SOKOLOV SOKOLOV
Адамас
Не время умирать: Время покупать камни

Не время умирать: Время покупать камни

За последнее десятилетие рубины, изумруды и сапфиры растут в цене, опережая даже классические белые бриллианты. Опрошенные «Деньгами» эксперты считают, что, как коронавирус, миллениалы и искусственные алмазы пошатнули одну из самых стабильных и долгосрочных инвестиций и теперь только у цветных драгоценных камней есть иммунитет к финансовым рискам.

Не время умирать

На протяжении всего XX века драгоценности ассоциировались прежде всего с классическими прозрачными природными бриллиантами. Своей репутацией самого прочного актива на финансовых рынках эти камни обязаны не столько финансовым показателям, сколько продуманной PR-кампании, запущенной британской корпорацией De Beers совместно с американским рекламным агентством N.W. Ayer еще в 1938 году. В числе самых ярких примеров отличной работы маркетологов всемирно известная песня «Лучшие друзья девушек — бриллианты», исполненная Мэрилин Монро в фильме «Джентльмены предпочитают блондинок» и седьмая часть эпопеи фильмов про Джеймса Бонда под названием «Бриллианты навсегда» с Шоном Коннери в главной роли. Создатели последней серии бондианы утверждают: «Не время умирать», но в свете последних событий с премьерой решили повременить. Тем временем спустя 80 с лишним лет белые классические бриллианты близки как никогда к тому, чтобы потерять свой статус символа вечности.

Заложники прогресса

В конце 2019 года лидеры алмазной индустрии один за другим отчитывались о снижении прибыли и объемов продаж. По оценкам аналитиков «ВТБ Капитала», за прошлый год продажи АЛРОСА и De Beers, на долю которых приходится половина мирового производства алмазов, упала на 25% и 31% соответственно. Основные причины проблем — снижение спроса в США и Китае, переизбыток сырья и большое количество нераспроданных ювелирных украшений у ритейлеров.

По сути, алмазодобывающие компании стали заложниками развития технологий: технический прогресс позволил им находить камни гораздо чаще, чем раньше, в то время как именно редкость играла ключевую роль в ценообразовании. Кризис перепроизводства вынудил компании пересмотреть собственные стратегии и закрывать целые рудники. Так поступил, например, австралийско-британский концерн Rio Tinto Group, объявивший о ликвидации шахты «Аргайл».

Нынешний год пока лишь усугубил ситуацию. Коронавирус нового типа, неизвестная и пока малоизученная болезнь, создала в обществе тревожные настроения, не способствующие покупкам ювелирных украшений — символов праздника, успеха, уверенности в завтрашнем дне. Введенные в целях предотвращения эпидемии карантинные меры еще сильнее снизили спрос на ювелирные изделия в материковом Китае и Гонконге, на которые приходится около 14% мирового потребления бриллиантов. Эта негативная тенденция привела к дальнейшему сокращению продаж алмазного сырья. Так, De Beers в рамках последнего бизнес-цикла (с 29 января по 3 марта) сократила продажи на 35%, до $355 млн, относительно предыдущего периода.

Утрата интереса к бриллиантам была заметна и до вспышки коронавируса среди основной категории современных потребителей — поколения миллениалов. Во-первых, по данным исследования Pew Research Centre, миллениалы позднее своих родителей вступают в брак: женщины в 27 лет, мужчины — в 29 лет. Во-вторых, далеко не всегда отдают предпочтение бриллиантам. А ведь именно на помолвочные и обручальные кольца у ювелирных компаний традиционно делается ключевая ставка. По статистике, продажи этих товаров составляют почти половину от общего объема реализуемых украшений. «Миллениалы гораздо меньше ориентированы на массовые товары. Они стремятся выделиться и не бояться экспериментировать с дизайном. Кроме того, они, как правило, больше заботятся об устойчивости и этичности производства, поэтому часто выбирают винтажные и антикварные вещи, а не стандартизованные изделия из больших магазинов»,— говорит сооснователь ювелирного магазина Knightsbridge Rocks Кэти Келли.

