SOKOLOV SOKOLOV
Клады Карла Фаберже: исчезнувшие в революцию сокровища начали загадочно находиться

Клады Карла Фаберже: исчезнувшие в революцию сокровища начали загадочно находиться

Где-то в российской земле, а может, в стене, лежат жестяные коробки с драгоценными изделиями Фаберже. Клады и тайны ювелира до сих пор не дают публике покоя. А на аукционах загадочно всплывают вещи легендарной фирмы, которые, казалось, бесследно исчезли в вихре революции. Вспомним о расцвете и падении дома Фаберже и поговорим о том, что случилось с его шедеврами, сколько сегодня подделок курсирует на рынке и, наконец, при чем тут Эрмитаж.

Эту фамилию знают во всем мире: говорят Фаберже – подразумевают русский ювелирный бренд. Он так же стойко ассоциируется с Россией, как матрешка или балалайка. Искусные работы фирмы, созданные в конце ХIХ – начале XX века, исправно продаются на аукционах и бьют рекорды. Да и современные вещи под маркой Фаберже из разряда люкс стоят недешево.

Однако на самом деле сегодня фирма принадлежит южноафриканскому миллиардеру, а наследники знаменитой династии не получают ничего от продаж...

Как скромное дело, основанное в 1842 году сыном столярных дел мастера Густавом Фаберже, превратилось в мировой бренд? Как его наследнику Карлу удалось превратить небольшую лавку в богатейшую корпорацию, имевшую филиалы в Москве, Одессе, Киеве и Лондоне и стать ювелиром императорского двора? Давайте обо всем по порядку.

30 мая 1846 года. В семье ювелира Густава Фаберже появляется первенец – его нарекают Карлом. В крови мальчика намешана разная кровь: предки семьи Фаберже – французские гугеноты, вынужденно бежавшие в Германию, а после переехавшие в портовый город Пернов (нем. – Пернау), который тогда был частью Российской Империи (ныне — главный курорт Эстонии).

Мать Карла – Шарлотта Юнгштедт, дочь датчанина и итальянки. Сам же Карл Фаберже всегда будет считать себя россиянином –— человеком русской культуры.

Густав и Шарлотта женятся в 1842 году в Пернау, в тот же год Фаберже открывает маленький ювелирный магазин. К тому моменту Густав, уехавший в Петербург еще подростком, успел пройти обучение у ювелира Андреаса Фердинанда Шпигеля, затем работал помощником другого маститого ювелира Иоганна Кейбеля. Дела пошли в гору.

Что помогает Фаберже-старшему делать первые шаги? Не только хорошие три мастера, но и бойкое место — в двух шагах от Невского. Поначалу магазин с мастерской размещается на углу Большой Морской и Кирпичного переулка, а в 1857-м переезжает в новое здание, построенное напротив старого магазина Фаберже для титулярного советника, кассира императорских театров Григория Ивановича Руадзе.

В Доме Руадзе располагается большой зал, где проходят концерты, спектакли и литературно-художественные вечера. Здесь собирается знать. Устраивают вечера и известные литераторы —– Александр Дружинин, Николай Некрасов, Михаил Салтыков-Щедрин, Иван Тургенев, Алексей Толстой. 14 февраля 1860 года именно здесь ставится комедию Гоголя «Ревизор», запрещённую к постановке на государственной сцене, а в спектакле играют не актёры, а литераторы. Локация во всех отношениях удачная. 

Фаберже-отец — дальновидный бизнесмен, он вкладывает все силы, чтобы дать Карлу соответствующие навыки и образование. И отдает мальчика в училище Святой Анны, где обучаются немецкие поселенцы. Но на середине третьего года обучения его петербургское образование прерывается… В чем дело?

Январь 1860-го. Что заставляет Густава Фаберже оставить бизнес на подчиненных и спешно увезти семью в Дрезден? Быть может, причиной стали революционные настроения. В стране нарастает недовольство – тут и там вспыхивают крестьянские и студенческие бунты. В итоге 19 февраля 1861 года Александр II подпишет Манифест об отмене крепостного права, но Густав и Шарлотта в этот момент будут уже в Германии. Там, в 1862-м, у них родится второй сын — Агафон. 

