Будто в подтверждение этой точки зрения, рынки пошли вниз, как только Китай решил ужесточить свою валютную политику. Одновременно доллар двинулся вверх, а золото упало, поскольку руководитель одного из суверенных накопительных фондов Китая высказал предположение, что доллар достиг дна и что цена на золото несколько завышена, пишет редактор журнала для инвесторов MoneyWeek Джон Степек.

Китай ведет рискованную игру. С одной стороны, он не хочет, чтобы дело для него кончилось чудовищным «пузырем», как это произошло с его западными партнерами. С другой стороны, ему не хочется обвала экономического роста в стране.

Но будет ли он более успешным, чем Гордон Браун или кто-либо еще, в пересмотре теории, согласно которой за каждым экономическим бумом следует спад? Мы в этом сомневаемся...

Китай не может опровергнуть эту теорию

Рынки всякого рода активов были взбудоражены шагами, недавно предпринятыми Китаем. Пен Юнмин, инвестиционный стратег, работающий в китайском инвестиционном фонде финансовых инструментов, располагающем 300 миллиардами долларов США, сказал, что, по его мнению, доллар, достигнув нижнего предела, пошел вверх. Он также подчеркнул, что «Китай должен правильно относиться к вложениям в золото. В Китае пока нет никакой срочной необходимости в том, чтобы увеличить закупку золота, поскольку цены на него высоки».

В результате курс доллара подскочил, а цена на золото скользнула вниз, хотя позже и то, и другое вернулось на прежние позиции после того, как этот китайский аналитик разъяснил, что его замечания были личными и не связаны с политикой. Тем не менее, это показывает, насколько рынки внимательны к любой информации, которая исходит от Китая.

Намного более важно, однако, то, что Пекин опять ужесточает валютную политику. Ценные бумаги по всему миру упали в цене из-за опасений инвесторов, что Китай перестанет накачивать свою экономику дешевыми деньгами.

Озабоченность Китая понятна. Китайцы хорошо сознают, что рискуют подвергнуть себя опасности, связанной с «пузырем» в сфере недвижимости. Они только что видели, каким ужасным образом это сказалось на остальной части мира, и не хотят, чтобы это случилось и с ними.

Но что с этим делать – вот в чем вопрос. Пока Пекин рекомендовал банкам откладывать больше денег в свои резервные фонды. Другими словами, они должны держать у себя большее количество денег и поэтому не могут свободно предоставлять их в виде займов. Это взвинтило процентные ставки на межбанковском рынке, и, таким образом, заимствования для самих банков стали стоить дороже.

Но китайцы не хотят жать на тормоза слишком резко, чтобы не остановить экономический бум в целом. Китайские власти до смерти боятся допустить замедления экономического роста. Это объясняется опасениями общественных беспорядков, как об этом всегда нам твердят китайские эксперты. И это оправданный подход. События на площади Тяньаньмэнь в конце концов были в такой же степени результатом недовольства высокой инфляцией, в какой они были и результатом искреннего желания большей демократии.

Любое правительство боится замедления экономического роста

Правда, китайцы в этом совсем не одиноки. Любое правительство, авторитарное или демократическое, опасается замедления роста экономики. Почему? Потому что боится потерять работу. Приведет ли такое замедление экономического роста к тому, что люди выйдут из себя или в лучшем случае двинутся к урнам для избирательных бюллетеней, не делает никакого практического различия в экономическом плане. Фактом остается то, что люди, находящиеся у власти, будут всегда прилагать максимум усилий, чтобы удержать продолжающийся экономический рост максимально долго. А это как раз то, что в конечном счете наносит ущерб экономике.

Газета Financial Times опубликовала интересную статью, написанную Гидеоном Рэчманом. Он высказал мысль, что банкротство (или по крайней мере почти банкротство) могло бы пойти США на пользу. Он ссылался на различные другие примеры в истории, когда страны оказывались на краю пропасти (а в некоторых случаях даже падали туда), но потом возвращались более сильными, чем когда-либо прежде.

Рэчман не говорит это прямо в своей статье. Но с моей точки зрения, в его колонке по сути дела говорится о том, что иногда нужно получить пощечину, чтобы понять, что ваша нынешняя линия движения является нежизнеспособной. Для этого экономические спады и служат. Процесс, в свое время описанный австрийским экономистом Джозефом Шумпетером как «творческое разрушение», помогает избавиться от всех негодных инвестиций и прочего непроизводительного хлама, который накапливается в течение экономического бума.

Выживают лишь проекты, в рамках которых осуществляется жизнеспособное, эффективное и производительное использование таких ресурсов, как сырье и рабочая сила. Расточительные и неконкурентоспособные виды бизнеса терпят неудачу, а ресурсы, которые на них тратились, перераспределяются с тем, чтобы их лучше использовать.

Почему мы нуждаемся в периодах спада

Многие говорят, что мы не нуждаемся в экономических спадах, и от высказываний о том, что мы-таки в них нуждаемся, отдает пуританством. Но это - вздор. Если эти аргументы довести до их логического конца, то получается, что нельзя давать умирать ни одному виду бизнеса. И все грозящие изменения следует сокрушать, чтобы сохранить статус-кво.

Возможно, правильнее будет сказать, что нет необходимости в больших рецессиях или депрессиях. Если время от времени допускать небольшие спады в экономике, то и какой-то значительной коррекции не понадобится. Если иногда допускать подобные коррекции в экономике, это может означать некоторые трудности для каких-то отраслей и видов бизнеса. Но если такие коррекции не являются экстремальными, то другие отрасли экономики (или, если уж на то пошло, весь мир) всегда смогут «выбрать слабину».

Проблема в том, что для центральных банков и правительств всегда легко избегать небольших рецессий, если никто не против того, чтобы более крупную рецессию отложить на будущее. И, учитывая данный выбор, большинство из нас будет голосовать в пользу того, чтобы отложить боль на потом – такова человеческая природа. Так что, возможно, воображать, что мы сможем когда-либо увидеть конец катастрофических циклов чередования подъемов и спадов в экономике, - это идеализм.

Вместе с тем эта проблема настойчиво говорит нам о том, что 2008 год не был заключительной фазой кредитного кризиса или депрессии – как бы это ни называлось. И представляется довольно ясным, что в ходе следующей фазы произойдут события, связанные с банкротствами целых стран. Нельзя предугадать, что послужит спусковым механизмом для этих событий – опасения относительно более жесткой валютной политики в Китае лишь один из таких механизмов, но есть большое количество других. Зато мы продолжаем настойчиво говорить, что это серьезная причина для того, чтобы вы придерживались защитной позиции при формировании своего инвестиционного портфеля.