Неудивительно, что в ходе симпозиума меня много раз просили высказать свое мнение о состоянии рынка бриллиантов в настоящее время. Я отвечал, что, как и человек, который страдает от гриппа, рынок все еще слаб, но мы рады видеть, что он выздоравливает, хотя и медленно.

Представляется ясным, что алмазная промышленность в течение прошедшего года восстанавливалась после начала финансового кризиса в октябре 2008 года. Находится ли сейчас рынок в устойчивом положении или об этом пока еще слишком рано судить? Это вопрос, который интересует всех нас. Пациент выздоравливает, но все еще болен. В целом промышленность еще не восстановилась, но она делает шаги вперед, что представляется важным и ободряющим моментом.

Что касается ожиданий и будущего состояния рынка, то следует сказать, что увеличились торговые обороты. Наблюдается определенное восстановление, но полностью мы все еще не восстановились. Некоторые говорят, что они вышли на уровень в 50 процентов от их предыдущего масштаба деятельности, в то время как другие утверждают, что они вышли на 80 процентов. Некоторые сетуют, что не могут найти товаров, в которых они нуждаются для своей деятельности, особенно в более малоразмерных диапазонах.

На Антверпенском алмазном симпозиуме выражалось беспокойство, что алмазное сырье стало очень быстро расти в цене, в то время как цены на бриллианты увеличивались намного медленнее. Многие высказывали предположение, что некоторые производители бриллиантов покупают слишком много сырых алмазов, в то время как спрос на бриллианты недостаточно высок, в связи с чем может получиться так, что они останутся со слишком большим количеством товара на руках при отсутствии покупателей.

Мне представляется ясным, что отчасти увеличение закупок алмазного сырья можно объяснить тем фактом, что производители бриллиантов возобновляют свое производство, которое они резко сократили, оставаясь на этом уровне в течение нескольких месяцев. Будучи производителем, Вы должны предвидеть рынок, и это означает, что на рынок понемногу возвращается уверенность.

Другой проблемой, поднятой на симпозиуме, была продажа алмазов на тендерах, что критиковалось многими диамантерами, включая Хаима Плужника (Chaim Pluzcenik). Они утверждали, что эта система продажи сырья наносит ущерб рынку, толкая цены вверх. Я полагаю, что в краткосрочной перспективе Хаим Плужник прав – тендеры имеют тенденцию повышать цены. С другой стороны, вследствие того, что число дилеров-сырьевиков уменьшилось, это дает возможность компаниям, которые не являются сайтхолдерами, получить доступ к товарам, а это тоже важно. В конечном счете, кажется ясным, что люди, которые заплатили за сырые алмазы слишком много, не будут в состоянии поддерживать эту ценовую политику, поскольку цены придут в соответствие с рентабельностью. Она выровняет цены.

Что касается финансов в алмазной промышленности, то банки заслужили много похвальных отзывов за их ответственные шаги в деле продолжения кредитования компаний, что позволило многим алмазным фирмам сохранить работоспособность. Я полагаю что действия, предпринятые банками, были очень ответственными, и это прекрасный пример того, как банки должны работать со своими клиентами. Поддержка в трудные времена является существенной в каждом секторе, но не всегда оказывается, как мне об этом рассказали некоторые мои друзья из других секторов промышленности. Поэтому мы благодарны нашим банкам, поскольку они глубоко понимают алмазный сектор, и не ищут краткосрочных выгод, а скорее рассчитывают на долгосрочные. Я также подчеркнул бы тот факт, что на антверпенский рынок пришел новый банк и заявил, что намерен здесь остаться, несмотря на трудные времена.

Столь же ответственными были и действия производителей алмазного сырья, которые резко сократили производство в начале этого года, чтобы предотвратить затопление рынка сырьем. Должны ли они теперь увеличить поставки продукции на рынок в соответствии с повышающимся спросом - трудный вопрос. Я нахожу нормальным то, что производители сократили свое производство. В конце концов, вовсе не в их интересах затоваривать рынок, что привело бы к обвалу цен.