А старшего, Карла, отправят учиться торговому и ювелирному делу. Для начала в Торговую школу Дрездена, потом – во Франкфурт-на-Майне (обучаться мастерству у ювелира Фридмана). Дальнейшие образовательный маршруты Карла — Италия (во Флоренции знакомится с музейными коллекциями), Англия (в Шеффилде стажируется в центр английского серебряного производства) и Франция (помогает в ювелирной фирме Шлосса). Что ж, можно взять в руке дело отца? Не все сразу: Карл всю жизнь будет учиться — совершенству нет предела, уверен он.

Хитрый ход Карла

1865 год. Карлу 19. Он возвращается в Россию и его обучение продолжается. Его наставник — Хискиас Пендин, золотых и серебряных дел мастер, с 1848 года работающий у Густава Фаберже, управляет компанией, пока владелец фирмы находится в Дрездене. К началу 1870-х фирма заметно расширяется. А в 1866-м Густав Фаберже продает несколько бриллиантов Императорскому двору. Но пока это все еще средняя фирма и до широкой популярности еще далеко. И именно в этот момент Карл делает хитрый шаг, который приведет его к триумфу. Какой?

Он предлагает Эрмитажу безвозмездно реставрировать ювелирные изделия из собрания музея. В музее, который стал публичным всего за 20 лет до того, сначала встречают предложение с недоумением, но потом принимают бесплатные услуги Фаберже. Он тщательно изучает работы старых мастеров. Опыт, полученный в работе с коллекцией Эрмитажа, сыграет важную роль в формировании стиля бренда: он подсмотрит разные технические приемы, ставшие фирменными. Например, гильоше — прозрачная цветная эмаль, нанесенная на металлический, золотой или серебряный фон с геометрическим рисунком. К концу ХIХ века появились станки, позволяющие воспроизводить орнаменты для эмали-гильоше, и техника, изобретенная во Франции более 200 лет назад, снова вошла в моду. Во многом с подачи Фаберже.

«Брал молоток и разбивал изделия с изъяном»  

8 ноября 1872 года. Карл выгодно женится. Удачная свадьба — залог успеха и процветания, поэтому Фаберже выбирает правильную невесту. Его избранница — Августа Якобс, дочь придворного столярного мастера Царского села Готтлиба Филипповича Якобса. После этого Густав Фаберже окончательно передает дела сыну. С помощью связей и капитала супруги Карл приумножает производство. Он собирает  лучших мастеров, берет в ученики Михаила Перхина, который станет одним из ведущих ювелиров и создателем многих легендарных Пасхальных яиц.

Мастера фирмы начинают создавать парафразы на изящные вещицы разных эпох — от ренессанса до барокко и рококо. Из какого бы материала ни делались украшения — будь то золото или серебро (ему отдавалось предпочтение), бриллианты или камень (чаще использовались бледно-зеленый халцедон, зеленоватый нефрит и агат), — главным для Фаберже оставалось изящество, легкость и виртуозность исполнения.

Говорят, если Карл видел какой-то изъян изделия, он тут же брал молоток и разбивал его. Он задает высочайшую планку качества. «Меня мало интересует вещь, если ее цена только в том, что насажено много бриллиантов или жемчугов», — скажет он много лет спустя. Французское изящество, русская смекалка и немецкая точность — вот, что будет отличать творения Фаберже от конкурентов.

Ставка на скифское золото

20 мая 1882 года. В Москве открывается Всероссийская художественно-промышленная выставка, ставшая звездным часом Фаберже. Сотни павильонов на Ходынском поле занимают 30 га. Впервые организован художественный павильон достижений Российской империи в области живописи, скульптуры, архитектуры.

Среди мастеров свои работы показывает и Фаберже. Изделия обращают на себя внимание прессы и царских особ. Здесь Карл представляет искусную коллекцию точных реплик «золота скифов», найденного в Крыму в 1830-х годах и привезенного в Эрмитаж.Занимаясь реставрацией археологических находок, он детально изучил изделия и теперь сделал копии. Самую известную реплику сегодня можно найти в петербургском Музея Фаберже – браслет с львиными головами выполнил один из ведущих ювелиров фирмы Эрик Коллин.

