В течение более чем столетия алмазный бизнес стоял на том, что огромному большинству проданных изделий с бриллиантами никогда не суждено было вернуться на рынок. Личные драгоценности с бриллиантами, обладая мощным эмоциональным багажом, почти никогда не продавались и чаще передавались детям или другим близким и любимым людям.

Однако масштабный финансовый кризис, нанесший удар в четвертом квартале 2008 года, оказался настолько сильным, что способен переписать правила бизнеса. Вместе со столь глубоким спадом, разразившимся в Соединенных Штатах и некоторых частях Европы, потребность в наличных деньгах вызвала распродажу ценностей и в особенности ювелирных изделий.

В немалой степени эту мощную тенденцию подталкивает стремительно растущая цена на золото, которая в начале декабря парила на отметке 1140 долларов за унцию. Ее увеличение составило 6,2 процента по сравнению с предыдущим месяцем, 22,8 процента по сравнению с предыдущими шестью месяцами и 54 процента по сравнению с предыдущим годом.

Все это произошло в течение периода рецессии. Действительно, согласно данным, приведенным аналитиком алмазной промышленности Хаимом Эвен-Зохаром на встрече президентов Всемирной федерации алмазных бирж в Антверпене в ноябре, в то время как во всем мире спрос на золото в ювелирной промышленности упал почти на 25 процентов в течение первой половины 2009 года, сократившись приблизительно до 760 тонн, глобальная поставка лома этого драгметалла достигла рекордного уровня - почти 900 тонн, что составило 35 процентов от объема золотодобычи за тот же период.

Большая часть золотых отходов поступает от людей, сдающих свои драгоценности в ломбарды, от торговцев золотом, а зачастую и из соседнего ювелирного магазина. Так как с большой долей вероятности можно предположить, что изрядная часть перерабатываемого золота берется из ювелирных изделий со вставленными в них бриллиантами, то в этот процесс вовлечено не только золото, но и бриллианты. Такая ситуация может нести в себе потенциально важные последствия для алмазной отрасли.

Во время обсуждения данной темы на телевизионном канале Bloomberg Television в конце октября Джим Роджерс, инвестор в биржевые товары, предсказал, что цена на золото может достичь 2 000 долларов за унцию. В отличие от него в беседе с порталом Antwerp Facets один из руководителей промышленности, занимающейся переработкой золота, выразил по этому поводу скептицизм. Большая часть золота на рынке находится в руках частных лиц, многие из которых живут в Индии, сказал он. Если бы цена на золото поднялась так высоко, они затопили бы рынок тем, что держат, уверен он. «Поскольку так много золота находится у частных лиц, а не у организаций, оно не будет беспрестанно подниматься вверх в цене», - сказал он.

А вот бриллианты затопить рынок могут. Традиционно стабильность цен поддерживалась сохранением равновесия между притоком продукции в алмазный трубопровод и уровнем спроса на розничных рынках. Это, конечно, было справедливо для того времени, когда существовала одноканальная маркетинговая система De Beers, и отчасти было верно в начале 2009 года, когда основные производители алмазного сырья в мире все сократили его продажу, чтобы выстоять перед лицом резкого спада потребительского спроса.

Для производителей легче уравновешивать предложение и спрос, если товары текут в одном направлении. Но если большое количество рециклированных бриллиантов направится в алмазный трубопровод повторно, то работа значительно усложнится.

Многие участники алмазной промышленности, кажется, пока относительно оптимистично взирают на эту проблему. Один диамантер в связи с этим сказал: «Мне трудно поверить в то, что мужчина, делая своей даме предложение о вступлении в брак, подарит ей бриллиант, бывший в употреблении. Точно так же он не станет праздновать годовщину свадьбы или покупать важный подарок для женщины из своей семьи, удовлетворившись драгоценностью, сделанной из старого ювелирного изделия».

Но вопрос заключается в том, как он узнает, что это рециклированный бриллиант? Эвен-Зохар полагает, что нет никакой возможности проверить его происхождение. «Некоторые из этих бриллиантов происходят из фамильных ценностей, и, поскольку их огранка может быть уже не модной, их гранят повторно, чтобы удовлетворить сегодняшним вкусам», - говорит он. Такой бриллиант появляется на рынке готовых камней после того, как он куплен оптовиком или производителем бриллиантов, после чего он находит свой путь в розничный сектор.

«После того как я сделал доклад в Антверпене, я слышал от многих участников алмазной отрасли о бриллиантах, вернувшихся в бизнес, - продолжает Эвен-Зохар. - Это намного бóльшая проблема, чем я полагал вначале. Например, есть некоторые индийские компании, чья главная специализация состоит в покупке бриллиантов у розничных торговцев и ломбардов в Соединенных Штатах и других странах. В Нью-Йорке даже вблизи района, где торгуют бриллиантами, встречаются объявления, предлагающие купить бриллианты».

«Но мы не знаем, насколько это большой сегмент бизнеса, - отмечает Эвен-Зохар. – Если говорить о золоте, то мы точно знаем, сколько переработанного золота возвращается на рынок, потому что оно должно быть аффинировано, а связанные с этим цифры известны. Но я не думаю, что есть способ измерить количество рециклированных бриллиантов. Проблема состоит в том, что данное явление противоречит всем принципам алмазного бизнеса и поэтому участникам отрасли трудно его понять и что-то с этим поделать. Пока еще слишком рано говорить о том, каковы могут быть последствия».

