РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13666
Подписчиков:12705
Организаций:7557
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 09.12.2016
Доллар (USD): 63,3028 руб.Евро (EUR): 67,2086 руб. Золото: 2394,18 руб. Серебро: 34,18 руб. Платина: 1930,02 руб. Палладий: 1495,92 руб.
Альфа-Металл
Ювелир Дизайн
Фабберс
Золотой сезон
aurten.ru
Рекламное место сдается
Нефрит
Золотая Сова
Legor
Италмакс
Аурис драгоценные металлы
Coglar
ГлавнаяПубликацииСтатьиРазноеКомсомольская Правда
Первые ассоциации при слове Колумбия? Чаще всего: наркобароны из Медельина, партизаны ФАРК, карнавалы, Картахена, сальса...Про изумруды вспомнят разве что специалисты - геологи или ювелиры. Между тем в Колумбии добывают больше половины всех изумрудов мира.
Евгения Слюдикова побывала там, куда не то что россияне, любые европейцы практически не добираются. Почему? А вот об этом она и рассказывает.

6 часов в пути

Дорога в Мусу необычайно красива, особенно если отправиться туда ранним утром. Петляющая по горам,  она скорее напоминает трассу ралли, чем шоссе,  - неимоверным количеством ухабов, выбоин, трещин, щедро  размытых водой из  стекающих прямо на дорогу водопадов. Асфальт давно уже кончился, и ты вступаешь в царство зыбких теней, клубящихся рядом с машиной облаков  и глубоких пропастей.

Эвкалипты постепенно сменяются пальмами, а затем и вовсе буйным тропическим лесом. Знающие люди посоветовали на легковушке даже не пытаться  туда добраться. От Чикинкиры - ближайшего относительно крупного населенного пункта до Мусу ходят джипы- маршрутки. 

Евгения Слюдикова  искренне восхищалась упорством водителей и терпением пассажиров на этих узких поворотах. Ведь приходится то и дело подавать назад, чтобы разъехаться с тяжелой фурой или автобусом на узкой, в одну колею, дороге. Операция не для слабонервных.  От шумной,  8 миллионной Боготы - столицы Колумбии, до этой, зажатой между хребтами Анд деревушки, с населением в 14 836 человек,  всего 6 часов. Совсем недалеко по здешним меркам. 

Но мало кто осмеливается просто так, из любопытства, побывать в этом регионе.

Мусу

Для колумбийцев слово Мусу - почти табу.

"Ты что  с ума сошла, там же опасно. Там же война", - округляли глаза друзья Евгении Слюдиковой, узнав о её поездке. А между тем, Мусу встретил её влажной жарой, раскаленным асфальтом улочек, почти отвесно спускающихся к центральной площади,  идиллическим спокойствием и умиротворенностью. Детвора расходилась и разьезжала на велосипедах по домам из школы. Церковный колокол звонил к мессе. На той же  площади перед церковью подростки играли в баскетбол, сложив в большую кучу школьные рюкзаки. Деловито спешили домой готовить обед нагруженные сумками домохозяйки.

Над Мусу, на отвесном склоне, горы,  видимые из всех уголков, выложены кем-то слова  «МИР» и «Бог все видит».  Обычная повседневная жизнь. И ни одного человека с  оружием. А оружие здесь есть  и всегда было, причем в больших количествах.

Трудно поверить, но милая пасторальная  деревня была ареной нешуточных баталий с большим количеством мертвых. Отзвук того лихого времени - могилы на деревенском кладбище. Большинство дат смерти приходится на 80-е и 90-е годы ХХ века,  когда здесь погибло более 5000 человек.

Дело в том, что Мусу - это один из крупнейших мировых центров по добыче изумрудов. Колумбия поставляет на мировой рынок 55 % изумрудов, 15 % принадлежит Бразилии, а остальное распределяется между Замбией, Зимбабве и Пакистаном. 

Как известно, колумбийские изумруды считаются одними из самых качественных – с их чистотой, насыщенным зеленым цветом и  блеском не могут поспорить никакие другие месторождения. И 80 % этих высококачественных камней поставляет Мусу.  Так что почти все население деревни и прилегающего региона занято работой на приисках, ну и параллельно сельским хозяйством.

Здесь  камни будут предлагать тебе все - от вертлявых , вызывающих сомнение молодых людей, или смуглых крестьян в шляпах с загнутыми полями и зубочисткой во рту, до сухоньких бабушек - у всех в руках пластиковые мешочки с дешевой зеленой крошкой, пригодной разве что на сувениры, или с необработанными камнями, если надо  достанут и ограненные. По одному и целыми лотами - на любой вкус.

Но хороших изумрудов в Мусу, говорят, нет, все они в Боготе. У мелких и крупных перекупщиков, на стихийных рынках в центре города, где в обычных белых бумажках, спрятанных в карманы пиджаков,  завернуты сотни тысяч долларов  в виде камней  и камешков с вкраплениями «садами» - посветлее или  потемнее, побольше -  с голубиное яйцо или  поменьше - с рисовое зернышко, более или менее блестящих. Мутных и прозрачных.