Усложняет положение и активно развивающийся рынок искусственных бриллиантов, которые уже сегодня можно отличить на глаз от натуральных только благодаря более привлекательной цене. По оценкам аналитиков, уже через пять лет доля искусственно выращенных алмазов в продаже достигнет 20%.

Негативные тренды у бриллиантов ощущаются и на вторичном рынке. Так, по итогам майских торгов в Женеве, бриллиант весом 12,5 карата удалось продать всего за $68 тыс. за карат, что оказалось почти на треть ниже ожидаемой цены. Обратная ситуация складывается на рынке цветных драгоценных камней, к которым относятся рубины, изумруды и сапфиры.

Синий, зеленый, красный

Весной прошлого года ярко-синий Кашмирский сапфир весом 17,43 карата был продан за $945 тыс., почти вдвое превысив свою предварительную оценку. По данным аукционного дома Bonhams, за последнюю декаду этот камень подорожал на 970%.

Самым же дорогим драгоценным камнем на сегодняшний день является рубин. В 2015 году 25,59-каратный Sunrise Ruby был приобретен за рекордные $30 млн, а в 2016 году рубином была достигнута еще одна историческая отметка — $1,2 млн за карат. На втором месте по дороговизне (в пересчете цены за карат) после рубинов стоят изумруды, причем за последние 20 лет цены на эти цветные драгоценные камни выросла в 50 раз. В 2017 году колумбийский 18-каратный изумруд, владельцем которого был Джон Дэвисон Рокфеллер-младший, ушел с молотка за $5,5 млн, установив рекордную цену за карат — $305 тыс.

«Еще в 2000 году стоимость облагороженных нагреванием и неокрашенных натуральных природных бирманских рубинов цвета "голубиная кровь" составляла $5–10 тыс. за карат. Сегодня на месторождениях в деревне Могок в сердце Бирмы в далеких джунглях хороший рубин невозможно купить дешевле, чем за $250–300 тыс. за карат»,— вспоминает владелец ювелирного дома MaximiliaN London Максим Арцинович. То же самое, по его словам, происходит и с колумбийскими изумрудами. Если камень добыт на месторождении Музо (главное месторождение изумрудов в Колумбии), не облагорожен маслом, синтетикой и не подкрашен, имеет натуральный цвет vivid green, сертифицирован в швейцарских геммологических лабораториях SSEF или Gubelin, то его цена будет достигать $80–100 тыс. за карат «В 2000–2005 годах я покупал такие камни в Колумбии на месторождениях по $1–3 тыс.»,— говорит эксперт. Столь высокими ценами цветные драгоценные камни, по его словам, обязаны своей редкостью. «Изумруды, например, встречаются в природе в 20 раз реже алмазов, а кашмирские сапфиры, которых уже не осталось в природе, продаются на аукционах по цене от $200 тыс. до $500 тыс. за карат»,— напоминает Максим Арцинович.

На рост спроса на рубины и изумруды положительным образом повлияли и смена политической ситуации в странах-поставщиках этих камней, и открытие новых месторождений. Бирма, основной источник высококачественных рубинов, на протяжении 13 лет находилась под санкциями США. В 2016 году все запреты были сняты. Открытие горнодобывающей компанией Gemfields в 2009 году двух новых месторождений — рубинового в Мозамбике и изумрудного в Замбии — также положительным образом сказалось на динамике цен и объемах продаж этих камней. За десять лет оборот от продаж на аукционах рубинов и изумрудов превысил $1 млрд. Будучи мировым лидером по добыче и производству цветных драгоценных камней, именно Gemfields сегодня играет особую роль в их популяризации.

Самые дорогие цветные драгоценные камни, проданные на аукционах

Год Камень Цена за карат ($) Цена камня ($ млн) Вес (карат) Описание
2015 Рубин 1 186 809 18,3 15 Бирманский рубин «Багровое пламя» (Crimson Flame) «цвета голубиной крови»
2017 Изумруд 305 516 5,5 18,04 «Изумруд Рокфеллера» (Rockefeller Emerald)
2012 Белый (бесцветный) бриллиант 282 485 21,5 76,02 Алмаз «Эрцгерцог Иосиф» (Archduke Joseph)
2015 Cапфир 242 145 6,7 27,68 Сапфир «Сокровище Кашмира» (Jewel of Kashmir)

Источник: Knight Frank Research.

