РЕГИОН-ЗОЛОТО
Пользователей:13667
Подписчиков:12704
Организаций:7557
Изделий:1858
Экспо-Ювелир
ЦБ РФ / 11.12.2016
Доллар (USD): 63,3028 руб.Евро (EUR): 67,2086 руб. Золото: 2378,98 руб. Серебро: 34,86 руб. Платина: 1907,01 руб. Палладий: 1512,18 руб.
Legor
Рекламное место сдается
Золотая Сова
Золотой сезон
Ювелир Дизайн
Италмакс
aurten.ru
Coglar
Альфа-Металл
Аурис драгоценные металлы
Нефрит
Фабберс
ГлавнаяПубликацииСтатьиМеталлыgoldenfront.ru
Регуляторы оказались неспособны справиться с ценовыми махинациями на товарно-сырьевых рынках или любом другом рынке. Почему эти игры продолжаются? Если кратко, то потому что они могут продолжаться, и потому что они могут быть очень выгодны в краткосрочной перспективе.
Если вы набирали в Гугле «золото» или «серебро», вам, вероятно, попадались сайты, сходящие с ума от возможных манипуляций с ценами на металлы. Проблема интернета – в том, что он слишком молод, чтобы запечатлеть богатую историю финансовых рынков. Манипуляции с ценами на металлы и многие другие товары – это старинная традиция. Вот один пример по материалам книги 1989 года «Путь алхимика: мой переход из медицины в бизнес» (An Alchemists Road: My transition from medicine to business) доктора Генри Джареки (Henry Jarecki), который ныне является председателем совета директоров Gresham Investment Management LLC. Этих материалов нет в интернете.

Серебряные арбитражёры

В 1960-х годах торговец монетами Алан Розенберг (Alan Rosenberg) продавал долларовые банкноты, бывшие одновременно серебряными сертификатами, компании под названием Metals Quality. В то время Федеральный резерв обменивал долларовые серебряные сертификаты на определенное количество серебра. К тому моменту, когда Фед, наконец, прекратил конверсию, обмененное серебро стоило больше доллара. Разница стала достаточно большой, чтобы стало выгодно скупать сертификаты чуть дороже доллара, обращать их в серебро и продавать металл с прибылью. Это один из редких случаев настоящего арбитража.

Не всем хотелось озадачиваться обменом, так что люди вроде Розенберга собирали сертификаты и продавали их по цене больше доллара за каждый, но меньше стоимости серебра, заявленного в сертификате. Розенбергу было выгодно, чтобы кто-то другой занимался выжиманием прибыли до копейки.

Тут-то и появилась компания Metals Quality. Она покупала сертификаты у дилеров монет и обменных пунктов и производила обмен на серебро, продавая металл с прибылью. Metals Quality платила Розенбергу за его серебряные сертификаты по первой цене Comex за день (за минусом некой суммы за хлопоты по обмену и какой-то прибыли). При этом не имело значения, базировалась ли первая цена дня на одном контракте или сотне. Каждый контракт заключается на 10000 унций серебра.

Серебряные лисы

Розенберг нашел способ получить кое-какую дополнительную прибыль, продавая свои сертификаты. Он приказал брокеру каждое утро отправляться на торговую площадку и повышать цену первого серебряного контракта.

Розенберг переплатил и потерял деньги на 10 тыс унций серебра, продав контракт в конце дня. К тому времени цена вновь упала до реальной рыночной, не подверженной махинациям. Но в результате своей ценовой манипуляции Розенберг продал Metals Quality, скажем, 100 тыс унций с надбавкой в 3-4 цента на унцию. Его прибыль от махинаций на 100 тыс с лихвой перекрыла убытки и хлопоты с теми 10 тыс унций, за которые он якобы переплатил.

Стремясь еще больше повысить маржинальную прибыль, Розенберг позвонил Генри Джареки, который в то время был владельцем Federal Coin & Currency. Как и Розенберг, Джареки накапливал крупные партии серебряных сертификатов и продавал Metals Quality. Розенберг надеялся, что Джареки поможет ему влиять на первую цену Comex и первую серебряную сделку на Comex в ближайший месяц поставки. Розенберг рассчитывал, что Джареки поможет ему взвинтить цену, которую заплатит Metals Quality, а расходы на покупку 10000 унций, которые придется продать позднее по заниженной цене, они могли бы поделить между собой. Конечно, этот убыток был бы покрыт прибылями, которые они получат, заставив Metals Quality платить выше рынка, и ущерб Розенберга составил бы всего половину от предыдущей суммы. Его чистая прибыль выросла бы на сумму, на которую он сократил бы первоначальный убыток.

Единственным слабым местом в идее Розенберга с разделом убытка было то, что он не знал, что когда он говорил с Генри Джареки, он разговаривал одновременно с Federal Coin & Currency и с Metals Quality.

Война за цену серебра

Розенберг дорого обходился Джареки, потому что Джареки продавал свое серебро по обычно низкой лондонской фиксированной цене накануне вечером и скупал сертификаты у монетных дилеров вроде Розенберга по завышенной с помощью махинаций первой дневной цене на Comex.

Ничего не объяснив Розенбергу, Джареки отправил брокера на торговые площадки, чтобы тот следил за брокером Розенберга и делал все наоборот. Брокер Джареки продал свой первый контракт по очень низкой цене, при этом купив серебряные сертификаты дилеров дешевле, чем продавая серебро по лондонской фиксированной цене вечером предыдущего дня.

После временной ценовой войны два брокера заключили сделку. В первый день брокер Розенберга покупает серебро по завышенной цене, а на следующий день брокер Джареки продает серебро очень дешево. По истечении недели или вроде того они решили, что это контрпродуктивно, и отказались от этой стратегии.

Джареки повезло, потому что дорогостоящие серебряные манипуляции привлекли его внимание благодаря случайному намеку самого махинатора. Когда люди дрались на торговой площадке, они разбирались по-своему. К тому времени, когда регуляторы ловили ценового махинатора (если ловили вообще), было слишком поздно защищать потерпевшую сторону.

Более того, не так-то просто доказать, что кто-то манипулирует ценами, принимая на себя мелкий ущерб ради гораздо большей прибыли. Многие чувствуют, что это все просто ловко состряпано.

Отсутствие регулирования

Аномальные ценовые маневры – это тревожный сигнал, и, похоже, регуляторы даже на них не смотрят. Если регуляторы когда-либо решали запустить настоящее расследование, его стоило бы начать с тех, кто больше всего зарабатывает на краткосрочных сделках, или тех, кто избежал большинства краткосрочных убытков от ценовых маневров.

Идея о том, что Комиссия по срочной биржевой торговле (CFTC) способна контролировать кредитные деривативы, когда она даже не может управлять товарами, находится в числе самых абсурдных последствий нашего финансово-кризисного «регулирования». Ситуация с MF Global и ценовой маневр в драгметаллах, особенно в сфере дат истечения сроков действия опционов, демонстрирует, насколько далеки наши регуляторы от народа и как ошибаются их начальники в Вашингтоне.
facebook twitter vkontakte g+ ok instagram

Контекстная реклама
Календарь
www.megastock.ru
Разработка портала: Adlogic Systems
Платформа: Xevian
0.59497 [ 137, 0 ] [8.2171]