Вслед за этим конгрессом в марте открылась выставка Baselworld 2010 в Швейцарии, являющаяся одним из самых важных мероприятий для часовой и ювелирной промышленности. Д-р Гаэтано Кавальери, президент CIBJO, ответил на вопросы корреспондентов Rough&Polished в связи с двумя упомянутыми событиями.

О конгрессе CIBJO

Что, по Вашему мнению, является главным итогом конгресса CIBJO, завершившегося в Мюнхене?

Мы готовили съезд как рабочее мероприятие, и оно определенно таковым и стало. Был достигнут ряд очень важных результатов, которые имеют большое значение для ювелирной промышленности и индустрии драгоценных камней.

Это следующие решения: расширение списка терминов, используемых для описания синтетических алмазов, которые теперь мы можем квалифицировать как "выращенные в лаборатории" и "созданные в лаборатории" в дополнение к уже используемому термину "синтетические"; одобрение первой "Голубой книги" Геммологической лаборатории; одобрение набора кодов, которые используются в индустрии для описания процесса обработки драгоценных камней; публикация приложения к "Голубой книге о драгоценных металлах", где идет речь об универсальных мировых стандартах качества ценных металлов; публикация справочника для покупателей ювелирных изделий по бриллиантам, цветным драгоценным камням, жемчугу и драгоценным металлам.

Что касается бриллиантовых драгоценностей, главная проблема, похоже, заключается в том, что потенциальные покупатели сегодня испытывают некоторое беспокойство по поводу долговременной устойчивости алмазного рынка. Не считаете ли Вы, что такое отношение может иметь некоторый "осадок" и после кризиса?

Если под устойчивостью Вы имеете в виду стоимость бриллиантов в долгосрочном плане, то я не считаю, что есть основание для беспокойства. Долговременные перспективы для бриллиантов представляются позитивными, и, безусловно, цены в течение предстоящего десятилетия, вероятно, вырастут довольно круто. Это обусловлено тем, что растущий спрос на развивающихся рынках, похоже, будет опережать поставки алмазного сырья, поступающего в трубопровод.

Если же Вы имеете в виду бриллианты как фактор экономической устойчивости, так это то, над чем CIBJO очень напряженно работает и что является частью нашей Программы корпоративной социальной ответственности. В этом плане наша цель состоит в том, чтобы часть доходов, получаемая индустрией в результате своей деятельности, использовалась для обеспечения устойчивого экономического роста в тех самых областях, которые являются частью нашей распределительной цепи.

Таким образом, хотя бриллианты сами по себе не являются возобновляемым ресурсом, та экономическая активность, которую они генерируют, определенно должна иметь место, и они должны быть катализатором экономического развития в таких регионах, как Африка, Северо-Западные территории Канады и Якутия в России.

Бриллианты, в отличие от золота, не столь однородны, и поэтому их не так просто оценить. При этом некоторые диамантеры считают, что бриллианты не должны рассматриваться как товар, будучи склонны скорее видеть в каждом камне художественное произведение. Но в этом случае цены могут стать непредсказуемыми, ведь стоимость отдельных камней поднимется очень высоко, а стоимость других упадет весьма низко. Вы могли это прокомментировать?

Никто не может взять унцию золота и получить ее точную рыночную стоимость в момент, когда он или она продает ее. Понятно, что в ситуации с бриллиантами процесс более сложный. Но было бы ошибочным полагать, что цена бриллиантов не является следствием его физических характеристик. Каратность, цвет и прозрачность измеримы, и это все факторы. То же самое можно сказать сегодня и об огранке, хотя она и не имеет материального выражения, поскольку не определяется природой. Тем не менее ведущими ограночными лабораториями достигнут общий консенсус относительно того, что является хорошей огранкой и что таковой не является.

Таким образом, в то время, как мы не можем точно, до цента, указать стоимость бриллианта, как это имеет место в ситуации с золотом, мы все же можем определять ее довольно точно. И в конечном счете цены на золото и бриллианты, не говоря уж о платине, серебре, жемчуге и целом ряде цветных драгоценных камней, формируются на основе того, что люди готовы заплатить за них на рынке.

Сегодня, когда система алмазного картеля, видимо, теряет свою рыночную хватку, что Вы думаете относительно ценового конфликта, возникшего между алмазным сырьем и бриллиантами? Вы не считаете, что сырье будет толкать вверх цены на бриллианты или наоборот?

Конец одноканальной системы, будем надеется, приведет в действие процесс, который изменит то, что до сих пор преимущественно являлось индустрией, приводимой в движение поставками. Именно рынок должен устанавливать уровни цен, несмотря на то, что в цене уже присутствуют затраты на проведения геолого-разведочных работ, извлечение алмазов из земли, а также на огранку и шлифовку драгоценных камней, которые вставляются в ювелирное изделие.

Как я сказал, я считаю, что рост спроса на развивающихся рынках ювелирных изделий, в частности, на рынках Китая и Индии, в сочетании с тем, что он в настоящее время не сопровождается таким же ростом добычи сырья на рудниках, станет критическим фактором, ведущим к росту цен на бриллианты. Это означает, что мы говорим об ориентированном на спрос бизнесе, в котором решения принимаются потребителем, а не в просторных кабинетах производителей бриллиантов.

Означает ли решение Алмазной комиссии CIBJO расширить список приемлемых терминов для синтетических алмазов, что эти камни будут иметь более широкое применение в ювелирной промышленности?

Намерение нашей Алмазной комиссии расширить список приемлемых терминов для описания синтетических алмазов не оказывает влияния на то, продается этот товар в больших объемах или нет. Это задумано с целью сделать так, чтобы, когда покупатель приобретает синтетический алмаз, он понимал, что он покупает и что ему надлежит принять сознательное решение в отношении покупки.

Мы не подвергаем вопросу легитимность синтетических алмазов, но признаем, что они отличаются от природных алмазов. Клиенту должна быть предоставлена вся необходимая информация, чтобы он также это понимал.

Это подобно апельсинам и лимонам - покупатель знает отличие между ними. Равным образом покупатель должен знать о разнице между природными и синтетическими алмазами. Какой из них купить - решать самому покупателю.

В числе ключевых решений вашего конгресса было одобрение Комиссией CIBJO по цветным камням набора кодов для использования в индустрии с целью описания обработки драгоценных камней. Каким образом это может улучшить ситуацию на рынке по сравнению с тем, что мы имеем сегодня?

Очень важно подчеркнуть, что эти коды предназначены только для того, чтобы улучшить процесс коммуникации в отрасли. Иными словами, они должны использоваться профессионалами. И так и будет, поскольку эта система получила одобрение со стороны Всемирной ювелирной конфедерации (CIBJO), Американской ассоциации торговли драгоценными камнями (AGTA) и Международной ассоциации цветных драгоценных камней (ICA).

С другой стороны, покупатель должен быть обеспечен полным описанием процесса обработки. Это важно с тем, чтобы обеспечить полное и надлежащее обнародование информации. Мы рекомендуем розничным торговцам использовать терминологию, включенную в "Голубую книгу о цветных драгоценных камнях" CIBJO.

Недавно опубликованная «Книга геммологической лаборатории» является справочником для лабораторий, которых много. Тем не менее в алмазном бизнесе в сущности имеются всего два мировых авторитета (HRD, GIA) в области сертификации конечной стоимости бриллиантов. Если бы была создана глобальная унифицированная система сертификации, сертификатами на бриллианты можно было бы торговать на фондовых биржах как ценными бумагами, по сути дела превратив бриллианты в биржевой товар. Что Вы по этому поводу думаете?

«Книга геммологической лаборатории» устанавливает стандарты для профильных лабораторий, она не дает определения системам огранки.

Вместе с тем CIBJO выступает в поддержку гармонизации систем огранки с тем, чтобы это было понято и принято как на одном, так и на других рынках. Именно в этом заключается цель наших "Голубых книг" о бриллиантах и цветных драгоценных камнях. Однако главная цель гармонизации стандартов огранки состоит не в том, чтобы сделать из бриллиантов продукт, которым торгуют на товарных биржах, а скорее повысить транспарентность и точность информации о них и сохранить доверие покупателей.

CIBJO решительно выступила в поддержку Кимберлийского процесса (KP), в то время как его основатель Иэн Смилли (Ian Smillie) некоторое время назад заявил, что эта организация нуждается в реформировании с тем, чтобы обеспечить ее эффективность. Каковы сильные и слабые стороны этой организации, с Вашей точки зрения?

Иэн Смилли является преданным и заслуживающим уважение гуманистом и борцом за права человека, он сыграл в значительной мере заслуживающую внимания роль в кампании против конфликтных алмазов. Однако я думаю, что он также подчеркнул бы, что он лично не является основателем Кимберлийского процесса, а скорее одной из групп мужчин и женщин, которые совместно работали над созданием этой системы.

Сертификационная схема KP, которая применяется на протяжении вот уже семи лет, является наиболее эффективным инструментом для прекращения торговли конфликтными алмазами, но, как и любая регулирующая система, она нуждается в постоянном мониторинге, точном регулировании и улучшении. Система остается наиболее эффективным средством, которым мы обладаем для продолжения такой кампании.

Что касается того, как она может быть улучшена, я хотел бы повторить несколько высказываний моего хорошего друга Эли Ицхакофф (Eli Izhakoff), председателя Всемирного алмазного совета, в ходе его выступления на конгрессе CIBJO в феврале в Мюнхене, а именно: для эффективного управления КP необходимо создать команду профессиональных менеджеров; требуется внести изменения в систему голосования КP с тем, чтобы любой участник более не мог блокировать процесс, не раскрывая причин этого; cледует реформировать правила КP относительно публикации внутренних докладов с целью способствовать полной транспарентности всех действий и принимаемых решений; со стороны правительств требуется повысить уровень контроля и соответствия требованиям КP с тем, чтобы власти могли разоблачать и преследовать контрабандистов.

О выставке Baselworld-2010

Каковы Ваши впечатления от ярмарки?

Я посещаю Базель уже 30лет, он обязательно входит в мой деловой распорядок. Это элемент ювелирной культуры, источник новых идей, всемирный перекресток для основных производителей и продавцов, владельцев часовых мануфактур и ювелирных брендов. Если хочешь найти что-то новое в производстве или встретить топ-клиентов, лучшее место, где это может произойти - Базель. На этот раз в ювелирной зоне я не наблюдал сильного ажиотажа, но было заметно крепнущее чувство уверенности. Рынок явно пришел в движение, настроения позитивные и это вселяет надежду.

Какие-то изменения наблюдаются по сравнению с предыдущим Baselworld?

Да. Я видел прежних участников, которые нынче ничего не выставляют, и новые компании, которые представили свои стенды. Заметны новые решения в дизайне, виден эксперимент, поддержку получают молодые дизайнеры, вообще молодых много. Участие в Базеле обходится дорого – небольшой стенд стоит 20-50 тысяч евро. И люди, прежде чем потратить их, хорошо думают, стоит ли игра свеч. Появление новых лиц показывает, что интерес к рынку возрождается. Посткризисное время несет в себе новизну и новые возможности для тех, кто правильно ответит на его вызов.

А можно сформулировать этот вызов?

Потребитель меняет приоритеты. Меняется отношение к семейным ценностям. Из-за страха потерять работу люди боятся обременять себя семьей и домом. Традиционные стимулы к приобретению ювелирных изделий действуют все хуже, классические маркетинговые стратегии все менее эффективны. Нужен новый маркетинг, который вернет потребителю вкус к ювелирным изделиям, сделает их не менее желанными, чем новая одежда и путешествия.

Кризис сильно изменил географию рынка роскоши…

Да, это заметно – особенно по стендам азиатских компаний. Теперь Азия – это бриллианты. Много бриллиантов. Как можно больше!

Что же остается Европе?

Элегантная классика. То, что я называю обращением к прошлому ради встречи с будущим.