Самая знаменитая история про драгоценности с царского плеча - это, пожалуй, история герцогини Виндзорской и её платиновой броши «Пантера», изготовленной ювелирами Дома Cartier в 1948 году. Эта брошь в виде пантеры из сапфиров и бриллиантов, сидящей на огромном сапфире-кабошоне (152, 35 карата) - настоящее произведение ювелирного искусства, жемчужина из личной коллекции герцогини.

Герцогиня Виндзорская была женщина непростая: прежде чем она получила свой высокий титул, мир знал её как «дважды разведённую американку», некую Уоллис Симпсон, ради которой новоиспечённый британский король Эдуард VIII отрёкся от престола (после свадьбы молодожёны удостоились титулов герцога и герцогини Виндзорских). Эдуард любил свою шалунью Уоллис и, как утверждали злые языки, один раз в три недели дарил дражайшей супруге какую-нибудь милую драгоценность. В итоге коллекция герцогини, сексуальные похождения которой ставили в тупик ФБР и «Ми6», могла бы сделать честь крупному музею: на аукционах до сих пор появляются её украшения. В 1998 году Sotheby's выставил на торги и ту самую «Пантеру». Брошь была куплена Cartier и сейчас находится в собрании Art of Cartier Collection.

Разумеется, это был далеко не первый контакт Дома Cartier с царственными особами. Украшения Cartier ввела в моду императрица Евгения, обожаемая супруга Наполеона III, главная французская модница Второй империи (к числу её достижений можно отнести моду на украшения Boucheron, кринолины Чарльза Ворта, духи Creed и отдых в Биаррице). Однако вещи, которые делал для императрицы Луи Картье-первый, были слишком классическими - даже в рамках XIX века - для того, чтобы Cartier мог предлагать их своим клиентам сегодня.

А вот обновлённая коллекция La Panthere была представлена публике в апреле 2004 года. Сейчас в коллекции более 30 различных предметов; разумеется, в ней есть броши, и некоторые из них похожи на брошь герцогини. Несомненно, Дом будет продолжать развивать эту тему и вовсе не из-за герцогини Виндзорской, дамы весьма малоприятной (известны её нацистские взгляды и по этому случаю - роман с Иоахимом фон Риббентропом). Дело в том, что сама тема пантеры, впервые появившаяся у марки ещё в 1920-х годах, символизирует любовь Луи Картье-второго к Жанне Туссен, директрисе отдела haute joallerie. Госпожа Туссен носила прозвище Пантера; роман Луи и Жанны имел место в 1930-х годах; после смерти Луи Картье в 1942 году Жанна Туссен стала главным дизайнером Дома.

Французский ювелирный Дом Chaumet ведёт свою историю со времён Наполеона Бонапарта. Согласно преданию, успех Дома определил случай: юноша, остановивший на скаку лошадь, которая галопом несла тогда ещё первого консула Наполеона, оказался ювелиром. Бонапарт отблагодарил смелого ювелира Мари-Этьена Нито, участвовавшего в итальянской военной кампании: Нито получил заказ на изготовление консульской шпаги, а затем и регалий для коронации. Позднее основатель Chaumet стал личным ювелиром императора, а марка получала множество заказов от европейской аристократии. Кстати, Chaumet любили в России: Chaumet неоднократно вспоминает в мемуарах князь Феликс Юсупов. «Ювелир Шоме прекрасно огранил Иринины камни», - пишет Юсупов.

В 2004 году, в честь 200-летия коронации Наполеона, Chaumet представил коллекцию ABC - собрание «литературных» браслетов, реплик тех вещей, которые носили Наполеон и его вторая супруга, дородная австриячка Мария-Луиза. Принцип устройства «литературного» браслета следующий: камни подбираются по первой букве своего названия: таким образом составляется слово или даже целая фраза. Аместист обозначает «A», берилл - «B», цитрин - «C» и так далее, по алфавиту. Cегодня Chaumet предлагает заказчику собрать собственный «литературный» браслет из различных камней—с их помощью можно «написать» любую фразу.

Украшения французского Boucheron начиная с года основания марки - с 1858-го - носили члены европейских императорских фамилий. Список российских поклонниц, к примеру, открывала императрица Александра Фёдоровна, которая немало поспособствовала открытию в 1903 году бутика Boucheron на Кузнецком мосту. Украшения Boucheron и сегодня остаются исключительно царственными. Это хорошо понимает нынешняя королева Иордании 33-летняя красавица Рания. Королева Рания хотя и прекрасна, но довольно расточительна: известен недавний случай, когда за туфли ручной работы мастера из Калькутты она заплатила $50 тысяч (в состав туфель входила кожа, золото, бриллианты и топазы). У Boucheron Рания выбрала лёгкую тиару Not Bourgeois - дизайн тиары, сделанной из изумрудов и чёрного золота, скопирован с ветки канадского клёна с характерными узкими листьями. Это, несомненно, коллекционная вещь.