Серия «Керченские древности» имеет оглушительный успех. Но публике нравятся и другие работы мастеров фирмы Фаберже. Итог — золотая медаль выставки, императрица Мария Федоровна покупает пару запонок с изображением цикад. После этого императорские особы становятся постоянными клиентами фирмы, а в 1885-м Александр III заказывает у Фаберже первое Пасхальное яйцо, которое принесет бренду мировую славу.

1 мая 1885 года. День триумфа Карла Фаберже – глава ювелирной фирмы получает звание поставщика его императорского величества с правом иметь на вывеске императорский герб. Согласно положению, теперь он должен поставлять Двору продукции собственного изготовления не менее чем 8 лет подряд. Но будет делать это вплоть до заката династии Романовых.

Триумф случился после того, как царь Александр III на Пасху преподнес Марии Федоровне пасхальное яйцо с сюрпризом работы самого Карла. «Курочка», первое яйцо в серии, после него фирма сделает еще 51 яйцо для императорской семьи. Но первое — самое важное, его еще называют «скандинавским за подчеркнутый аскетизм формы и сложное содержание.

Что же оно из себя представляло и в чем был сюрприз? Изготовлено из золота, покрытого слоем матовой эмали,  напоминающей натуральную яичную скорлупу. Длина яйца — 64 мм., а внутри сюрприз — желток, выполненный из матового золота. Дальше – как в сказке про Кощея Бессмертного – много шифров и слоев. Внутри желтка — золотая курочка, чье изящное оперение напоминает оперение «Павлина» — знаменитых механических часов, которые и сегодня входят в постоянную экспозицию Эрмитажа.  Князь Григорий Потемкин в свое время купил их для императрицы Екатерины в 1777-ом. У этого британского шедевра механика Джеймса Кокса и ювелирного мастера Фредерика Юри фантастический механизм – заводится каждую среду в 20:00 и до сих пор работает идеально. 

Фаберже был настолько восхищен английским изделием, что в 1897 году он даже обратится в министерство Двора с прошением вскрыть и изучить механизм. По итогам исследования его мастера создадут серию механических Пасхальных яиц, которые станут самыми известными творения фирмы Фаберже, и спустя сто лет будут стоить миллионы… Но это все будет потом, а пока вдохновленный эрмитажной коллекцией, скромный по характеру, но амбициозный Карл Густавович Фаберже только вступает в эпоху величия. 

 Несколько десятилетий его империя будет набирать силу и богатство и в итоге станет мировым брендом. Получит Гран-при в Париже — на Всемирной выставке 1900-го, а его владелец — звание «Придворного Ювелира». Самые богатые люди планеты будут мечтать об изделиях под маркой Фаберже. Иметь  работу Фаберже станет признаком хорошего тона, изысканного вкуса и высокого статуса. Карл будет выбирать клиентов, а не они его.  Делать исключения - для магната Нобеля, семьи Ротшильдов или балерины Ксешинской. Но только иногда. 

А 1 мая 1885 года станет началом великой эпохи под маркой Фаберже, которая была в зените славы и признания три десятка лет, а потом пала в одночасье — под натиском революции…

Тайна саквояжа и другие приключения после революции

Империя Фаберже росла, несколько десятилетий занимая лидирующие позиции на мировой арене ювелирного искусства, а рухнула в мгновение. Как это случилось? И что осталось после краха ювелирной империи? Что стало с ее королем – Карлом Фаберже и его наследниками? Кто и как прибрал бренд к своим рукам? И почему сегодня так сложно отличить подлинного Фаберже от фальшивок?

1918 год. Фаберже решает отдать свой дом на Большой Морской, где находились магазин, мастерские и квартиры хозяев, в пользование швейцарской миссии (в доме поселился посол Швейцарии), надеясь, что он будет под защитой дипломатического иммунитета и его не разграбят.

Денег за аренду ювелир со швейцарцев не взял, но поставил условие: на хранении в доме останутся ценности фирмы. В здании на Большой Морской был оборудован уникальный сейф - он был защищен током и поднимался на ночь на уровень второго этажа.

