Бриллианты, как гласит старая мудрость, не дешевеют с годами. А значит, с точки зрения рынка вполне могли бы быть объектом инвестиций, наряду с золотом или предметами искусства. Но практика в который раз показала, что отношения с "вечными ценностями" трудно свести к чистой коммерции. По мнению президента алмазодобывающей госмонополии "АЛРОСА" Федора Андреева, все последние попытки использовать алмазы и бриллианты как инвестиционный инструмент оказались провальными, а единственный, кому удалось ощутить от "инвестиций" доходность - это российский Гохран.

Мы это уже проходили

Интерес к алмазам и бриллиантам как инструментам инвестиций проснулся далеко не в 21-м веке. Первые такие попытки рынок предпринимал еще в 70-80-х годах, причем попытки тогда оказались мало успешными.

В 1971 году США отказались обеспечивать золотое содержание доллара по фиксированному курсу $35 за тройскую унцию. В результате установился порядок свободно плавающих курсов валюты. А уже в 1973 году разразился нефтяной кризис, в результате которого доллар лишился доверия. В условиях нестабильности и инфляции алмазы и бриллианты показались участникам рынка надежной защитой сбережений.

"Тогда была предпринята попытка сделать стандартным элементом валютной системы высококачественный бриллиант массой около карата, - отмечает независимый эксперт алмазного рынка Владимир Тесленко. - Появились специализированные фирмы, которые предлагали "каратники" в качестве объекта инвестиций. Эти фирмы предлагали инвесторам однокаратные бриллианты в опечатанной коробке с приложенным сертификатом, и при этом давали обязательство покупателю содействовать перепродаже через определенный срок. Так же действовали и банки".

Идея первоначально была встречена на ура, но бум остыл уже в 1974 году, когда цена на бриллианты упали на 20-30%. Но в 1977 году спрос на инвестиционные бриллианты снова возрос и достиг $600 млн в год, а к 1980 году уже действовало более 300 фирм с общим оборотом до $1 млрд в год.

Однако в целом рынок относился к идее вложений в бриллианты достаточно скептически, на что было несколько причин. Во-первых, как отмечали эксперты, непрофессионал не в состоянии определить справедливую стоимость камня (а число профессиональных оценщиков в мире не так велико, и мнение каждого из них субъективно), следовательно, он не сможет самостоятельно принять решение о времени, месте и способе его продажи. Во-вторых, в продажную цену бриллианта включаются издержки по сделке, налог на продажу (10-20%), страховка и другие платежи, снижающие эффективность перепродажи. Кроме того, инвестиционные бриллианты не дают дивидендов.

В.Тесленко отмечает, что осторожность, которую во время этого инвестиционного бума проявила De Beers, укрепила ее авторитет в алмазном мире. "Руководство фирмы сразу же заявило, что никогда не рассматривало и не намерено рассматривать алмазы и бриллианты как средство защиты от инфляции. Основная цель De Beers - продвижение природных алмазов и бриллиантов для потребления", - сказал он.

Тем не менее, в течение 70-х годов цены почти на все инвестиционные товары стремительно росли. К 80-му году в среднем цена на бриллианты поднялись в 4-6 раз, а на некоторые категории - более чем в 15 раз.

"Однако в дальнейшем все, кто включился в этот бизнес, потеряли свои деньги, - отмечает В.Тесленко. - В начале 80-х ситуация в экономике изменилась, начался очередной спад. Спрос на бриллианты упал почти до нуля".

Впоследствии предпринимались и другие попытки создать массовый рынок неоправленных инвестиционных бриллиантов. Компания Real Diamonds International предложила схему "алмазного портфеля", состоящего из 7 бриллиантов общей стоимостью до $5 тыс. Предполагалось, что цены на каждый стандартный "алмазный портфель" будут ежедневно выводиться на Reuter Monitor. Однако и эта идея провалилась.

"Наиболее актуальными и успешными остались только операции с уникальными бриллиантами, принадлежащими представителям королевских фамилий, голливудским звездам и другим знаменитостям, - считает В.Тесленко. - В этом случае проводятся аукционы, по итогам которых бриллианты продаются довольно дорого".

Тридцать лет спустя

В кризисный период алмазы и бриллианты вновь привлекли внимание инвесторов.

По словам эксперта Scintilla Monaco Сергея Пунтуса, в минувшем году с идеей инвестирования в бриллианты выходили швейцарские фонды, в частности связанные с Credit Suisse. "Они долгое время вели переговоры с добывающими компаниями и сырьевыми операторами, хотели закупить у них продукцию и потом размещать права требования на нее, - сообщил он. - Но в итоге фонды даже не сформировали структуру предложения, не смогли определить, что покупать и в каких количествах".

Идея Rapaport организовать торговлю бриллиантами через Интернет также имела существенную инвестиционную составляющую. "Маржа предполагалась небольшой, но все равно, по мнению Rapaport, это могло быть источником быстрых денег, а также стимулировало бы продажи", - поясняет С.Пунтус.

"Сломалась", кажется, даже De Beers. Весной прошлого года Financial Times сообщала, что De Beers начала кампанию по продвижению бриллиантов как объекта инвестиций. Исполнительный директор компании по корпоративным связям Стефан Ласье сообщал, что весной в компанию обратились "полдюжины" брокеров, представляющих интересы фондов и частных инвесторов. Переговоры тогда находились "в ранней стадии", впоследствии о каких-то итогах переговоров объявлено так и не было.