Не стоит недооценивать и моду. Знаменитости и молодые члены королевских семей, все чаще выбирающие яркие украшения для того, чтобы увековечить важные события своей жизни, задают новые тренды на рынке.«Обручальное кольцо герцогини Кембриджской с темно-синим сапфиром, помолвочное кольцо принцессы Евгении с сапфиром Падпараджа уникального кораллового цвета и тиара, стилизованная под кокошник, с шестью крупными изумрудами и розовыми бриллиантами, аквамариновое кольцо изумрудной огранки Меган Маркл, безусловно, привлекают дополнительное внимание к рубинам, изумрудам и сапфирам»,— отмечает геммолог компании Gemfields Елена Басаглия.

Среди камней-фаворитов эксперты выделяют также бриллианты фантазийных цветов. «Лишь 30% всех добытых алмазов имеют достаточно хорошее качество для использования в ювелирных изделиях, и только один из каждых 10 тыс. добытых алмазов обладает достаточной насыщенностью цвета, чтобы быть отнесенным к элитной категории fancy»,— объясняет руководитель ювелирного подразделения аукционного дома Bonhams Эмили Барбер. В ноябре 2018 года бриллиант розового цвета The Pink Legacy («Розовое достояние») был куплен в Женеве за $50 млн. Данная сумма стала крупнейшей из когда-либо уплачиваемых за бриллиант такого цвета на аукционе: по $ 2,63 млн за карат. «Красные алмазы за десять лет выросли в цене на 1100%. Сейчас они могут торговаться по $2 млн за карат по сравнению с $150-175 тыс. за карат десять лет назад»,— отмечает генеральный директор ювелирной компании Le Vian Эдди Ле Виан. Большая заслуга в этом принадлежит австралийской уже упомянутой выше и недавно закрытой шахте «Аргайл», где добывалось 90% розово-пурпурных драгоценных камней.

Камень на камень не приходится

Бриллиант The Pink Star весом 59,60 карата

Фото: Reuters. Бриллиант The Pink Star весом 59,60 карата

Редкость и уникальность — главные критерии отбора камней, претендующих на позицию хорошего инвестиционного вложения. «Рубины, изумруды, сапфиры и цветные бриллианты должны обладать безупречными природными характеристиками, такими, как цвет, чистота, вес, отсутствие посторонних включений (облака, пузырьки, трещины, «шелк»), внутреннее сверкание, отсутствие всех видов облагораживания, а также быть уникальными в своем классе»,— отмечает Максим Арцинович.

Большое значение для стоимости имеет происхождение камней: бирманские рубины цвета «голубиная кровь», васильковые кашмирские сапфиры, темно-зеленые колумбийские изумруды — вот на чем фокусируются настоящие ценители и коллекционеры.

Другая важная характеристика — уровень термической обработки камней, причем связь здесь обратно пропорциональная. Например, распространенный способ облагораживания сапфиров и рубинов — нагрев. В ходе этой процедуры улучшается цвет камня, удаляются замутнения, спаиваются трещинки, но цена после процесса нагрева резко идет вниз. Ненагретые камни, несмотря на их природные недостатки, стоят в несколько раз дороже обработанных за счет своей уникальности.

Главным способом обработки изумрудов считается промасливание. Несмотря на то что эта процедура делает камни визуально более привлекательными, их ценность также страдает. По данным Sotheby’s, изумруд, принадлежащий к умеренной категории облагораживания, может стоить от $30 тыс. до $40 тыс. за карат. Для сравнения: камень без признаков промасливая будет оценен более чем в $100 тыс. за карат.

