РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:14520
Подписчиков:13274
Организаций:7505
Изделий:1931
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 13.12.2018
Доллар (USD): 66,4225 руб.Евро (EUR): 75,2168 руб. Золото: 2658,2 руб. Серебро: 31,26 руб. Платина: 1680,66 руб. Палладий: 2680,09 руб.
ПЮДМ - Первый ювелирный
Альфа металл
ГлавнаяПубликацииСтатьиРынкиvnovomsvete.com

Kак сейчас обстоят дела со сдачей золотого лома и ювелирных изделий в магазинах и скупках Бруклина и Манхэттена

Так сложилось, что Геннадий В. никогда в своей жизни не интересовался золотом, ювелирными украшениями и антиквариатом. Эта сфера не представляла для него никакой практической пользы.

Всю жизнь отработав в технической области, с гораздо большим интересом он поглядывал на старые компьютеры и антикварные телефоны, на винтажную технику – но ни в коем случае не на золото, бриллианты, бижутерию и прочие «блестяшки». Обручальное кольцо супруге он купил в первой попавшейся ювелирной лавке, подойдя к этому процессу максимально практично: в продаже были кольца из белого, розового и желтого золота, желтое было раза в полтора дешевле розового и в итоге Геннадий купил его.

Наследство

Внезапная смерть матери Геннадия помимо естественных чувств горя и потерянности, которые испытывают в такой ситуации все люди, столкнула Гену с неожиданным для него выбором. Оказывается, усопшая любила ювелирку, хотя и не вполне разбиралась в ней. В квартире покойной, с которой Геннадий общался не то чтобы очень часто – она умерла довольно молодой, в помощи перед смертью не нуждалась, отношения их были теплыми, но дальность проживания и занятость Геннадия влияла на частоту их встреч, – Гена обнаружил залежи украшений, в которых он решительно ничего не понимал. Ни ему, ни его супруге украшения не были нужны. С ними нужно было что-то делать: куда-то сдавать, оценивать, в общем – как-то утилизировать.

Для начала друзья Геннадия порекомендовали каждый по «абсолютно надежному мужику, который все точно оценит и скупит то, что чего-то стоит». «Абсолютно надежных мужиков» было так много, что Гена растерялся. Ему не хотелось перебирать «экспертов», знакомясь со всеми по очереди. «Мужики» сидели каждый в своей лавке, часть лавок находилась на Лонг-Айленде, часть в Квинсе, часть в Манхэттене, а полный комплект украшений покойной по объему составлял примерно стандартный чемоданчик для ручной клади, который принято перевозить в салоне самолета, и ехать на общественном транспорте по всему Нью-Йорку с чемоданом золота и камней Геннадию не представлялось безопасным, а собственной машины у него не было. Ездить на такси к каждому ювелиру обошлось бы, возможно, дороже самого того золота – его точной стоимости и качества Геннадий по-прежнему не знал. Поэтому, когда на углу собственного дома в Мидвуде он случайно увидел ювелирную лавочку, на которой крупными буквами было написано «Скупка золота, серебра и ювелирных изделий», он решил: «Поступлю дешево и сердито. А главное - быстро».

Частная лавочка

Лавочкой владела приятная семейная пара, согласившаяся посмотреть «товар». Оценка, взвешивание, обработка серебра и золота химреактивами для проверки степени благородства металла – все это происходило в присутствии Геннадия. Владельцы магазина объясняли ему каждый свой шаг. Они позволили ему сфотографировать весы с товаром и отображенной на дисплее массой украшений. После серии проверок, занявшей полтора-два часа, они разделили содержимое чемоданчика на три части: золото (низкопробное и высокопробное в одной кучке), серебро и бижутерию. Бижутерия заняла большую часть площади: камни были большими, цепи из неблагородного металла – толстыми, и, не особенно разбираясь в качестве товара, всю бижутерию хозяева магазина предложили взять скопом (или оптом?) за $150 с оговоркой, что вообще-то они этим не занимаются, но поскольку покупатель принес «сто-олько!», то готовы взять изделия для того, чтобы попытаться перепродать новые и сделать из подержанных другие модели.

Что касается золота и серебра, то абсолютно все принесенные Геннадием изделия приняли и оценили исключительно как лом. Хотя там были как цельные, правда, уже ношеные золотые и серебряные кольца с разнообразными камнями, так и порванные золотые цепочки и браслеты. Проверка на каратность меченых пробами изделий шла быстро: на некоторых кольцах стояли известные ювелирам пробы и метки «10к» (золото 10 карат), «14к» и т.д. Изделия, меченые сомнительными пробами, проверялись при помощи химреактивов. Результатом такой проверки стало то, что ювелиры не приняли (сразу же вернув хозяину) серебряные медали из СССР, набор серебряных ложек и вилок (с пробами!) и ряд колец, на которых стояла 929 проба (серебро). Последнее ювелиры объяснили тем, что проверку химреактивами кольца не выдержали, оказавшись посеребренным медицинским сплавом китайского производства. «Китайцы часто выдают за золото и серебро изделия из обычного металла, покрытые тонким слоем серебряной или золотой пыли», - сказали они. На вопрос Геннадия, по какой цене они принимают у него лом, ювелиры ответили: серебро они готовы оценить в 20 центов за грамм, а золото – в $13 за грамм. В планы Геннадия, повторяю, не входило забирать все домой и идти перепроверять в другую лавку, тем более, что выручка от лома оказалась вполне ощутимой: полторы тысячи долларов за все – и золото, и серебро, и бижутерию. Эту наличку Геннадий получил из рук в руки, пересчитал (его не обсчитали), положил в кошелек, прихватил отвергнутые медали и ложки и спокойно направился домой.