Согласно указу от весны 1918- го о защите собственности иностранных граждан, дом не должны были тронуть. В дни революции многие клиенты фирмы передают Фаберже на хранение свои ценности, среди них – та же Матильда Кшесинская. Главные драгоценности Фаберже кладет в один из семи оставленных им на Большой Морской саквояжей и чемоданов. Среди предметов, список которых занял 20 страниц - украшенные бриллиантами, изумрудами и сапфирами портсигары, серьги с огромными бриллиантами, броши, фермуары...

Согласно фиктивной расписке, там находятся богатства на сумму 100 000 руб, на самом же деле стоят они в 16 раз больше. По сегодняшнему курсу — это сотни миллионов рублей, а может, и миллиард...

Конец октября. Ночь. На улицах Петрограда бушует красный террор – грабеж и убийства средь бела дня становятся нормой. Живущий в доме Фаберже посол Швейцарии Одье узнает, что на миссию якобы готовится налет. И распоряжается перевезти ценности в посольство Норвегии.

Там саквояжи Фаберже оставляют под охраной пары швейцарских студентов. Первая ночь проходит спокойно, а вот на вторую случается ограбление. Студенты-охранники (странное дело) оказываются мертвецки пьяны. К посольству Норвегии на Мойке, 42, подкатывают пролетки с неизвестными и увозят все ценности.

Кто были эти налетчики - до сих пор не понятно. Дали объявление о розыске в газетах, но на него откликнулся лишь один очевидец, который видел подозрительных молодых людей с чемоданами, садящихся на поезд в Москву.

За месяц до того, в сентябре 1918-го, Карл Фаберже бежит из России. Один из богатейших людей империи прикидывается курьером и берет с собой только смену белья. Вся его империя, все богатства, дома и дачи остаются в раздираемой революцией и гражданской войной, стране. Для него это уже не так важно. Его волнует другое — он лишился дела, которым занимался днями и ночами, сколько себя помнил...

Большая часть драгоценностей оставалась в России. В пресловутом сейфе на Большой Морской, по одной из версий, хранились два замечательных пасхальных яйца, которые заказал ювелиру император Николай II в подарок жене и матери. Одно заключало в себе механического слоника, другое было украшено хрустальными облаками с серебряными херувимами и стеклянной сферой с созвездием Льва (знак цесаревича Алексея).

Первое яйцо якобы было реквизировано чекистами и бесследно исчезло. Второе, считали некоторые искусствоведы, "расчленили" те же чекисты-мародеры. Однако его части - стеклянная сфера и хрустальные облака - нашлись в Минералогическом музее Ферсмана, где хранилось с 1921 года - туда, как  выяснилось, его передал сын Фаберже Агафон, который согласился работать экспертом по оценке реквизированных ценностей в Гохране.

Конечно, семья Фаберже была не настолько наивна, чтобы оставлять все сокровища в одном месте. У старшего сына Карла, Евгения, имелся зашифрованный список с именами людей, которым оставляли на хранение драгоценные пакеты или мест, где спрятали ценности. «Алстиф–21» – так, например, была обозначена Александровская тифозная больница, где работал один из родственников семьи. Всего пакеты распределили по тридцати адресам.

Кроме Петербурга, ювелирные изделия фирмы спрятали и в Москве, где у Фаберже было отделение. Помогал в этом деле присяжный поверенный Аверкиев. Он впоследствии устроился юрисконсультом Металлотреста, но был арестован в 1929 году и погиб в заключении. В самом начале девяностых дом на Солянке, где жил Аверкиев, сносили - под подоконником рабочие нашли тайник, а в нем две коробочки с золотыми-бриллиантовыми украшениями от Фаберже. Советское государство оценило находку в 360 000 рублей (хорошей зарплатой тогда считались 300 рублей в месяц)...

Из своего шифрованного списка Евгений Фаберже в конце концов вычеркнул 16 пунктов. Что-то нашли чекисты, что-то украли, что-то пропало. А что-то, вероятно, до сих пор так и осталось спрятанным-перепрятанным. Вернуть Фаберже удалось лишь несколько пакетов, которые доставили за границу доверенные люди.

