Кризис сказался и на таких «вечных ценностях», как Фаберже и иконы: все это по-прежнему востребовано, но больше не скупается без разбору.

Кризис сказался и на таких «вечных ценностях», как Фаберже и иконы: все это по-прежнему востребовано, но больше не скупается без разбору

Итоги русской недели в Лондоне показали, что рынок искусства конечно, скорее жив, чем мертв, но на былые рекорды и ожесточенные соревнования между покупателями в ближайшее время рассчитывать не стоит.

По-прежнему востребованы дореволюционные ордена — звезда и знак ордена Святой Анны, украшенный бриллиантами (около 1880 года), были проданы на аукционе Christie’s 24 ноября за 265,3 тыс. евро.

Через 2 дня на торгах Sotheby’s орден Святой Екатерины 1901—1908 годов также попал в число фаворитов (ушел за 301,3 тыс. долларов).

Что касается изделий фирмы Фаберже, то здесь лидировал Sotheby’s. На торги были выставлены императорские подарки, принадлежавшие принцессе Тире Датской.

Как и ожидалось, самым дорогим лотом стала рамка для фотографии в форме сердца, украшенная жемчугом и эмалями, — цена достигла 229,3 тыс. долларов, втрое превысив эстимейт (60—80 тыс. долларов).

Столь же азартная борьба развернулась и за другой топ-лот — настольный звонок из эмали лавандового цвета, проданный за 133,3 тыс. долларов при эстимейте 40—60 тыс. долларов.