Запоздалые мысли

Все умные мысли, как известно, приходят постфактум. Уже дома, опустошив пакет с ложками и медалями, Геннадий подумал: «У меня не спросили ни одного ID. Мне не выдали ни инвойс, ни ресит. Я не подписал ни одной бумаги… То есть, все было сделано на абсолютном доверии – или же, возможно, безразличии… Окей, а если бы эти кольца я украл или снял в подворотне с одинокой старухи?».

Второй мыслью Геннадия стало банально погуглить цены на драгметаллы. Оказалось, что на бирже на тот момент десятикаратное золото стоило порядка $37 за грамм. Бруклинская лавочка никак не согласовывала свои цены с данными Лондонской биржи и текущими американскими ценами на золото. Звонок другу дал Геннадию рекомендацию съездить в Манхэттен и поспрашивать в тамошних ювелирных скупках цены со смартфоном в руках – чтобы тут же сравнить их с ситуацией на рынке. Делать этого Геннадий не стал – он избавился от той части наследства, которая была ему совершенно не нужна, и к данному вопросу возвращаться не хотел. Однако историю о том, что в Бруклине ты можешь пойти и сдать, грубо говоря, мешок золота и при этом у тебя не спросят ни picture ID, ни каких-либо документов о происхождении товара, и в ответ также не дадут ни инвойса, ни чего бы то ни было, подтверждающего тот факт, что ты все законно сдал и законно принял, он рассказал корреспонденту этой газеты. Как, впрочем, и еще один забавный момент: один из «стольников», выданных в той лавочке Геннадию, не принял ни один АТМ. Все банки и денежные автоматы сомневались в том, что «стольник» не фальшивый. В конце концов «стольник» приняли и разменяли в гросери, не особенно его изучая.

Личный опыт

Любопытства ради я прошлась по ювелирным скупкам Бруклина и поговорила с сотрудницей одного из ювелирных магазинов Манхэттена. Гуляя по Бруклину, я положила в карман давно жаждущий утилизации золотой и серебряный лом, и нашла пару десятков лавочек, занимающихся скупкой драгметаллов. Расценки в них приравнивались к тем самым 20 центам за грамм серебра и $13 (иногда 14) за грамм золота. Мне удалось нажить на ломе $200, после чего у меня снова не спросили ни имени, ни ID и снова не выдали инвойс либо иной документ, подтверждающий, что я продала и у меня купили. Такая ситуация оказалась вполне стандартной для Бруклина. Несколько другая картина была на Брайтон-Бич: в одном крупном ювелирном магазине, занимающемся скупкой, мне сказали, что принеси я что-либо, ID у меня обязательно потребовали бы (правда, проверить сие никак уже было нельзя).

Манхэттен – это другая страна

Что же говорит сотрудник одного из манхэттенских ювелирных магазинов на правах анонимности (назовем ее Анной)? «Ну, во-первых, – говорит Анна, – до 11 утра я веду расчет по одним (для простоты назовем их «вчерашними») ценам, а после 11 – уже по сегодняшним, потому что после 11 в сети публикуется новая цена, новые котировки, а данные о ценах на золото Лондонской биржи и Stock Exchange для нашего магазина что-то вроде Библии, мы обязаны скупать золото, платину и серебро именно по самым свежим официальным расценкам. Однако я могу объяснить вам, почему в Бруклине, Бронксе или Квинсе так делают далеко не все. Работать по правилам гораздо сложнее на периферии. Нужно не просто постоянно знать обо всех изменениях на рынке золота, нужно еще и продавать купленное у населения золото в центре Нью-Йорка, на 47-й улице. Ведь далеко не все ювелиры Бруклина переплавляют все купленные драгметаллы в новые изделия у себя в конторах: часть все равно следует продать по рыночным ценам в приспособленных для этого местах. Это значит: закрыть магазин, чтобы приехать в Манхэттен, провести там какое-то время… И делать это приходится часто. Это значит на время прекратить работу и прием товара у населения. Это невыгодно технически и сложно физически. Гораздо проще покупать в Бруклине по ценам ниже рыночных и перепродавать потом в Манхэттене по рыночным. Эти люди – бизнесмены, и логично, что им хотелось бы иметь прибыль. В центре Нью-Йорка расположено, по моим данным, около 30 000 ювелирных магазинов, куда можно сдать лом или даже готовые почищенные изделия – на периферии их просто не примут».