Это было продемонстрировано в других областях производства, таких, например, как нефтедобывающая промышленность. Я считаю, что объем производства всегда должен соответствовать спросу. Однако точно так же, как с изготовителями бриллиантов, очень трудно предсказать уровень спроса в будущем.

Глядя на состояние некоторых рынков, особенно на зарождающиеся рынки (по сравнению с Соединенными Штатами), мы видим, что в Китае и Индии заметно увеличение спроса на бриллиантовые драгоценности. Хотя это и внушает оптимизм, неоднократно вставал вопрос о том, могут ли они восполнить спад спроса в Соединенных Штатах. Я не думаю, что зарождающиеся рынки могут заменить самый важный в мире рынок. На ум приходит пример Японии. В 80-е годы прошлого века там наблюдался бум, но сейчас спрос там на очень низком уровне. Что касается Соединенных Штатов, я полагаю, что после серьезного спада в экономике должно пройти некоторое время, прежде чем мы увидим некоторое улучшение.

Кроме того, появляется много сообщений о том, что называют «новой нормальной реальностью» - это новая экономическая система, регистрирующая большое изменение в поведении потребителей. Сила и глубина спада означают, что даже люди, которые не потеряли своих рабочих мест и своего жилья, хотят тратить меньше, чем они это делали раньше. Они стремятся сберегать больше денег от своих заработков и ищут менее дорогие варианты, делая покупки. Все еще слишком рано говорить о том, повлияет ли это и каким образом на индустрию производства ювелирных изделий с бриллиантами, но это вызывает беспокойство.

Критическая проблема, которую алмазная промышленность должна решить, состоит в том, как она подает себя на рынке. Больше всего меня беспокоит отсутствие видовой рекламы бриллиантов в целом, особенно в молодежном секторе. На молодежь эта реклама не нацелена, но молодые люди будут или должны быть нашими клиентами в течение следующего десятилетия. Производители знают об этом. Они заняты, создавая орган, который возьмет на себя задачу продвижения на рынке бриллиантов как вида товаров. Я не знаю, почему АЛРОСА пока не присоединилась к этому, но полагаю, что присоединится.

Я надеюсь, что будет создан независимый орган, в котором ни один производитель не будет иметь положения, позволяющего вести политические игры, наносящие вред работе этого органа. После своего создания эта организация должна будет назначить крупную рекламную фирму, у которой будет единственная цель – продвигать на рынке бриллианты как вид товара, улучшая на них спрос. Каждый производитель должен вносить в это дело определенный процент от своего оборота, как это делает Платиновая гильдия. Я надеюсь, что на создание такой организации не уйдет еще один год, поскольку нам действительно необходим такой маркетинговый инструмент.

На алмазном симпозиуме в Антверпене я председательствовал на заседании экспертной группы по бриллиантам. В ходе обсуждения выделились несколько проблем, и одна из них касалась вопроса о том, не слишком ли много людей и компаний вовлечены в данный бизнес. Я ответил, что это зависит от дистрибуции товаров. Существует два подхода к дистрибуции товаров. Один из них включает в себя посредников и их надбавки к цене, а другой - то, что мы назвали «прямой дистрибуцией».

В первом случае необходимо столько людей, сколько возникает каналов сбыта. В такой дистрибуторской цепи важно каждое звено, и прочность всей цепи зависит от прочности ее слабейшего звена. Поэтому важно быть уверенным в том, что каждое звено поддерживается всей цепью.

Прямой подход - более опасный. В других отраслях экономики он не принес ожидавшихся результатов. Компания IBM, например, была «номером один» в своей отрасли в 60-е годы прошлого столетия. Они решили в 80-х годах пойти, по их словам, «от изготовителя к потребителю». Это оказалось провалом, и они, потеряв контроль над рынком, чуть не обанкротились. После этого компания вернулась к традиционной системе дистрибуции через дилеров и снова завоевала лидирующее положение.

Я полагаю, что обе системы будут сосуществовать и очень важно, чтобы обе системы работали вместе, а не друг против друга. Это оптимизирует продажу товаров и позволит охватить настолько широкий круг клиентов, насколько это возможно. И я все еще верю в традиционные магазины, куда ходили наши родители, особенно в маленьких городах.