Эмили Барбер напоминает, что любой драгоценный камень при продаже должен сопровождаться геммологическими отчетами от лучших международных лабораторий: это Gemmological Institute of America, Gubelin Gem Lab, Swiss Gemmological Institute, GRS Gem Research Swisslab, Hoge Raad voor Diamant (HRD). По сути, для камня это единственный документ, определяющий качество изделия и то, натуральный он или синтетический, облагороженный или нет, указывающий количество включений и проч. Его отсутствие вызовет у профессионалов рынка подозрения и может привести к потере половины стоимости. Дело в том, что разные камни могут быть визуально очень похожи, а включения помогают отличить их друг от друга. В истории есть немало примеров появления «камней-самозванцев».

Так, например, 398-каратный камень рубиново-красного цвета, венчающий Большую корону Российской империи, созданную по заказу Екатерины Великой, изначально считался рубином, но в итоге оказался шпинелью.

Аналогичный случай произошел и с главным камнем, украшающим корону Британской империи,— на поверку 170-каратный «рубин Черного принца» был также признан неограненной красной шпинелью.

Белые против цветных

Основатель и генеральный директор фонда DelGatto Diamond Finance Fund Крис Дель Гатто называет ювелирные изделия лучшей покупкой, которую можно сделать в секторе роскоши. «Это инвестиции, которые вы можете носить в течение 30 лет, без необходимости строить специальные хранилища с особой температурой, как в случае с вином, или без проведения каких-то сложных процедур по сохранению актива в нужном виде и состоянии, как, например, при покупке ретроавтомобилей. Что еще помимо украшений сохраняет свой первозданный вид? У вас есть костюм 1968 года? Я знаю людей, которые покупают бриллианты и рубины, чтобы спрятать их в надежное место на черный день и, если что, взять с собой. Вы же не сможете сделать то же самое со зданием или даже картиной. Инвесторы знают, что в неопределенные времена смогут быстро продать свои драгоценные активы»,— отмечает эксперт.

Однако торопиться с покупками и скупиться на покупку камней эксперты не советуют. «Вы должны быть терпеливы и, самое главное, очень строги в отношении качества камней, которые покупаете, и брать лучшее из той ценовой категории, которую можете себе позволить»,— говорит Эмили Барбер. «Маленький камень высокого качества сохранит большую ценность, чем более крупный камень посредственного качества»,— соглашается Елена Басаглия.

В пользу привлекательности цветных камней в качестве инструмента приумножения капитала против белых бриллиантов говорит и тот факт, что лишь они в периоды кризисов не теряют в стоимости, а растут еще быстрее. В частности, Максим Арцинович сравнивает белые бриллианты с «голубыми фишками» фондового рынка: «Можно найти десятки и сотни белых бриллиантов одного цвета, одной чистоты и одного веса. Они широко доступны на рынке, но исчерпали потенциал своего роста. Отраслевое агентство Rapaport ежедневно публикует онлайн-информацию по ценам на белые бриллианты. Они подвержены тем же системным рискам, что и вся глобальная экономика, растут в цене при благоприятном общем экономическом фоне и падают во времена кризисов. Другое дело — цветные драгоценные камни. Не было хоть сколько-нибудь продолжительного рыночного периода, чтобы они упали в цене. Наоборот, цена ежегодно увеличивалась на 10–15% за последние 40 лет»,— констатирует эксперт.

Впрочем, обладателям белых бриллиантов пока можно не опасаться за свои сбережения. De Beers и другие производители алмазов не намерены сдаваться. Созданная ими ассоциация производителей алмазов (DPA) уже несколько лет развивает новую рекламную концепцию «Подлинное — редко. Подлинное — это бриллиант» (Real is Rare, Real is a Diamond), где бриллиант представлен как символ всего самого чувственного в отношениях. И хотя главным образом данный слоган обращен против синтетических бриллиантов, уже сейчас очевидно, что куда больший риск для самопровозглашенного символа вечности представляют другие природные камни. Удастся ли бриллиантам подружиться с новым поколением покупателей, станет понятно совсем скоро. Так же, как и в ближайшее время будет видно, сможет ли Gemfields стать для рынка драгоценных камней тем же, чем De Beers для рынка алмазов.

Мария Разумова

Главное фото: I-Images / ZUMA / TASS

бриллианты , роскошь
Источник: Коммерсант
136

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ. СЕТЯХ: