Впрочем, Кочарян и ныне констатирует факт некоторой “реанимации”. В частности, за первые два месяца 2010-го на гранильных предприятиях (мониторинг проведен среди 10 крупнейших) наблюдался 35%-ный рост экспортных показателей. Само собой возросли и объемы импортируемого алмазного сырья — если за январь-февраль 2009-го было ввезено 10 тысяч карат, то за тот же период года текущего уже 60 тысяч карат. Шестикратный прирост позволил работодателям открыть новые рабочие места. В итоге если в кризисный период на 10 предприятиях трудились лишь 380 человек, то ныне речь идет уже о 735. Любопытно, что в докризисные времена на “промониторенных” предприятиях трудились 600 специалистов. Стало быть, отрасль не только вышла из кризиса, но и превзошла докризисные показатели? Ан нет. Кочарян признает, что рост числа рабочих мест пока не показатель превышения прежних экспортных показателей. До этого далековато. А вот до возврата к утраченным объемам не особо. По словам собеседника, если нынешнее оживление на российском и европейском рынках сохранится, то восстановление производства и сбыта драгпродукции возможно уже к середине 2010-го!

Само собой многое зависит от реализации ряда программ, в первую очередь инвестиционных — внедрения в сферу ожидаются со стороны заграничного “капитала”. Но с кем и на каких условиях оговариваются контракты, собеседник не указал — коммерческая тайна. Судя же по озабоченности, которую Кочарян выказал относительно нынешнего завоевания американского рынка, который все еще “спит”, можно предположить, что инвесторов из США кот наплакал. А жаль — согласно договорам о свободной торговле, с США и Канадой Армения может торговать на льготных условиях. Заметим, согласно этим условиям, отныне отовариваясь золотыми слитками в банках, производители будут освобождены от НДС, то есть банковское золото, по сути, будет восприниматься как сырье. Что до налога на прибыль, то если ранее ежемесячно ювелирные предприятия были обязаны выплачивать по 1% с “чистой” прибыли, то теперь предоплата отменена. Вносить налог станут разово — по 20% за год. В итоге однопроцентная “предоплата” исключит вероятность переплаты компаниями по налогу, что имело место ранее!

Что до огранщиков алмазов, то те работают по данной схеме давно — то есть освобождены от НДС, а экспортеры бриллиантов еще и от тампошлины. Но, как ни странно, “бриллиантопроизводители” по-прежнему находят бизнес малопривлекательным. Со слов собеседника “НВ”, руководителя одной из фирм, пожелавшего не назваться, оптимальным было бы полностью отменить налог на прибыль. Хотя даже это изменило бы ситуацию немногим. Дело в том, что “прибыльный” налог предприятия платить в состоянии. Тем более когда речь идет о крупных производствах, в числе коих значилась и компания нашего респондента, простаивающая вот уже два года. “Чистыми” за год набегало максимум 20-30 тысяч долларов. И 4-6 тысяч баксов, уходящие в госказну, с его слов, не делали особой погоды. То ли дело иные финансовые отчисления, от коих он и руководители иных гранильных предприятий отделались бы с гораздо большей охотой!

Основная финансовая “боль” гранильных предприятий — ежегодная плата за лицензию. Своего рода госпошлина являет собой ни много ни мало 1 млн 200 тысяч драмов (или порядка 4 тысяч долларов). “Крупных предприятий в сфере до начала кризиса было немного, в основном функционировали средние. А их максимальная прибыль составляла 10 тысяч долларов. Облагать же эту “десятку” налогом почти в 4 тысячи долларов, мягко говоря, было несправедливо, — заявил собеседник. — А в период кризиса и вовсе являлось настоящим преступлением”.

Со слов директора предприятия, с начала нынешнего финкризиса из порядка 24 предприятий (3-4 крупных, 6 средних и 15 малых) к маю прошлого года на плаву оставались лишь два крупных — “Лори” и “Аревакн”. Причина охлаждения интереса иностранных партнеров к нашим “камушкам” была в неудержимом росте международных цен на алмазное сырье. В мае 2009-го ситуация изменилась — алмазы перестали дорожать. Зато на мировом рынке принялись дешеветь бриллианты. В итоге разница меж алмазным сырьем и бриллиантами оказалась несуразной — готовый продукт был дешевле алмазов. Ныне, со слов Кочаряна, мировая тенденция сменила направленность и ситуация несколько стабилизировалась. Резкий скачок цен в 2008-м был обусловлен спекуляцией. В этой-то связи и приостановили реализацию сырья российская АЛРОСА и ряд иных сырьевых предприятий. Сейчас же компания возобновила поставки.

С августа 2009-го, как заверил и Гагик Кочарян, армянский рынок действительно принялся отовариваться алросовскими алмазами. И лишь за один месяц 3-4 крупные компании закупили сырья на 4-5 млн долларов. В итоге только за 4 месяца 2009-го — с сентября по декабрь — ежемесячный средний рост экспортных объемов бриллиантов составил порядка 21%. Приобретения делались на обычных договорных условиях. А вовсе не на долгожданных кредитных соглашениях, о коих премного говорилось ранее — речь о предоставлении в качестве кредита сырья на сумму в 100 млн долларов. Однако кризис “подмял” под себя и эту инициативу. Тем не менее, со слов Кочаряна, переговоры с АЛРОСА продолжаются...

В общем и целом сфера понемногу оживает. Но касается это, кажется, прежде всего бриллиантового бизнеса. Что до производства и реализации ювелирных изделий, то кризис нанес серьезный удар. По неофициальным данным, имело место 57%-ное падение объемов производства. Но Кочарян уверяет, что основной причиной явилась выжидательная позиция производителей, осведомленных о грядущих налоговых послаблениях. Теперь документ принят и вступит в силу уже спустя 10 дней после опубликования. Так что скоро следует ждать и большего энтузиазма среди ювелиров. Надо полагать, спрос на наши драгизделия возрастет и в связи с новыми модными тенденциями, которые привнесут молодые кадры. Уже достигнута договоренность с Итальянским институтом дизайна, куда на подготовку отправятся 10 лучших студентов. А на днях начала функционировать и Лаборатория трехмерного моделирования в Гюмри. Так что, глядишь, и показатели экспорта ювелирных изделий дорастут до уровня 2007-го года, когда страна вывозила всяких-разных украшений на 28,7 млн долларов. Однако в 2008-м кризис ужал объемы экспорта до 22,5 млн долларов, а в 2009-м и вовсе до 10,7 млн долларов...