Париж кишит ювелирными "créateurs" - независимыми дизайнерами, которые продают украшения под своими собственными именами, без поддержки ведущих модных или ювелирных домов; немногие из них достигают места на Place Vendôme. Попасть сюда – это достижение, а чтобы удержаться – требуется стойкость и способность к постоянному обновлению, - качества, на которые в этом году господа Лоренц Боймер и Филипп Турнер полагаются, чтобы пережить резкий экономический спад.

«Секрет выживания на Вандомской площади один - работать, работать и работать, а это означает 1% вдохновения и 99% пота», - говорит г-н Боймер в демонстрационном зале на выходящем на площадь третьем этаже здания, цитируя Томаса Эдисона.

Чтобы выдержать экономическую бурю, и Турнер, и Боймер пытаются расширить свой горизонт и выйти за пределы занимаемого ими места.

В прошлом месяце г-н Боймер представил гладкий, хай-тековский металлический корпус, созданный для новой линии губной помады Rouge G косметического гиганта Guerlain. Это первый опыт сотрудничества ювелира с косметической промышленностью. «Я объединил дизайн и методы haute joaillerie, чтобы сделать для этого корпуса невидимые шарниры, магнитную крышку и лазерные надписи, - рассказывает г-н Bäumer. – Это не было таким уж большим уходом от основной профессии, поскольку в самой помаде содержится рубиновый порошок».

В прошлом г-н Боймер разрабатывал дизайн для хрустальных изделий Baccarat, фарфора Bernardaud и ювелирных изделий Cartier и Piaget. Но на сей раз его имя впервые было официально связано с маркой корпорации.

«Мои проекты в прошлом были узнаваемы, но мое имя никогда не упоминалось, - говорит он. – На сей раз соединение моего имени с названием Guerlain было условием моего сотрудничества».

Ему 44 года, из них два десятилетия он провел, будучи безымянным дизайнером украшений для Chanel. Начав самостоятельную карьеру в 1992 году, г-н Боймер находится на пути к тому, чтобы сделать свое имя известным всем и каждому. «Я делаю уникальные драгоценности – у меня сложилась антипатия к однотипным изделиям и созданию коллекций, - объясняет он. – Целью в этом году стало охватить более широкую аудиторию. Меня привлекла возможность с помощью помады Guerlain оказать воздействие на большее число женщин».

В октябре группа компаний LVMH Möet Hennessy Louis Vuitton представит линию драгоценностей, разработанных г-ном Боймером. Пробная коллекция Les Ardentes – серия украшений с белыми бриллиантами, обыгрывающих цветочную монограмму Louis Vuitton, уже была представлена. Здесь опять имя дизайнера не будет скрываться.

Однако г-н Боймер опровергает мысль о том, что эти шаги направлены на осознанное строительство марки. «Ни одно из этих начинаний не было частью формальной стратегии, - говорит он. – Я следую за своим вдохновением».

Неподалеку располагается магазин г-на Турнера, который появился на Вандомской площади в 2004 году и теперь применяет для развития более продуманную стратегию. «Несмотря на мрачные экономические новости из США, там отмечался большой интерес к нашим украшениям среднего и высокого ценового диапазона, начиная от 000», - рассказывает он.

Благодаря ViewPoint, нью-йоркскому маркетинговому агентству, которое специализируется на развитии дизайна и строительстве брендов, как надеется г-н Турнер, нынешней осенью его изделия будут продаваться в нескольких универмагах класса «люкс» в США. «Хотя мы нацелены на экспансию, в центре нашего внимания остается сохранение нашей ориентации на художественную значимость изделий, - говорит г-н Турнер. – Мы хотим быть известными за границей, но мы остаемся производителями штучных изделий».

В Париже г-н Турнер планирует открыть, новый магазин на более тихом Rive Gauche, или Левом берегу, чтобы компенсировать фактор отторжения Вандомской площади. «Иметь магазин на площади очень хорошо для маркетинга, но мы нуждаемся в том, чтобы быть замеченными в более деловой, более коммерциализированной части города», - объясняет он.

В последние несколько месяцев г-н Турнер также обращался к клиентам с предложением показать им коллекцию в более конфиденциальной обстановке у них на дому и проводил презентации на корпоративных приемах, рассказывая о драгоценных камнях и искусстве создания драгоценностей. «Людям нравится встречаться с художником лично», - говорит он.

В своих работах, под влиянием увлечения архитектурой, г-н Боймер сочетает геометрический дизайн с присущим инженеру пониманием баланса. «Я начинаю с рисунков, как архитектор, - рассказывает он. – Но чтобы достичь новой, бесконечной красоты, необходимо забыть о математических формулах и уравнениях».

Коллекция г-на Турнера «Дом Мечты» насыщена символикой, источником которой стали кольца Меровингской эпохи, найденные в могилах аристократок Галлии 6-го века. «Этот стиль был вновь открыт в 16-17-м столетиях, когда он был позаимствован у еврейских средневековых обручальных колец, - объясняет г-н Турнер. – Здания на этих кольцах символизируют одновременно и новый дом пары супругов и разрушенный храм Иерусалима».