А на зарубежных аукционах в разные годы периодически всплывали исчезнувшие в революционном вихре вещи. В 1995 году на Сотбис продавали папиросник с сапфировой застежкой. Потомки Фаберже по сохранившимся описям опознали в нем вещь, бывшую в украденном из норвежского посольства саквояже! Но кто выставил папиросник на торги - осталось тайной.

Бриллианты зарыты под голубятней

24 сентября 1920 года. Сердце. Оно не хочет больше биться. «Жизни больше нет», — часто повторяет Карл, находясь в эмиграции в Лозанне. Сентябрьским утром знаменитый ювелир выкуривает половину сигары и умирает.

Он оставляет завещание, согласно которому разделяет наследство, от которого, по сути, ничего не осталось, между многочисленными детьми и внуками. Только одного вычеркивает из завещания — сына Агафона, которого назвал в честь своего младшего брата, талантливого ювелира. Агафон, второй сын Карла Фаберже, — одаренный юноша вошёл в управление фирмой за несколько лет до революции. Все шло хорошо, пока однажды Агафона не обвинят в растрате. Отец поверит чужим людям и не простит сына.

Только спустя годы после смерти Фаберже-старшего выяснится, что деньги украл главный бухгалтер фирмы Отто Бауэр. Бывшая жена Бауэра в 1927-м в письме к одному из сыновей Карла — Евгению  расскажет об этом и еще одном обмане. 

Было это так. Главбух должен был вывезти из России пакет с драгоценностями, один из спрятанных, и передать его детям начальника. Однако, оказавшись в Латвии в 1923 году, Бауэр сообщил Фаберже-младшим, что все у него отобрали чекисты. Но на самом деле ему удалось вывезти жемчуг и бриллианты в каблуках башмаков!

На вырученные с продажи ценностей деньги он купит огромную усадьбу Мудупи в Латвии. Узнав об обмане, Фаберже обратятся к латвийским властям, и Бауэр вернет некоторые сохраненные им драгоценности. 

Но, говорят, далеко не все. На смертном одре, в 1936-м, Бауэр передаст своей сестре Элизабет Трой коробочку с драгоценностями и скажет, что остальные бриллианты спрятаны в Мудупи — зарыты под голубятней. Клад Бауэра потом будут искать  немецкие и советские спецслужбы, а также  любители приключений — но так ничего и не найдут.

Драгоценные марки

Карл всего этого не узнает, для него Агафон навсегда останется виновен в предательстве семьи. И, быть может, этот крест для него был тяжелее, чем утрата дела. Меж тем, судьбы Карла и Агафона во многом схожи. Оба искусно владеют ювелирным мастерством и менеджерским чутьем. И у обоих происходит романы на стороне, которые во многом круто меняют их жизнь. Оба выгодно женаты — избранницей Агафона становится дочь рижского купца Лидия Трейберг, которая родила ему пятерых детей.

Но отец и сын потеряют головы от любви на стороне: Карл в возрасте 56 лет встречает 21-летную певицу кабаре Иоанну-Амалию Крибель, и не может больше думать ни о чем. Однако развестись так и не решился. Агафон влюбляется в няню своих детей Марию Борзову.

В 1918-м, переправив семью в Европу, он начинает жить с ней, у них рождается сын Олег. Агафон не сразу сможет бежать из Петербурга, но после двух отсидок, в 1927-м, ему все-таки удастся вырваться — бежит он по льду Финского залива вместе со второй семьей…

Он возьмет с собой коллекцию марок, разделит на две части и продаст одну из них. На вырученные деньги купит большой особняк в пригороде Хельсинки на острове Бренд, перестроит его в роскошную виллу с бассейном и теннисным кортом, станет жить безбедно.

Когда деньги кончатся, начнет распродавать оставшиеся ценности, но все потеряет. Его обманет собственный адвокат, как некогда его отца обманул его бухгалтер. Лучшую часть марочной коллекции он заложит в английский банк, чтобы расплатиться с долгами, а потом так и не сможет выкупить марки. Агафон Карлович умрет в 1951 году в скромной квартирке, в бедности, а с его долгами придется расплачиваться его сыну Олегу. 

