриллиант является российским. У нас работают мастера высочайшего класса и уникальной квалификации.

К сожалению, кризис не пощадил гранильное производство в России. Если в 2009 году мировое падение рынка бриллиантов было в денежном выражении около 50% по сравнению с предыдущими годами, то российский рынок сократился примерно на 70%. Резкое сокращение спроса, а соответственно производства бриллиантов "русской огранки", как это ни печально звучит, произошло из-за высокого качества. Дорогой товар в основном продавался за рубежом. А в кризис даже арабские шейхи стали экономить.

- Во сколько сейчас оценивается объем производства на российском рынке бриллиантов?

- В лучшие годы – это 2006-2007 годы – он достигал $1,2 млрд. В 2009 году в целом по России производство составило где-то $330 млн. Год был для нас сложным и с сырьем, и со сбытом, что сказалось на производстве. Если рассматривать по предприятиям, то на некоторых было падение производства до 50%, а на некоторых – до 100%. Предприятия стали закрываться и выходить из бизнеса.

- А есть ли данные о том, сколько гранильных предприятий у нас закрылись из-за кризиса?

- Могу сказать, что если раньше у нас в отрасли были заняты 10 тыс. человек, то сейчас занятых только 3 тыс. человек. Но надо отметить, что все-таки усилия некоторых менеджеров оказались эффективными, и их предприятия работают достаточно успешно. Здесь можно назвать смоленский "Кристалл", группу Льва Леваева, группу "Алмазювелирэкспорта", якутских огранщиков, ну и конечно "Бриллианты АЛРОСА".

Кроме того, государство в лице Минфина оказало отрасли существенную поддержку. Разработана программа закупки алмазов и бриллиантов в Гохран, которая позволила поддержать и добытчиков, и обработчиков. А главное – люди на предприятиях работали, им платили зарплату, сохранилась уникальная технология. Когда мы говорим о гранильной отрасли, всегда нужно помнить: люди работают, производят конечный продукт, а не вывозят сырье за границу. Это как раз то, о чем говорят президент и председатель правительства – нужно уходить с "сырьевой иглы".

- Как Вы считаете, объемы господдержки были достаточны, или можно было сделать что-то еще?

- Безусловно, можно было бы помочь гранильным предприятиям, убрав НДС на внутреннем рынке, который в значительной степени тормозит движение денежных средств. Этот налог взимается, а потом все равно возвращается, и по идее его возврат должен происходить в течение одного месяца. На самом деле бюрократия такова, что в лучшем случае возврат получается через 9 месяцев. Во-первых, предприятие 9 месяцев испытывает недостаток оборотных средств. Во-вторых, когда предприятие приходит за кредитом, банки отказываются учитывать те денежные средства, которые заложены в бюджете предприятия как НДС. А с кредитами сейчас и без этого большие сложности. Таким образом, НДС тут целых два раза оказывает негативное влияние.

Мы неоднократно обращались в правительство с этим вопросом, будем стараться решить эту проблему на законодательном уровне, сделать ставку по этому налогу нулевой. НДС на таком специфическом рынке является только тормозом, он не приносит пользы никому, включая "АЛРОСА", потому что запутывает взаимные расчеты.

- Вы говорите, что уже обращались в правительство. А ответ получили?

- Мы, к сожалению, пока получаем отрицательный ответ. Его объясняют тем, что сейчас кризисная ситуация. Видимо, эти средства от НДС используются в качестве краткосрочного источника денег для каких-то других бюджетных выплат. Цена вопроса на самом деле невелика – порядка $70 млн в год. Однако для отрасли это была бы значительная помощь.

Но в целом, хочу еще раз подчеркнуть, поддержка гранильной и добывающей отрасли безусловно ощущалась. В известной степени именно эта поддержка позволила самому крупному производителю - смоленскому "Кристаллу" выжить. Была реальная опасность, что предприятие могло остаться без соответствующего сырья и остановиться.

- "АЛРОСА" около полугода не торговала сырьем…

- На это были и субъективные, и объективные причины. Но сейчас, наверное, на них не стоит подробно останавливаться. Субъективные причины решились. Объективные причины остаются, но они решаются в рабочем порядке, во многом благодаря поддержке государства. Ну и кроме того, "АЛРОСА" вернулась к прямым продажам.

- Насколько сейчас адекватны рынку цены, по которым торгует "АЛРОСА"? Раньше российские огранщики жаловались на то, что цены компании завышены.