Серия украшений «Дом Мечты» вызывает в воображении образцы архитектуры разных времен и народов, рассказывает г-н Турнер. Он использовал эту концепцию максимально широко, изображая на кольцах деревни и даже, в одном случае, кусочек Нью-Йорка, полного высотных зданий.

Но чаще, по заказу, он воспроизводит усадьбу клиента, вместе с бассейном, лестницами и садом. «В конечном итоге источником вдохновения являются непосредственные отношения с клиентом», - говорит он. Или, как выражается г-н Боймер: «Независимо от кризиса моя работа состоит в том, чтобы воплотить мечту клиента».

Неслучайный случай, который принес удачу

В мастерской в Сент-Мор де Фоссе, на юго-восточной окраине Парижа, гигантский стол усыпан яркими цветными полудрагоценными камнями, бусинами, жемчугом, перьями, кристаллами и древесиной драгоценных пород. Здесь Эрик Лопес, творческая натура, стоящая за украшениями бренда Appartement à Louer, смешивает и подбирает, переплетает и пришивает друг к другу детали для изделий своей зимней коллекции.

На одной стороне стола лежат браслеты из грубого, черненого металла, к которым приложены в определенной последовательности черные камни различных форм и размеров. Здесь чувствуется определенное влияние погебальной культуры 19-ого столетия.

И все же, благодаря некоей алхимии, окончательный результат выглядит роскошным, а не мрачным. На задней стене висит серия изображений, вдохновленных темой Византии, показывающих, откуда черпаются идеи для коллекции.

«Во времена кризиса и рецессии людям хочется чувствовать ободрение, побаловать себя, испытать от предметов роскоши приподнятое настроение, - говорит г-н Лопес. – Лишь в крайнем случае женщина способна отказаться от аксессуара, который полностью изменит то, как она выглядела в прошлом году».

Мастерство г-на Лопеса езаключается в том, чтобы добиваться своего даже посреди охватившего всех страха рецессии, причем делать украшения по вполне приемлемым ценам – стандартное ожерелье стоит 490 долл (370 евро). Как он это делает, не всегда ясно, даже ему самому. Он говорит, что во время работы часто не знает, куда приведет его творческая фантазия и каким будет результат.

Он не следует за модой. Идеи появляются у него при посещении музеев и аукционных домов, когда в поисках вдохновения он смотрит на старинные костюмные украшения.

Случай сыграл свою роль даже в выборе названия предприятия. На одном из аукционов г-н Лопес купил один из лотов в надежде найти интересные украшения; вместо этого он нашел табличку «Сдается дом» («Appart à Louer»). «Это будет интригующим названием для марки», - подумал он.

«Я создал компанию в 2001 году, и события развивались очень быстро», - рассказывает он. На первых порах признание получили проекты по украшению интерьеров, такие как ковер ручной работы, украшенный 50 000 жемчужин, нефритом и павлиньими перьями; неожиданное явное одобрение сотворило чудеса для ювелирной линии.

Когда Блейк Лайвли в главной роли Сирены Ван дер Вудсен в американском культовом телесериале «Сплетница» появилась в прошлом году в одном из его серебряных украшений в волосах, продажи взлетели, говорит г-н Лопес. С тех пор он «не оглядывался назад».

Начав со скромной гостиной в собственном доме, он перенес свой бизнес в нынешнее помещение площадью 300 квадратных метров два года назад. Здесь ежегодно 18 работников изготавливают украшения по 240 образцам.

Г-н Лопес собирает материалы для своих украшений со всего света. «У меня много поставщиков», - говорит он, но производство сосредоточено в маленьких мастерских вокруг Парижа, каждая занимается своей частью работы. «Каждое изделие уникально, поскольку все камни различны между собой, и изделие по сути изготавливается вручную с начала и до конца творческого процесса», - рассказывает г-н Lopez. Appartement à Louer продает свои изделия в нескольких сотнях торговых точек по всему миру, включая Henri Bendel на Пятой Авеню в Нью-Йорке, Joyce в Гонконге, Beams Japan в Токио и 40 магазинов в Париже.

Но не вредит ли успеху предприятия глобальный кризис? Г-н Лопес улыбается. «Vive la crise», - говорит он.

Британские ювелиры отдают дань новому «Золотому веку»

Goldsmiths Company of London, одна из Великой дюжины «ливрейных компаний», которые берут свое начало в средневековых гильдиях Сити, этим летом готовится провести выставку современных драгоценностей под названием Creation II. В 2004 году компания использовала выставку Creation I, чтобы обратить внимание на ведущие компании в сфере производства украшений из серебра. Выставка-продолжение сводит воедино работы более десятка выдающихся художников-ювелиров, работающих в Великобритании.

Эти 12 художников, представляющие три поколения ювелиров, создали миниатюрные скульптуры из драгоценных материалов, которые одновременно призваны стать и выразительными произведениями искусства и верными спутниками людей, которые будут их носить. Мэри Ла Троб-Батман, поборница развития прикладных искусств в Великобритании, является куратором показа, который будет открыт с 29 мая по 11 июня в Зале компании Goldsmiths.