Хаммер и Рубин

1937 год. После революции в СССР потомки Фаберже разлетятся по разным странам. Многие пытаются возродить дело Карла Фаберже, но безуспешно. Так, его сыновья Евгений и Александр регистрируют в Париже компанию Fabergé & Cie и открывают небольшую мастерскую, где чинят старинные изделия и делают новые по старым эскизам. Вместе с ними работают мастера отцовской фирмы и сын Агафона Фаберже от первого брака — Федор. Но бизнес так и остается локальным, а в 1960-м, после смерти Евгения, компания закроется.

Однако бренд все же появляется вновь на мировом рынке — только владеть им будет человек, не имеющий никакого отношения к династии. Его имя — Самуэль Рубин. Его семья Рубина оставила Россию еще в 1905-м. Сэм — представитель второго поколения эмигрантов из Российской империи — быстро смекнет, что можно делать деньги на русской марке. В 1937-м 23-летний Рубин основывает компанию Fabergé Inc. — без спроса наследников династии. А идейку с названием ему подкинет никто иной как Арманд Хаммер — фигура во многих смыслах для России примечательная.

В 1920-х доктор, ни дня не проработавший по специальности, успешно делает деньги на сухом законе, продавая крепленую микстуру в аптеках, доставшихся ему от отца.

Потом коммунист Хаммер наладит поставку медикаментов в СССР, а из советской России он будет переправлять в США русские меха, икру и зерно. Еще и женится удачно — и в придачу к женушке дворянcкого происхождения ему достанется шикарный особняк в центре Москвы и с прислугой. Хаммер станет доверенным лицом Ленина. Говорят, что он делал ставку на Троцкого, но в то же время считается, что именно через Хаммера оплачивались услуги агентов, убившего Троцкого в Мексике… Впрочем, нас интересует другая страница жизни дельца.

В 1930-х именно через него на Запад утекают драгоценности и предметы искусства, среди которых и знаменитые пасхальные яйца Фаберже. Вместе с подлинными изделиями он продает и подделки с настоящими клеймами Фаберже. Подлинные клейма мастеров фирмы передает Хаммеру тогдашний нарком торговли Анастас Микоян, и тот налаживает массовое производство фальшивок, которые показывает на выставках «Сокровища Романовых», прежде чем продать. Эксперты не без грусти шутят насчет проданных Хаммером «Фаберже»: на один сомнительный подлинник приходилось десять несомненных подделок.

1951 год. Случайно узнав о деятельности Рубина в 1945-м, наследники Фаберже решают бороться за бренд. Тяжбы длится шесть лет. В итоге в 1951-м Рубин отдает наследникам династии лишь 25 000 долларов за использование бренда — и то исключительно для парфюмерии. В общем, Фаберже остаются не у дел, а Рубин продолжает выпускать не только парфюмерию, но и ювелирные изделия. Более того — он продает лицензии на производство продукции под маркой Fabergé третьим лицам. А одна из дочерних компаний фирмы Lever Fabergé Limited выпускает товары бытовой химии для туалета, кухни, ванной, стиральных машин и очистки засоренных труб. Ершики под брендом Фаберже — с ума сойти!!!

И все же компания Сэма Рубина — это официально зарегистрированный товарный знак. В это же время в мире ходят сотни и тысячи поддельных Фаберже разного уровня исполнения.

Позже Рубин продаст компанию за 26 миллионов долларов. Потом она еще не раз поменяет владельцев, а цена будет только расти. Сейчас бренд Faberge принадлежит компании Gemfields, которая специализируется на добыче, обработке и продаже цветных драгоценных камней. Сделка свершится в 2012-м году – бренд уйдет за 142 млн. долларов. Ныне держатель контрольного пакета акций компании — южноафриканский бизнесмен Кристоффель Ф. Хендрик Визе.

Миша Монастырский и подделки

1973 год. Антикварный мир обсуждает громкое уголовное дело в Ленинграде. На скамье подсудимых — Михаил Монастырский. В криминальную историю он войдет под кличкой «Миша-миллионер» или «Монастырь», а также «Моня» — так будут называть лидера тамбовской группировки позже — уже в 1990-2000-х. В антикварных кругах его будут знать как короля «лже-Фаберже». Благодаря ему слово «фальшберже» станет отдельным понятием и даже целым направлением искусства подделок.