Что касается проверки личности физических лиц – продавцов драгметаллов и выписки инвойсов, то, по утверждению Анны, в Манхэттене с этим строго. Закон о скупке краденого никто пока не отменял.

«Мы, вот конкретно наш магазин, работаем только с проверенными клиентами. Если вдруг (что бывает редко) к нам попадает случайный человек, то мы обязательно проверяем его ID и записываем его данные, и при этом обязательно выписываем инвойс и храним копии. Мы должны иметь все возможные доказательства того, что предмет, сданный нам, не украден и человек, который его принес нам – не бандит».

Если же говорить о состоянии бизнеса торговли драгметаллами и ювелиркой в целом, то, по мнению Анны, продажи очень сильно снизились за последние несколько лет. «Есть масса объективных причин того, почему этот бизнес постепенно умирает. Осталось ему примерно от трех до пяти лет, по общим прогнозам. Почему? Да потому, что интернет-торговля развита теперь настолько, что покупать в магазинах стало гораздо меньше людей. Сейчас есть eBay, amazon, куча опций делать покупки не выходя из дома».

Маленькие хитрости

Кстати, деталь, которую было бы небезынтересно знать тому, кто решил избавиться от золотых и серебряных украшений, которые достались от родственников, не подходят по размеру или просто не нравятся, но при этом в хорошем состоянии. Такое изделие в любой скупке (хоть в Бруклине, хоть в Манхэттене) у вас примут только как лом. Но отношение к принятому лому и отношение к принятому качественному, готовому изделию у хозяина ювелирной лавки после сделки может быть очень разным. Если лом перельют или сдадут в Манхэттен, то готовое изделие, возможно, почистят, придадут ему утерянный товарный вид и… спокойно продадут на eBay, например (то есть сделают то, что совершенно спокойно могли бы сделать вы, если у вас есть Интернет дома). Или – зачем далеко ходить – у себя же в магазине. Камни, которые вы сдадите вместе с кольцами, никакой оценке подлежать не будут, если это не бриллиант: лом, он ведь и в Африке лом...

А разница между ценой лома и ценой готового б/у изделия может быть и пятикратной.

Если же рассуждать о том, повезло или не повезло нашему герою Геннадию со случайно выбранными ювелирами, то ему, скорее, повезло: ему безропотно позволили зафиксировать весь процесс оценки, сделать фото весов, ему огласили скупочные цены в конкретном магазине – а посмотреть в смартфон и узнать текущие котировки ему никто не мешал. Для подобных целей появилась масса мобильных приложений: Gold Price Calculator Live, Precious Metal Calculator Pro, Gold Price Live, iExchange, JMBullion и десятки других, а сайт goldprice.org показывает цены на драгметаллы в режиме реального времени и работает как на английском, так и на русском (и массы демонстрирует как в унциях, так и в граммах, по желанию пользователя).

Так почем же все-таки золотишко?

Итак, по данным на понедельник, 26 марта 2018 года, цена на грамм золота составляет $43,49, за унцию – уже $1352,71 (одна унция равна 28,3495 г.). Серебро стоит $15,69 за унцию и $536,51 за килограмм (цены на серебро в граммах интернет-ресурсы почему-то не указывают). Платина нынче стоит $954,70 за унцию и $30,69 за грамм. Рост цен на золото за последний год составил $93,90, серебро же за последний год упало в цене на $1,55.

В чем еще повезло Геннадию?

…и как среди скупщиков драгметаллов опознать людей порядочных. Дело в том, что среди всего драгоценного скарба, принесенного Геной в скупку, попалась парочка изделий довольно известных торговых марок (ранга Tiffany, Cartier, Pandora). Так вот, продавец вежливо предложил Геннадию забрать их и попытаться продать тому, кто заинтересован в приобретении этих изделий именно как украшений знаменитых марок. Потому что тогда он продаст один браслет за $300 – если повезет с покупателем, а здесь, в лавке, его купят по цене лома, за три копейки. Таковы правила.

И, между прочим, сказать подобное готов далеко не каждый американский ювелир.

Кстати, финал сего текста придется сделать разочаровывающим для тех, у кого много бесхозного жемчуга. Он катастрофически упал в цене и в большинстве скупок у вас примут его как бижутерию. По словам сотрудника одной из Бруклинских скупок, многие частные продавцы рассчитывают продать «бабушкин» жемчуг за большие деньги и бывают шокированы, когда им говорят о том, что сейчас, увы, этот камень теряет как в популярности, так и в цене.

facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Календарь
« 2018 »
( )
Март ( 14 )
Май ( 4 )
Июнь ( 9 )
Июль ( 3 )
Декабрь ( 0 )
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
0.88088 [ 119, 0 ] [16.6180]