В течение большей части 20-го столетия в создании ювелирных изделий доминировали такие известные дома, как Cartier, Bucheron, Van Cleef & Arpels, Tiffany и Asprey, где квалифицированные анонимные мастера создавали изящные оправы для драгоценных камней захватывающей дух редкости и цены. Решающее значение имела ценность камней, а не оригинальность оправы.

Но в 50-60-е годы независимые художники в Европе начали находить в изготовлении драгоценностей не только интересный вызов своим техническим и дизайнерским навыкам, но и благодарную среду для выражения своих идей. Новые приоритеты привели к исследованию новых материалов и методов их обработки и к изменению прежних взаимоотношений, которые ранее были скорее отношениями художника и коллекционера, а теперь изменились в сторону отношений между автором и клиентом. Так появилось «Новое ювелирное движение».

В Великобритании это течение распространялось медленнее. Когда Герда Флёкингер начала изучать живопись в 1945 году в Школе искусств Святого Мартина в Лондоне, ювелирное искусство все еще преподавалось там, по сути, как дизайнерский и ремесленный предмет, в малой степени ценный для серьезного художника. Именно госпожа Флёкингер, которая позже стала заметным художником-ювелиром, в конечном итоге первой начала преподавание современного ювелирного искусства в Колледже искусств в Хорнси в 1962 году.

С тех пор ряд других учебных заведений создали процветающие отделения ювелирного искусства, которые будут иметь своих представителей на нынешней выставке. 

Средневековые эмблемы благочестия

У средневекового общества было кольцо для любого случая - от благочестивых золотых стременных колец Готической эпохи до роскошных украшений с ограненными драгоценными камнями, которые носили богатейшие торговцы Византии, а также кольца для брака, кольца с печатками, иконографические кольца, купеческие, епископские, траурные и кольца с девизами для любовников, с выгравированными стихотворными строчками. 12-22 мая в галерее лондонского дилера произведений искусства и антиквариата Wartski на выставке «От Римской империи до Ренессанса: частная коллекция колец» коллекционер Сандра Хиндман открыла оригинальную выставку по истории искусств в государстве Меровингов, Византии, в периоды Средневековья и Возрождения, на которой представлена ее коллекция из 35 колец музейного качества, оцененных в пределах 20 000-110 000 долл каждое.

«Я хотела провести взаимосвязь между кольцами и другими произведениями искусства, поместить их в художественно-исторический контекст», - объясняет д-р Хиндман, профессор истории искусств в Северо-Западном университете в Чикаго. Она приводит в пример тонкое золотое стременное кольцо 13-ого столетия из коллекции. Хотя оно и изготовлено в виде конского стремени, употребление названия, по ее словам, искажает сущность предмета. «Фактически это были епископские кольца, и они появились в одно время со стрельчатыми арками готических соборов», - рассказывает она.

Драгоценные камни появились позже – это были кабошоны, говорит д-р Хиндман, их полировали таким образом, чтобы не оскорбить Бога, который, как считалось, сам огранил бы их, если бы посчитал нужным.

«Говорят, что изделия Bulgari или Chanel покупают, чтобы показать другим, а средневековые кольца, чтобы понравиться себе», - объясняет д-р Хиндман, глядя на свое английское иконографическое кольцо 15-ого века. «Это не символ положения в обществе, - говорит она, показывая надпись на внутренней стороне кольца: «Ничто не сравнится с тобой». – Это очень личное».

Парижское уличное искусство рождает изящный ювелирный кастет

Беатрис Филипо, известная как Анжуна, родилась в 1971 году под Парижем. Она училась на ювелира в престижной школе Boulle во французской столице, а впоследствии работала в мире высокой ювелирной моды, прежде чем создать собственную марку лет десять назад.

«Друзья принесли мне сломанные хип-хоп украшения, которые они купили в Нью-Йорке, и я их починила, - рассказывает она. - Тогда я решила делать такие украшения сама».

Используя традиционные техники, Анжуна создает вручную персонифицированные украшения для каждого клиента: подвески, кольца, браслеты и пряжки, которые превращают уличное искусство в декоративные аксессуары для тела. «Я использую унаследованные техники, которые существуют еще со времен Древнего Египта, и создаю современные драгоценности», - говорит она.

В основе ее работ находится нанесение надписей. Она использует для этого варианты написания от граффити до готического шрифта. В число ее клиентов входят Virgin Records, Кайли Миноуг, Warner Bros. (она сделала 300 колец со словом "Music", которые распространялись вместе с одноименным диском Мадонны) и Карл Лагерфельд. 

Серебряный браслет марки Anjuna стоит примерно 800 долл (600 евро) и весит около 200 граммов. Аналогичный браслет из 18-каратного золота стоит 16 000  долл (12 000 евро) и весит 300 граммов. Ее последняя коллекция из двуцветного плексигласа создана под впечатлением от монгольской и индийской архитектуры.