Миша Монастырский, приехав в город на Неве в 19 лет и не имея профильного образования, умудряется устроиться реставратором в Эрмитаж. Там-то и поймет, как сколотить состояние на Фаберже. Тогда подделки и клеймение под «Фаберже» —– уже довольно распространённое дело. Но Миша-Фаберже ставит производство фальшивок на поток, притом довольно искусно — в смысле качества товара и организации процесса. Он нанимает мастеров на крупнейшей в СССР ленинградской фабрике «Русские самоцветы», а те даже не подозревают, что на их работы потом ставят клейма Фаберже. С его легкой руки «фальшберже» поставляются как за границу, так и в фонды крупнейших отечественных музеев. Некоторые подделки попадают даже в Эрмитаж и Музеи Кремля и выставляются там более 10 лет, пока Монастырский не признает вины и не укажет пальцем на конкретные предметы. Всего на его счету четыре судимости и 20 лет суммарного срока отсидки.

После перестройки Миша-миллионер пойдет в депутаты, и этот статус, дающий неприкосновенность, не раз спасет его от тюрьмы. На подделке и контрабанде ценностей он заработает миллионы.

Лишившись депутатского иммунитета, переберется в Швейцарию, а потом в Испанию. На родине его будут подозревать в убийстве своего помощника. Он умрет за границей состоятельным человеком, по официальной версии причиной смерти в 2003 году станет автокатастрофа. Кстати, до сих пор неизвестно, сколько «фальшберже» с его подачи сейчас находится в разных музейных фондах и частных коллекциях. Многие из них действительно выполнены на высоком уровне и имеют свою ценность, только вот Фаберже здесь не при чем.

Фальшберже лихих девяностых

Конец 1990-х. Популярность Фаберже – невероятная. На арт-рынке бум на изделия, в музеях проходят выставки работ мастеров Фаберже. На одна из них - в Эрмитаже -  есть отдельный раздел  «Фальшберже». О масштабах подделок не только говорят, но и  показывают, называют имена фальсификаторов, о которых прежде знали только в профессиональных кругах. Например — Наума Николаевского и Василия Коноваленко. 

Пасхальное яйцо их работы, конфискованное таможней у африканских дипломатов, было определено специалистами Музеев Кремля как подделка и до сих пор находится там в коллекции. Оба были искусным мастерами, в 1960-80-х годах входили в «группу Зингера», которая производила «фальшберже». К тому же, недобросовестные антиквары часто выдают за «старого Фаберже» работы потомков ювелирной династии, созданные намного позже, в эмиграции. Например, Федора Фаберже (сына Агафона от первого брака), который работал вместе с родными дядями в Париже в 1950-х годах. Он клеймил свои изделия пуансоном «Ф» и клеймом «Фаберже», а мошенники потом стирали персональное клеймо Федора.

Надо сказать, что подделки на Фаберже начали появляться еще задолго до краха его империи, и каждое новое десятилетие приносило новую волну фальсификаций. Так, в конце 80-х подпольная группа работала в Нью-Йорке, где трудились советские мастера-эмигранты, а в 1990-х – «умельцев» в Германии. А на рубеже XX –XXI на рынок выплыли подделки Фаберже, исполненные украинскими мастерами. Мы вряд ли ошибемся, если предположим, что какой-то ювелир ваяет «фальшберже» прямо сейчас. А какой-то искусствовед пишет текст с провенансом очередного «шедевра» — псевдо-исследований сегодня не меньше, чем подделок.

Война коллекционеров

Несмотря на многочисленные подделки под Фаберже, интерес коллекционеров к бренду не утихает. Новая волна показов Фаберже прокатывается по России в 2020-м. Повод — 100-летие со дня смерти «министра» ювелирного дела Карла Фаберже.

Музеи Кремля, например, в сентябре 2020-го представляют выставку «Карл Фаберже и Федор Рюкерт», где рассказывают историю прежде мало известного талантливого эмальера. А в Эрмитаже — проект «Фаберже — ювелир Императорского двора». Вокруг нее разгорается громкий скандал. Некто Андрей Ружников обвиняет музей в показе «откровенных подделок». В связи с прецедентом начинается проверка экспонатов.