Об одном из таких проектов объявила и российская "АЛРОСА". В марте 2009 года компания подписала соглашение с УК "Лидер" о сотрудничестве в формировании рынка инвестиционных бриллиантов в России. "Это попытка создать новый класс инвесторов, которые будут вкладывать средства в новый продукт, базой которого станут алмазные стоки АК "АЛРОСА", - пояснял тогдашний глава компании Сергей Выборнов.

Сделать планировалось многое. Во-первых, создать инвестиционный клуб, который сформулирует принципы и правила оборота бриллиантов в качестве инвестиционного инструмента. Во-вторых, создать единый центр, предоставляющий услуги по экспертизе и сертификации бриллиантов, страхованию и перестрахованию рисков, банковские услуги по кредитованию под залог инвестиционных камней. В-третьих, решить все возможные проблемы с нормативной базой. Рассматривалась даже возможность создания инструментов фондового рынка, в частности ПИФов товарного рынка, паи которого будут обеспечены стоимостью бриллиантов инвестиционного качества.

С.Выборнов в ходе презентационной пресс-конференции проекта отмечал, что компании рассчитывают в короткие сроки создать рынок инвестиционных бриллиантов емкостью до $500 млн.

Однако дальше планов дело не продвинулось. Как пояснил Ф.Андреев "Интерфаксу", стороны планировали создать "идеальный бриллиантовый бокс" - качественный бриллиант массой 1 карат с оценкой геммологического института США. И на этом этапе не смогли прийти к пониманию оценки такого "бокса".

Выиграло только государство?

Пока же, по мнению Ф.Андреева, единственным инвестором, у которого получилось вложить средства в алмазы и получить доходность, является государство в лице Гохрана. По его словам, то сырье, которое "АЛРОСА" продала в Гохран в прошлом году, к сегодняшнему дню уже подорожало на 5-7%.

Источник в Гохране подтверждает эту информацию, хотя отмечает, что сырье подорожало по текущим международным ценам. Прейскурант же, по которому ведет расчеты Гохран, пока остается неизменным.

Кроме того, сырье, выкупленное у "АЛРОСА", пока остается в Гохране, и такой объем алмазов любом случае вряд ли будет единовременно выпущен на рынок, чтобы не обрушить цены. Глава Гохрана Владимир Рыбкин в интервью Rough & Polished сообщал, что только работа по сортировке и оценке этого сырья займет много времени, поэтому продажи алмазов, выкупленных у "АЛРОСА", могут начаться не ранее 2012 года.

"АЛРОСА", как сообщалось, начала масштабные продажи в Гохран в конце 2008 года. В течение 2009 года государство выкупило у компании алмазное сырье на общую сумму 32,5 млрд рублей.

Ф.Андреев поясняет, что тот положительный финансовый эффект, который получил Гохран, обусловлен прежде всего большими объемами выкупленного сырья. "Чтобы алмазы были выгодной инвестицией, надо использовать индексный метод, брать весь срез от мелких камней до десятикаратников - фактически, так же, как играют на корзине валют", - отмечает он.

По его мнению, неудачи в инвестировании в алмазы и бриллианты вызваны как раз тем, что "все хотели сыграть маленькими объемами, да еще и не зная индустрии". "Помимо УК "Лидер", к нам обращались еще инвестиционные банки, предлагали создать фонд на $100-300 млн. Но там нужны большие объемы, нужно заходить не меньше чем с $1 млрд", - считает президент компании.

Непонятно

Вторая ключевая причина неудач, по мнению Ф.Андреева, заключается в том, что алмазы и бриллианты являются небиржевым, не стандартизированным товаром.

"Тогда была тяга к деривативному, уход от классической экономики. Было ощущение, что в дериватив можно превратить вообще все, включая алмазы и бриллианты. У людей была полная эйфория. Но это противоречит элементарной экономической логике: объектом инвестиций должен быть биржевой товар", - считает он.

"И в случае с алмазами, и в случае с бриллиантами основная сложность - это именно универсализация оценки, - поясняет С.Пунтус. - Инвестиции в сырье, на мой взгляд, в привычном для финансового рынка режиме вообще невозможны: по сырью существует более 20 тыс. позиций, причем разные эксперты могут отнести одно и то же сырье к разным позициям, и, соответственно, называть совершенно разную цену".

Покупка алмазного сырья в любом случае требует предварительного просмотра и оценки, что исключает возможность удаленной покупки или инвестирования в фонд.

"Ситуация с бриллиантами несколько проще, но все равно нет четкого понимания, как формируется цена. Даже один и тот же геммологический институт может дать разную оценку одному и тому же бриллианту", - отмечает он.

Кроме того, по его мнению, совершенно неясна перспектива цен - как на бриллианты, так и на сырье. "Одна из фундаментальных проблем сегодня - рост цен на сырье при неизменности цен на бриллианты, - подчеркнул он. - Учитывая то, что бриллианты - это единственный возможный продукт обработки алмазов, тут налицо сильная спекулятивная составляющая. И что будет дальше - непонятно".

Участникам любого фонда же нужна полная ясность относительно "будущего" объекта инвестиций.

"Чтобы сделать фонд, нужно сначала определенным образом оценить и описать его преимущества, - отмечает заместитель гендиректора УК "Лидер" Андрей Успенский. - Чтобы оценка была справедливая - люди же вносят свои деньги. Более того - чтобы было понятно, как в случае необходимости выйти из участия. Если это фонд акций, то акции в любой момент можно продать. А спрос на алмазы и бриллианты - явление достаточно волатильное".