Одним из самых любимых украшений великой Марлен Дитрих был браслет. Дитрих была очень привередливой клиенткой для ювелирных домов, поскольку она лично приходила в бутики, чтобы утвердить эскиз и выбрать камни. Всем ювелирным домам на свете она предпочитала французские - Mauboussin и Van Cleef & Arpels. Трудно сказать, чьи браслеты—Mauboussin или Van Cleef & Arpels - Дитрих любила больше. Однако для фильма Альфреда Хичкока «Страх сцены» (1950) актриса выбрала браслет от Van Cleef & Arpels, выполненный из жёлтого золота и рубинов. Тринадцать лет до этого, в 1937 году, Дитрих блистала в платиновом браслете из рубинов и бриллиантов, чей дизайн напоминает украшения совсем новой коллекции Van Cleef & Arpels Hawaii.

Голливудскую кинозвезду, а позднее княгиню Монако Грейс Келли, любил весь мир. Её любил даже желчный Хичкок, который называл Келли «своей главной блондинкой». Грейс Келли, хотя и была скромна, но всё же очень любила драгоценности: больше всего на свете ей нравились жёлтое золото и классический белый жемчуг. В её честь Mikimoto создал ювелирную линию Princess Grace Collection—это украшения из жемчуга (броши, серьги и ожерелья). Тема коллекции - золотая роза, которая напоминает о небольшой брошке-розочке, одном из самых любимых украшений Келли. Реплика той самой розы украшает серьги и броши. Самое роскошное украшение Princess Grace Collection—жемчужное колье, простая нитка белого жемчуга с застёжкой в виде розы.

Наоми Кэмпбелл—одна из тех великих манекенщиц, благодаря которым в 1990-е состоялась эпоха топ-моделей. «Чёрная Бриджит Бардо» любит украшения самого гостеприимного из всех ювелирных домов - швейцарского Дома Chopard. Кэмпбелл выбрала для себя украшения Chopard неслучайно: они не подчёркивают, а оттеняют её неземную красоту. Именно Наоми Кэмпбелл руководство Chopard назначило представлять украшения инновационной линии Дома - Golden Diamonds - на мировой премьере коллекции в Версальском дворце, которая состоялась в сентябре 2002 года. Когда Наоми Кэмпбелл вышла на подиум в топовом, двустороннем колье Golden Diamonds, публика разразилась долгими продолжительными аплодисментами, переходящими в овации. Это был настоящий, заслуженный успех - успех Chopard и Golden Diamonds, коллекции, которая уже вошла в историю ювелирных украшений.

Четыре года назад итальянский Дом Damiani оказался в эпицентре скандала. Скандалила известная голливудская пара - Брэд Питт и Дженнифер Энистон. Таблоиды писали, что Брэд Питт, решив сочетаться браком с Энистон, придумал дизайн обручальных колец: получилось кольцо из белого золота, состоящее из двух кругов и украшенное маленькими белыми бриллиантами, расположенными по окружности. Кольцо, вернее, два кольца, были выполнены лучшими мастерами Damiani. Однако вскоре марка запустила коллекцию D-Side, где были представлены кольца, удивительно похожие на свадебные кольца Питта и Энистон. Это и вызвало гнев молодожёнов, которые подали иск, но потом его отозвали, потому что был достигнут консенсус. Несмотря на то, что звёздная пара уже распалась, Damiani продолжает выпускать коллекцию D-Side co designed by Damiani and Brad Pitt. В коллекцию входят обручальные кольца с драгоценными камнями, кольца-«печатки» для дня с полудрагоценными камнями (бирюзой и кораллами), а также подвески.

Не менее знаменита, хотя и совсем не скандальна, история кольца Trinity Cartier. Это кольцо в 1924 году заказал у Луи Картье философ, художник, поэт, драматург и ювелир Жан Кокто, считавший, что главное ювелирное украшение, в том числе и для мужчины,—это кольцо. Кокто, человек с большими художественными фантазиями, хотел иметь необычное, но при этом очень простое кольцо. Кольцо, которое сегодня является классикой Cartier, должно было символизировать «абсолютную любовь», которая, по мнению Кокто, состоит из трёх компонентов—дружбы, верности и, собственно, любви. В итоге получилась гениально простая вещь—кольцо, состоящее из трёх колец. Первое кольцо из платины символизирует дружбу, второе из жёлтого золота—верность, третье из розового золота—любовь. Несколько лет назад ювелиры Cartier обновили коллекцию Trinity—в ней есть кольца и браслеты, украшенные бриллиантами.

angleje.ru