Хорошие камни можно найти  и в надежно спрятанных неприметных офисах. В дорогих и дешевых магазинах , в маленьких мастерских. Там их гранят, шлифуют, превращая бесформенную зеленую глыбу в необыкновенную по красоте маленькую блестящую драгоценность. При обработке от первоначального веса изумруда остается только треть.

Некоторые умельцы прибегают  к разным трюкам, чтобы скрыть трещины и недостатки - зачастую помещают в кедровое масло, а то  и используют   запрещенные химикаты,  только чтобы продать камень втридорога. Даже специалисты иногда покупаются на подделки, настолько хорошо они сработаны.

Дон Гильермо

А самые ценные, темные, с ярким блеском и почти без изъянов  камни цвета Мусу (есть даже такой термин у гемологов) – у тех, кто не любит себя афишировать.

Дон Гильермо как раз из тех. Он живет между Боготой и Мусу. Ни по его виду, ни по внутреннему убранству деревенского дома, ни по старому, но еще мощному джипу "Тойота Лендкрузер",  припаркованному у дома, ни за что не скажешь – этот человек ворочает миллионами.

Дом большой. С внутренним патио и открытой террасой на втором этаже, где принимают гостей.  Шикарная стеклянная барная стойка никак не вписывается в потертый интерьер, а очень дорогий виски и огромный плазменный  телевизор "не свистят" рядом с дешевыми картинами на  стенах болотного цвета и  потрескавшейся плиткой на полу.  Но о вкусах не спорят.

Вокруг этого невзрачного человека с большой золотой бляхой на груди ненавязчиво тусуется человек пятнадцать плечистых юношей, выполняющих разные поручения.  Но все больше просто сопровождающих его.

Дон Гильермо - владелец нескольких шахт, член одного из 4 кланов, разделивших между собой государственные концессии по добыче изумрудов в Мусу, Чиворе и других колумбийских месторождениях.

Слезы солнца

«Слезы солнца» - так называли сверкающие зеленые камешки, иногда выносимые реками на поверхность воинственные индейцы мусо, в честь которых и названо месторождение. Индейцы, хотя особой обработкой и не занимались, считали изумруд священным камнем- использовали его для  торгового обмена и украшений.

Так что не удивительно, что в далекой ацтекской империи Монтесумы в 1522 году Эрнан Кортес разжился огромным пирамидальным изумрудом, не помещавшимся в ладони, а еще через 10 лет другой конкистадор Франсиско Писарро обнаружил в Перу  еще один  гигантский изумруд из Мусо величиной со страусиное яйцо.  Не долго думая, испанцы ринулись сюда за сокровищами. Индейцы попытались скрыть местонахождение приисков,  но по злой иронии подаренные индейцам банальные европейские куры и затем отнятые у них ввиду голода  испанским лейтенантом Луисом Ланчеросом,  оказались «предателями», именно в их желудках были обнаружены драгоценные камни, что и навело экспедицию Ланчероса на след расположения месторождений. 

Но  целых 20 лет кровавых распрей понадобилось испанским конкистадорам, чтобы наконец усмирить непокорных  туземцев и прибрать к рукам настоящие сокровища, глубокие копи -  где белые и желтые жилы, нет- нет, да сверкнут зеленым огнем.

Эти камни украшают короны английских королей и наследников последнего иранского шаха, за ними охотились пираты и авантюристы, ими финансировалась освободительная компания Симона Боливара. Шахты переходили из рук в руки пока не были объявлены собственностью государства в 1946 году.

Зеленая война

Но первое реальное геологическое исследование зоны было сделано американцами и русскими в 1974 году под эгидой ООН, тогда же и было определено, что все существовавшие к тому времени районы добычи  представляли собой лишь один процент от потенциальных запасов.  У колумбийского правительства не было денег для  финансирования добычи изумрудов на постоянной основе. В 1977 году вышло распоряжение отдать государственные шахты в концессию частным компаниям.

Вот тогда-то и  началась в истории Мусу эпоха большого террора. Еще бы, ведь только в 80-е годы официальная цифра  прибыли от торговли изумрудами составила 456 миллионов долларов. А на незаконной торговле было заработано  более 1 миллиарда 500 миллионов  

В 80-е годы запад департамента Бойяка, где  расположен «изумрудный пояс» и  сама деревня Мусу, был разделен на 2 зоны, контролируемые 13 семейными кланами, каждый из которых сформировал свои собственные войска. 

Результатом так называемой «зеленой войны» был передел сфер влияния, уменьшение контролирующих шахты кланов до четырех, пока  наконец, в 1990 году при посредничестве церкви и по инициативе самих «эсмеральдерос», уставших от войны, было подписано перемирие между враждующими сторонами.  

У жителей региона, с которыми общалась Евгения Слюдикова, память об этих кровавых годах, когда количество погибших ежедневно исчислялось десятками, глубоко врезалась в сознание, въелась, как въедается в кожу шахтера черная маслянистая земля с приисков. Эта память останется в словах гимна муниципалитета (как и любое уважающее себя учреждение в Колумбии, от школы до фабрики, Мусу имеет свой гимн, герб и флаг) и в очень энергичных уверениях  о том, что у них тут «рай на земле» и полный порядок.
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.60954 [ 134, 0 ] [9.4410]