По мнению Эвен-Зохара, количество рециклированных бриллиантов уже достаточно большое, и, взвешивая объем спроса и предложения на рынке, следует учитывать эти данные тоже, поскольку пренебрежение ими может привести к просчету. «Причина, по которой я поднял этот вопрос в Антверпене, состоит в том, что это является проблемой, о которой мы должны знать. Наш бизнес слишком мал для того, чтобы данное явление никак на нем не сказалось», - считает он.

Между тем находящийся в Антверпене диамантер Стефан Фишлер, являющийся также председателем Международного алмазного совета, заявил, что отрасль должна «сначала занять беспристрастную позицию, прежде чем решать, насколько это большая проблема». «В какой-то мере «рециркуляция» существовала всегда, поскольку к ней прибегают, когда хотят повысить цену изделия, либо идут на вынужденную продажу, либо когда люди просто наследуют какие-то драгоценности и хотят превратить их в деньги. Во-вторых, как это слишком часто бывает в нашей отрасли, на сей счет нет надежных данных, и мы чаще лишь гадаем о тенденциях и величине возможных перемен».

Ширящееся использование рециклированных бриллиантов на рынке может иметь последствия не только для ценовой стабильности, но и для положения традиционной алмазной отрасли в алмазном трубопроводе, заявил Эвен-Зохар в своем докладе на встрече президентов Всемирной федерации алмазных бирж в Антверпене. “Что мешает Всемирной федерации алмазных бирж инициировать публичную кампанию, направленную на то, чтобы побудить людей продавать свои бриллианты торгующим ими трейдерам, а не розничным продавцам? Несомненно, «рециклирование бриллиантов» представляет собой такую нишу рынка, которую следует принимать во внимание. Это явление определенно не должно игнорироваться», - подчеркнул он.

Эксперт полагает, что одним из шагов, который алмазная отрасль могла бы сделать, может состоять в том, чтобы широко разрекламировать среди публики программу скупки бриллиантов, которые кто-то, возможно, хотел бы продать. «Мы должны понять, что есть люди, которые очень нуждаются в деньгах и хотят продать семейные реликвии и другие ювелирные изделия с бриллиантами, - сказал Эвен-Зохар. - Алмазный бизнес мог бы предложить покупать бриллианты по справедливой цене, поскольку наше преимущество состоит в том, что мы являемся чистой и уважаемой промышленностью. Наш имидж намного выше любых других покупателей подержанных бриллиантов, таких как ломбарды, и это - огромное преимущество».

Фишлер полагает, что дискуссии о рециклированных бриллиантах затрагивают две главные проблемы: поведение потребителей и соотношение эмоционального и рационального в поведении. «Что касается поведения потребителей, то следует отметить, что слишком много людей интеллектуально все еще являются заложниками своего западного представления о мире. С точки зрения культуры, приобретение людьми бриллиантов, например, в Индии и в Соединенных Штатах, объясняется весьма различными причинами. И как следствие, эти причины, естественно, оказывают свое воздействие на стереотипы рециркуляции», - подчеркивает Фишлер.

«Но для меня самый интересный аспект в нынешнем восприятии людьми бриллиантов – это конфликт, порождаемый вызовом, который рациональное бросает эмоциональному. Этим я хочу сказать, что свободный доступ ко всем данным по номенклатуре бриллиантов и ценообразованию через расширяющуюся электронную торговлю превращает бриллианты в товар широкого потребления. Я знаю название этой болезни, которое никто не осмеливается произносить. Только посмотрите, что происходит в Азии с камнями большого размера. Частные лица начинают осознавать, что бриллианты обладают потенциалом для хеджинговых и спекулятивных операций. Хорошо это или плохо, но такова природа рынка. Почему это использование одних только алмазов считается обычной нормой при хеджировании и спекулятивных сделках?» - заявил он.

Фишлер сказал, что большой вопрос заключается в том, повлияла ли рециркуляция на восприятие потребителями ценности бриллиантов. «Не повлияла, - утверждает он. - Несмотря на исторически короткий срок текущего финансового кризиса, никогда еще в истории не продавалось так много бриллиантов. И я держал бы пари, что при большей прозрачности потребитель будет чувствовать себя более удобно в отношении покупки бриллиантов, причем не только в связи с событиями, которые «происходят раз в жизни». Но для достижения этого мы как отрасль должны совместно действовать в том, что касается «номенклатуры» и нести индивидуальную ответственность за нашу общую репутацию. Рециркуляция всегда была и останется, это просто часть естественного торгового цикла. Вызов для нас заключается в том, чтобы управлять этим процессом ответственно и эффективно».

Хотя Эвен-Зохар и заявляет, что еще слишком рано говорить о количестве рециклированных бриллиантов в системе, он тем не менее в заключение привел некоторые цифры, которые заставляют задуматься. «Начиная с древних времен, было добыто приблизительно 5,2 миллиарда каратов алмазов на сумму примерно 420 миллиардов долларов США. Это означает, что существует от 1,3 до 1,8 миллиарда каратов бриллиантов, проданных на сумму от 900 миллиардов до 1,2 триллиона долларов США. И если бриллиант – это навсегда, то существует огромное количество бриллиантов, которые могут быть рециклированы».