По итогам исследования Эрмитаж заявляет, что предметы имеют «богатую историю бытования» и вещи прошли «многочисленные реставрации, починки, переделки, добавления». Директор музея Михаил Пиотровский дает свое объяснение причин «заезда» на Эрмитаж: «Это борьба конкурентов».

Вот подтверждения этой версии: один из главных поклонников искусства Фаберже – Виктор Вексельберг - в 2004-м совершает беспрецедентную сделку и выкупает коллекцию ювелирных изделий Карла Фаберже у семьи Форбс за 100 млн. долларов (еще до намеченных торгов!) Он годами скупает изделия на разных аукционах и имеет внушительное собрание, большую часть которого теперь можно видеть в Музее Фаберже. 

Некогда Вексельберг пытался купить и бренд Фаберже, чтобы подарить своей жене на Рождество, но что-то пошло не так… Дело обернулось серией судебных разбирательств, и бизнесмен оставил попытки, довольствуясь музеем. Бренд достался компании Gemfields.

Как утверждают исследователи Фаберже, основной конкурент Вексельберга в деле собирательства – Александр Иванов - не раз перебивал ставки соперника на аукционах. Он разбогател в годы перестройки на торговле компьютерами и, получив первые большие деньги, начал собирать Фаберже. У него есть свой Музей Фаберже в немецком Баден-Бадене. Его музей появился еще в 2009, а Вексельберг же открыл свой в 2013-м.

А в 2007-м Иванов выкупает на аукционе «Ротшильдовское яйцо», которое фирма Фаберже сделала для магната в 1902-ом на помолвку Эдуарда Ротшильда с Жерменой Хальфен. Яйцо обошлось Иванову в 18,5 миллионов.

В 2014-м он передает его в дар Эрмитажу – словно в ответ на открытие музея Вексельберга. На 250-летие музея ценный подарок вручает Михаилу Пиотровскому президент Владимир Путин. Сильный ход.

А вот теперь, похоже, мы наблюдаем новый виток соперничества. Ружников, который помогает (в качестве посредника) Вексельбергу покупать на аукционах изделия Фаберже, продолжает публиковать письма с нападками на Пиотровского. Причем, на том же сайте где он продает изделия Фаберже… Может, их тоже не помешает проверить? Как и обе коллекции поклонников Фаберже – возможно, и в них найдутся условные «шедевры»…

Вместо послесловия

Конечно, для нас, россиян, Карл Фаберже (вернее бренд Фаберже) сегодня является одним из самых ярких символов русской культуры. Понимаю, что в меня полетят камни с разных сторон, но надо отдавать себе отчет, что история Фаберже пришла к тому, с чего начиналась – к качественному повтору.

Некогда Карл Фаберже добился успеха, делая искусные реплики и парафразы выдающихся произведений старых мастеров. Да, для этого требовался большой талант — художника, менеджера и организатора. И все же – империя Фаберже выросла из изящного «перепевания» наследия времен. Теперь его бренд и сам стал предметом копирования. Судьба-колдунья.

роскошь
357

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ:

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий,
зарегистрируйтесь или войдите через соц. сети

Невский-Т Невский-Т
Санкт-Петербург
Производство и продажа ювелирных изделий из серебра 925 пробы. Современный дизайн, высокий стандарт качества, заказ изделий за счет компаний, умеренные цены, индивидуальный подход к каждому клиенту.
Корпорация "L-Silver", (Silver 925) Корпорация "L-Silver", (Silver 925)
Москва
Ювелирные украшения из серебра 925 пробы из Гонконга, Таиланда, стран Европейского Союза и России.
3DCAST 3DCAST
Москва
Надежный партнер для вашего бизнеса!
АВРОС АВРОС
Москва
Производство и продажа ювелирных вставок из драгоценных, полудрагоценных и синтетических камней.
ТБСС, ООО ТБСС, ООО
Москва
Компания ООО «ТБСС» занимает лидирующее положение на российском рынке оказания отечественным и зарубежным предприятиям транспортно-экспедиторских услуг и соответствует высоким требованиям мировых ста…

ПОДПИШИСЬ НА ЮВЕЛИРНЫЙ ВЕСТНИК

Введите имя и адрес электронной почты, чтобы подписаться на рассылку