- Сейчас цены соответствуют рыночным понятиям. Лед тронулся, все возвращается на круги своя, есть положительная динамика развития отношений огранщиков и поставщиков. Я надеюсь, что скоро нашей ассоциации удастся переподписать с "АЛРОСА" договор о намерениях. У нас в свое время был подписан с "АЛРОСА" меморандум о намерениях – о том, что мы являемся, пусть неофициально, но все же "единым народно-хозяйственным комплексом", который включает в себя как добычу алмазного сырья, так и его переработку, и что мы взаимозависимы. "АЛРОСА" ведь тоже заинтересована в устойчивом сбыте своего сырья. Огранщики зависят, в свою очередь, от того, какое сырье, в каких объемах и по какой цене будет к ним поступать. Вот такой меморандум хотелось бы подписать с новым руководством "АЛРОСА", то есть, наладить устойчивое взаимовыгодное прогнозируемое долгосрочное сотрудничество.

- Кстати, на последнем набсовете "АЛРОСА" обсуждалась идея о том, чтобы уравнять российских и зарубежных покупателей алмазного сырья и не давать никому преференций.

- С глобальной макроэкономической точки зрения "АЛРОСА", возможно, рассуждает и верно. Но надо понимать, что хотя мы все находимся в общемировом рынке, есть еще и наш рынок. Мне все-таки хотелось бы донести мысль о том, что все мы находимся в одном народнохозяйственном комплексе, который называется "Народнохозяйственный комплекс России", который имеет не только абсолютно финансовую подоплеку, но еще много других всяких социальных, политических, может быть даже этических норм.

Кстати, когда мы обсуждаем этот вопрос, никто из руководителей, менеджеров гранильных предприятий не требует себе каких-то особых преференций, особых цен. Речь просто о том, чтобы нас не ставили в одну линейку. Так делается, собственно говоря, в любой стране, и в Америке, и в Европе. Посмотрите, как трогательно, с каким уважением они относятся к местным производителям. В добывающих странах Африки целые программы разработаны.

- Сейчас эксперты говорят о том, что алмазный рынок – именно рынок сырья – приходит к конкуренции. То есть, цена формируется уже не "с потолка", а с оглядкой на спрос и предложение. На ваш взгляд, существует ли сейчас ценовая конкуренция между производителями алмазов? Цены той же "АЛРОСА" по одинаковым позициям сырья отличаются от западных цен?

- Насколько мне известно, цены "АЛРОСА" чуть повыше. Все зависит от ассортимента сырья, которое они продают. Кстати, в прошлом году, когда "АЛРОСА" уходила с рынка, смоленский "Кристалл" достаточно много сырья купил за рубежом. И оказалось, что это частично было реэкспортное сырье – то есть, "АЛРОСА" когда-то продала его за границу, и вот теперь оно вернулось обратно. По-моему, это немного смешно. Наверное, какие-то вопросы между двумя российскими предприятиями можно было бы и более по-свойски решить. Но это вопрос к предыдущему руководству "АЛРОСА".

А в целом сейчас ценовая политика складывается исходя из общего спроса и предложения, на сегодняшний день никакой дискриминации со стороны "АЛРОСА" нет.

- После того, как "АЛРОСА" вернулась на рынок, доля закупок зарубежного сырья снова снизилась?

- Да, сейчас она составляет 10-15%, не больше. Предприятия покупали сырье за рубежом скорее просто потому, что им необходимо было работать. Либо за рубежом покупаются аукционные камни, крупные. Есть же очень важная составляющая - специализация российского огранщика на российском сырье. Само понятие "русская огранка" выросло из российского камня. И такого поставщика как "АЛРОСА" на этом рынке нельзя заменить.

- Каковы перспективы развития огранки в России на 2010 год?

- Мы ждем хороших перспектив. Мы ждем того, что наше сотрудничество с основным поставщиком сырья будет развиваться. Я думаю, что мировой кризис все-таки постепенно преодолевается, соответственно выравниваются финансовые рынки за рубежом, а соответственно и будут расти экспортные составляющие по продажам бриллиантов.

Этот год должен быть не хуже, чем 2009. Я думаю, что тенденция роста продолжится - по крайней мере, члены ассоциации в этом не сомневались, когда мы проводили последнее совещание ассоциации в Смоленске.

- То есть, можно ждать увеличения производства?

- Мы на него надеемся, все надеются. Но пока не известно, как все сложится. Производство можно увеличить хоть сейчас, но нужен же еще рынок сбыта, нужен спрос. А здесь ситуация меняется пока еще медленно.